"Три мои книги – это защита от убийства"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Три мои книги – это защита от убийства"

Интервью автора книг о Борисе Березовском Никиты Чекулина

© Независимый региональный еженедельник «СП» № 7-8, 14-origindate::21.02.2007, город Бельц, Республика Молдовы

Вячеслав Долгов

Converted 23475.jpg

Александр и Марина Литвиненко, Андрей Васильев. 23 января 2003 года
***

Converted 23476.jpg

Ахмед Закаев, Борис Березовский, Никита Чекулин. 13 октября 2002 года
***

Converted 23477.jpg

Никита-сын Чекулин, Марина, Александр и Анатолий Литвиненко, Никита-отец Чекулин. Январь 2003 года
***

Converted 23478.jpg

Александр Литвиненко и Никита Чекулин. Декабрь 2002 года
***

Converted 23479.jpg

Книга Никиты Чекулина «Кровавый олигарх и российское правосудие» 
ISBN 978-9975-9510-6-7
***

Слово Предоставляется: Никита Чекулин

С автором книги «Кровавый олигарх и российское правосудие» Никитой Чекулиным мы встретились в один из тех нескольких дней, которые он тайно провёл в нашем городе. Недавно наш собеседник поправлял своё здоровье в санатории Кагуле на юге Молдовы, где и начал работу над книгой. На днях она появилась в свободной продаже.

Ранее мой собеседник входил в окружение Бориса Березовского, а затем стал автором трёх разоблачительных книг о российском олигархе, в которых обвиняет Березовского в причастности к самым громким политическим убийствам последнего времени. Из-за этого вынужден скрываться. Охрану Чекулина сейчас осуществляет ФСБ России.

В нашем разговоре речь шла о причинах убийства Пола Хлебникова и Анны Политковской, а также о том, почему Борис Березовский остаётся недосягаемым для правосудия. Почему до сих пор нет официальной версии убийства Александра Литвиненко?

Соизвольте Представиться 
Никита Чекулин родился в Москве 12 октября 1956 г. Окончил Московский автомеханический институт и Всесоюзную академию внешней торговли. Свободно владеет английским языком. В 2002 году переводил Александра Литвиненко представителю МИ-5 в Лондоне. Автор книг документального экстрима «Тайна Олигарха» и «Тайна Олигарха или Британское правосудие». В настоящее время находится под государственной защитой, осуществляемой российской ФСБ (программа защиты свидетелей).


В мае 2000-го Никита Чекулин был назначен и. о. директора НИИ «Росконверсвзрывцентр». Этот институт занимался проблемами утилизации боеприпасов. Их получали из воинских частей и направляли в промышленность. Когда Н. Чекулин приступил к делам, вскрылись дикие вещи. Оказалось, что никакого контроля над оборотом взрывчатки нет. За год около 11 тысяч тонн её исчезало в неизвестном направлении. Вместо того чтобы разбираться с обнаруженными фактами, МВД начало травлю Чекулина.

Спасаясь от «оборотней в погонах», он выехал в Великобританию.

Два года, с марта 2002-го по апрель 2004-го, он входил в ближайшее окружение Березовского, который всячески опекал «опального». Так Никита Чекулин стал свидетелем многих операций, афер и провокаций олигарха, в том числе обвинения Путина и ФСБ во взрывах жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске в 1999 году. А когда он понял, что его, использовав, просто уберут, купил диктофон, на который около года записывал все свои разговоры с Березовским и его ближайшим окружением. Эти факты легли в основу трёх его книг, но большую их часть Чекулин пока не раскрывает.

«Из соображений личной без опасности был вынужден отказаться от идеи проведения пресс-конференции, как это было на презентации моей второй книги «Тайна Олигарха, или Британское правосудие» в редакции российского издания «Известия», — рассказал автор. — Но в моей ситуации молчание смерти подобно». Книги Никиты Чекулина появляются, как признался он, чтобы «предотвратить тот сценарий развития событий, который вполне вероятен, если не придать гласности известные мне факты». А недвусмысленные угрозы в адрес Чекулина, взятого теперь под охрану ФСБ, продолжают поступать от подельников Березовского до сих пор.

***

Наш разговор с автором — о причастности Бориса Березовского к самым громким политическим убийствам последнего времени и о причинах недосягаемости олигарха для правосудия.

— В Вашей книге линии ответственности за убийства журналистов Пола Хлебникова и Анны Политковской сводятся к Березовскому. Поясните почему?

— В 2004 году я работал над книгой «Тайна Олигарха», в которой рассказывается о том, как мошенническим путём, используя несовершенство системы правосудия Великобритании, Березовскому удалось стать политическим беженцем. Краткая информация о сути совершённого обмана была передана 2 июля 2004 года Полу Хлебникову. К тому времени по известным причинам обострился конфликт между ним и Березовским. Поэтому заниматься предложенной темой Пол не захотел, но сказал, что сведёт с западным журналистом, который и раскроет тему в печати.

Для передачи основного содержания моей книги договорились встретиться через неделю, 9 июля 2004 года. В этот день Хлебников был застрелен. Это было выгодно Березовскому, который не мог тогда допустить распространения полученной журналистом информации.

— Почему убийство российской журналистки Анны Политковской Вы назвали ритуальной жертвой?

— Если глубоко не копать, кому могло быть выгодно убийство оппозиционной журналистки, критиковавшей центральную власть и чеченскую, если не президенту? Именно на такую логику размышлений и рассчитывал Березовский, «заказавший» Анну Политковскую. Она была застрелена 7 октября — в день рождения Путина. Знаково. Ритуально. Отмечу, что на свой юбилей, 23 января 2006 года, он получил в «подарок» разоблачающее интервью Александра Хинштейна со мной в газете «Московский комсомолец». Очевидно, что жертва Анны Политковской стала ответом Бориса Березовского Владимиру Путину. Кроме того, ему было выгодно получить дело «русского Гонгадзе» против Путина.

Цель Березовского сегодня — избежать экстрадиции и по запросу Генеральной прокуратуры России (Генпрокуратура России в отношении Березовского возбудила в феврале 2006 года ещё одно [page_18298.htm новое уголовное дело]— за попытку насильственного захвата власти в России. — «СП»).

Поэтому мы становимся свидетелями подтасовывания фактов и фабрикации публикаций, разыгрывания широкомасштабного международного спектакля. Одного резонансного убийства известной журналистки было недостаточно для того, чтобы предотвратить разбирательства по факту получения статуса политического беженца обманным путём, а значит, избежать экстрадиции, поэтому он пошёл дальше — «заказал» Литвиненко.

— Способность Березовского так долго уходить от российского правосудия Вы объясняете коррумпированностью некоторых сотрудников Генпрокуратуры. Так, в частности, Вы утверждаете в книге, что полученная у Вас и у других свидетелей информация тайно передавалась Березовскому. Но, судя по содержанию рассказа, «чистоплотностью» не отличаются и английские служители Фемиды. Причина в деньгах?

— Не только, но деньги, без сомнения, ключевой мотив. Британия не чуралась и пиратского золота, хотя оно пахло кровью. Этот же принцип сегодня использует британский истеблишмент. Они принимают толстосумов со всего мира, которые хранят деньги в их банках. Политика «мы принимаем всех, у кого есть деньги» делает неразрешимой в принципе проблему терроризма в Англии.

В Великобритании получают убежище те, кого разыскивают в связи с совершёнными экономическими преступлениями. Политическими беженцами они вдруг становятся уже на Туманном Альбионе.

Почему Британия ведёт такую политику? Об этом следует спросить у британского премьер-министра, который, к слову, сам сейчас обвиняется в коррупции — за торговлю титулами. Причём вовлечён в эту политику оказался и парламент Британии, который лицемерно рас- сматривал вопросы, связанные с Борисом Березовским.

— По-вашему, Березовский не скоро будет экстрадирован?

— В процессе работы над второй книгой я исходил из того, что англичане, безусловно, поймут, что была совершена серьёзная ошибка, на которую указывал Пол Хлебников. Теперь я понимаю, что это наивно.

Судья Тимоти Уоркман находился в преступной связи с Березовским, очевидно, получал деньги, в том числе от людей «ЮКОСа». Все эти факты я и изложил в настоящей книге на примере рассмотрения в суде на Боу-стрит дела бывшего вице-президента компании «ЮКОС» Александра Темерко в 2005 году.

Вы можете сделать выводы сами на примере слушания дела Ахмеда Закаева в 2003 году. Российской стороной были представлены свидетели в английский суд, которые вдруг изменили на 180 градусов те показания, которые давали на предварительном следствии. Судье вроде ничего и не оставалось, как отказать в запросе на экстрадицию Закаева.

А в случае с Березовским этот судья даже не стал рассматривать по существу запрос Генеральной прокуратуры. Сначала адвокаты Березовского обжаловали требование российской стороны об экстрадиции, судья апелляцию адвокатов удовлетворил. На этом основании министр внутренних дел предоставил тому статус беженца. И теперь, поскольку Березовского признали политическим беженцем, всё тот же Тимоти Уоркман принял решение об отказе в его экстрадиции.

При рассмотрении 1 июня 2006 года повторного запроса этот судья вернулся к решению, которое ранее сам и принял. Он снова не стал рассматривать запрос Генпрокуратуры России по существу. Для того чтобы ожидаемое правосудие свершилось, нужно лишить Березовского статуса политического беженца. И у английской стороны есть все юридические на то основания.

***

— Вы были знакомы с Александром Литвиненко и даже переводили его представителям английской контрразведки. Насколько Вам кажется объективной информация, которую связывают с отравлением Александра Литвиненко?..

— Для меня — инженера-механика и офицера запаса — сведения, распространяемые некоторыми российскими и иностранными СМИ в связи с обстоятельствами смерти Александра Литвиненко, вызывают чувства, подобные тем что, вероятно, испытывали просвещённые люди во времена средневековой инквизиции.

Об абсурдности некоторых приводимых фактов, связанных с его смертью, может сделать вывод любой наблюдательный читатель. Для этого достаточно проанализировать, например, высказывания вдовы, Марины Литвиненко. Обратим внимание на следующее. По словам вдовы, был проведён тест на «внешнюю радиацию», который 16 ноября 2006 года ничего не показал!

Возникает вопрос: почему накануне гибели у Литвиненко, умирающего с признаками лучевой болезни, не было обнаружено радиоактивного заражения? А уже через неделю окажется, по распространяемой в СМИ версии, что он умер якобы в результате отравления радиоактивным полонием. Также, по словам, Марины Литвиненко, 24 ноября 2006 года ей позвонили в час ночи следователи Скотланд-Ярда. Они сообщили, что её муж, по результатам анализов мочи, полученным за несколько часов до смерти, оказывается, был отравлен радиоактивным полонием. «Я понимала, что была в очень близком контакте с Сашей, и на следующий день взяли анализы у всех — у меня, у Толи, у Сашиного папы (Вальтер Литвиненко). Четыре дня я ждала результата анализа, потом выяснилось, что у меня определённая минимальная доза присутствует, но она не окажет на моё здоровье в ближайшие сроки существенного воздействия и, может, в будущем на один процент увеличит риск раковых заболеваний».

Абсурдность этой распространённой Мариной, и не только ею, версии отравления Александра Литвиненко полонием заключается, прежде всего, в том, что наличие или отсутствие радиоактивного излучения якобы определялось в современных лондонских медучреждениях посредством анализов мочи и крови.

Дело в том, что радиоактивный контроль осуществляется в крупных и малых городах на постоянной основе с использованием дозиметрических приборов. Это тестирование происходит практически мгновенно. Кроме того, впоследствии были многочисленные сообщения о радиоактивном заражении «боингов», стадиона, баров и других мест, где был Литвиненко и его «отравители». Если следовать предложенной логике, то получается, что там тоже брались анализы мочи? Поэтому рассказ об ожидании вдовой результатов анализов в течение 4дней для определения дозы радиоактивного заражения мне кажется абсолютно неправдоподобным.

— …а широко представленная в СМИ версия о причастности Путина к убийству?

— Я попытался в своей новой книге «Кровавый олигарх и российское правосудие» разъяснить, что не было у Владимира Путина мотивов для убийства. Литвиненко не имел знаний особой государственной важности. В моей книге рассказывается, что на самом деле Литвиненко передавал английской контрразведке. Я был его переводчиком при контактах с МИ-5 и поэтому, как никто другой, владею информацией.

— В настоящее время ожидают официальных заявлений из Скотланд-Ярда в связи с причастностью к убийству Лугового и Ковтуна. Какую роль они выполняли во всей этой истории?

—  Следователи Скотланд-Ярда должны были проверить версию об отравлении Александра Литвиненко, никак не связанную с «отравителями» Андреем Луговым, Дмитрием Ковтуном, Вячеславом Соколенко. Эти лица, со всей очевидностью, выполняли так называемую операцию прикрытия.

Они были привлечены к участию в спецоперации по отравлению Литвиненко, инициированной Березовским, чтобы отвлечь внимание от истинных обстоятельств смерти Литвиненко. Они, по всей видимости, исполняли и до сих пор исполняют роль агентов ФСБ, якобы направленных для осуществления несудебной расправы.

Следует отметить, что 6 февраля 2007 года, прервав молчание, Борис Березовский, заметим, член-корреспондент Российской академии наук, сделал действительно сенсационное заявление, по крайней мере, с научной точки зрения. Утверждая, что перед смертью Литвиненко признался ему, что его отравил Луговой, Березовский сообщил невероятное.

Так, он рассказал, что стул, на котором сидел Луговой 31 октября 2006 года в офисе олигарха (по моим сведениям, сам Луговой отрицает своё присутствие в офисе Березовского в этот день), производил радиоактивное излучение (на момент его исследования в ноябре2006 года детективами Скотланд-Ярда) в 800 (!!!) раз большее, чем тот стул, на котором днём позже, 1 ноября, сидел Литвиненко. В этот день, по распространённой версии, и был отравлен Александр Литвиненко. Это означает, что исходное радиоактивное заражение стула Лугового могло примерно в 5 тысяч раз превышать уровень первоначального заражения стула Литвиненко.

А это значит, что Андрей Луговой, да и сам Борис Березовский, в офисе которого и стоят эти стулья, должны были получить радиоактивное заражение, намного превышающее то, которое получили пожарные, первыми прибывшие на Чернобыльскую АЭС. Но сегодня нередко по телевидению показывают Лугового, катающегося на горных лыжах, а Литвиненко… покоится на кладбище. Как объяснить, что одни, которые должны были получить огромную дозу облучения, до сих пор живы, а другой, получивший вроде значительно меньшую — Александр Литвиненко, — умер? Думаю, что и у детективов Скотланд-Ярда уже имеются достаточные основания для проведения ареста Бориса Березовского.

— Сообщения об обнаружении новых улик продолжают поступать, но внятных ответов на многочисленные вопросы до сих пор нет… 

— Это действительно так. Следует обратить внимание на заявление Марины Литвиненко в её интервью одной израильской газете: «Они дали нам с ним проститься без перчаток, без халата, без маски, потому что они ещё не знали, от чего он умер. Никто ничего не знал …» (Результаты из лаборатории в больнице ещё не получили.) «Нас оставили с Сашей, я могла его трогать, обнимать, целовать. Может, это и хорошо. Если бы они знали диагноз заранее, может, я и не смогла бы с ним проститься. Я, его отец, Толя, и Ахмед Закаев были последними, кто его видел. После этого его уже никому не показывали».

Заинтересованным следователям Скотланд-Ярда должно было бы узнать, какую дозу и чего получила вдова Литвиненко? Непонятно, какие и когда анализы были сданы вдовой, сыном и отцом погибшего Литвиненко, Ахмедом Закаевым, журналистами Александром Гольдфарбом, Андреем Некрасовым, Дэвидом Леппардом, адвокатом, Борисом Березовским, обслуживавшим медицинским персоналом. И, наконец, проходили ли сами детективы Скотланд-Ярда какое-либо обследование?

Почему у всех названных лиц не оказалось какого-то радиоактивного заражения, если они контактировали с заражённым? Чем была якобы заражена вдова, также не объяснялось. И до сих пор ни Скотланд-Ярд, ни кто-то другой из официальных британских властей не раскрыл никаких причин смерти Литвиненко.

— По-вашему, у Березовского были мотивы убрать главного свидетеля и исполнителя заданий, совершённых в Великобритании и Москве, и скрыть своё преступление. Но вдова ведь должна быть заинтересована в установлении истины. Зачем же Марина Литвиненко и Александр Гольдфарб распространяли заведомо ложную информацию об обстоятельствах и причинах смерти Александра Литвиненко? Зачем представили предсмертное письмо Литвиненко, в котором ответственность за свою гибель он возлагал на Путина и ФСБ?

— Мне кажется, что вдова Литвиненко нисколько не заинтересована в установлении следствием истинных причин смерти своего мужа.

Организованный спектакль с якобы написанием предсмертного письма Литвиненко, по моему мнению, полностью раскрывает мотивы, которыми руководствовалась и сама вдова, и «лучший друг» — Александр Гольдфарб. Этими людьми движут исключительно корыстные цели. А детективы Скотланд-Ярда хотя бы в качестве рабочей версии, в соответствии с духом и буквой закона должны были исследовать возможную причастность вдовы к смерти мужа. Ей было проще, чем кому-либо, дать яд Александру Литвиненко.

Справка-Пояснение

Александр Литвиненко родился в 1962 году в Воронеже.

В 1980 году был призван в армию. За 20 лет прошёл путь от рядового до подполковника. С 1988 года — в органах контрразведки КГБ СССР. С 1991 — в центральном аппарате ФСБ России. Специализация — борьба с терроризмом и организованной преступностью. Участник боевых действий во многих так называемых горячих точках бывшего СССР и России. В 1997 году переведён в секретное подразделение ФСБ — Управление по разработке преступных организаций — на должность заместителя начальника 7-го отдела.

В ноябре 1998 года в Москве выступил на пресс-конференции с критикой руководства ФСБ, сообщив о якобы полученных им противозаконных приказах, в том числе о предложении убрать Березовского. В марте 1999 года арестован и помещён в СИЗО ФСБ Лефортово. В ноябре 1999 года был оправдан, но прямо в зале суда после зачитанного ему оправдательного приговора арестован ФСБ и помещён в СИЗО Бутырской тюрьмы по второму уголовному делу. В 2000 году второе уголовное дело было прекращено прокуратурой за отсутствием состава преступления. В тот же день против него было начато третье уголовное дело, а он сам освобождён под подписку о невыезде. Однако нелегально покинул Россию, в связи с чем против него было возбуждено четвёртое уголовное дело.

Проживал с 2000 года с новой семьёй — женой Мариной и сыном Анатолием — в Великобритании, где в мае 2001 года получил политическое убежище, а в октябре 2006 года — подданство Её Величества.

В Англии Литвиненко получал из фонда, курируемого Березовским, по 4500 фунтов стерлингов в месяц на жизнь, затем сумма была уменьшена до 1500 фунтов.

1 ноября 2006 года Литвиненко встретился в отеле «Millennium» с россиянами Андреем Луговым, Дмитрием Ков- туном и Вячеславом Соколенко, а затем также обедал в суши- баре «Itsu» на Пикадилли с итальянцем Марио Скарамеллой.

Согласно сообщениям английских СМИ, полиция по следам полония (Po-210) идентифицировала место отравления как отель «Millennium». В тот же день Литвиненко почувствовал себя плохо и был госпитализирован.

11 ноября сообщение о предполагаемом отравлении Литвиненко 19 ноября объявлено, что Литвиненко отравлен таллием — этот высокотоксичный яд в первую очередь поражает нервную систему человека, печень и почки.

21 ноября появилась версия об отравлении радиоактивным веществом

23 ноября в 21.21 Литвиненко скончался от острой сердечной недостаточности. За 3 часа до смерти были обнаружены следы полония в его моче. Его тело долго не вскрывали из-за опасений облучения медиков радиацией.

7 декабря Литвиненко похоронен в закрытом гробу, который разрешили вскрыть не ранее чем через 6 лет (из интервью Ахмеда Закаева).