"Ты не титан, ты не борец, / Обычный человек, / Толпе в угоду разинувший хлебало, / По которому тебе и перепало"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Ты не титан, ты не борец, / Обычный человек, / Толпе в угоду разинувший хлебало, / По которому тебе и перепало"

Ответ "падшему на лжесенсации" журналисту "МК" Минкину от фонда "Федерация" Владимира Киселева за статью "Путина обокрали"

Оригинал этого материала
© "МК", origindate::02.08.2013, Федерация продула, Фото: via "Новая газета"

Александр Минкин

Compromat.Ru

Владимир Киселев

Уважаемые читатели! Вас ждет необычайное удовольствие! Мы публикуем текст, который (подыхая со смеху) читали и перечитывали в редакции, но не могли опубликовать.

Этот текст принесла в суд «Федерация» и требовала, чтобы мы его напечатали в качестве то ли опровержения, то ли ответа на заметку «Путина обокрали» («МК», 9 марта 2011). Однако если б газета напечатала их произведение сразу, противник мог бы сказать: «Вот, мы добились своего, опровержение опубликовано, мы победили!» Такого подарка делать было нельзя.

Но в среду вечером, 31 июля, Пресненский суд вынес решение: «Фонду «Федерация» в иске отказать». Не будет им ни ответа, ни опровержения, ни миллиона рублей, которые они хотели с нас слупить.

Теперь ихнее сочинение мы печатаем с удовольствием и по собственной воле. Кому-то покажется, будто мы издеваемся, но нами движет научное любопытство. Ответ «Федерации» мы читали примерно с тем же чувством, с каким учёный-энтомолог разглядывает чудо природы — семиногую блоху, приговаривая: «Этого не может быть!»

Для лучшего понимания напомним, о чем речь. В заметке «Путина обокрали» рассказывалось, как он играл и пел на благотворительном концерте со звездами Голливуда. Концерт якобы устроил фонд «Федерация», а потом якобы собранные деньги якобы пропали. (Эти «якобы» вставлены здесь, чтобы избежать новых судебных преследований.) Из-за публикаций, без всяких «якобы», начался шумный скандал, дошло до Путина, его пресс-секретарь что-то объяснял…

А потом «глава фонда» г-н Киселев В.В. и сам фонд «Федерация» обрушились с исками в суд против Чулпан Хаматовой и «Коммерсанта», против Артемия Троицкого и «Новой газеты», против телеканала «Дождь», против Ганапольского и «Эха Москвы», против Александра Минкина и «МК» и др. Все мы что-то неодобрительное сказали-написали, и за это нас хотели наказать.

«Федерация» хотела наказать «МК» сильнее, чем других. С «Коммерсанта» и «Новой» требовали рубль, а с нас — миллион, отмечая, как мы полагаем, то ли нашу особую вредность, то ли большую влиятельность.

Вот один из приемов (похожих на мошенничество), которые постоянно использовал противник. В моей заметке последняя фраза выглядит так: «Вероятно, ловкачи из «Федерации» уже сменили имена, явки, сделали себе фальшивые документы и пластические операции».

Ловкачи, сочиняя иск, отрезали слово «вероятно». В результате ироническое предположение превратилось в «утверждение, не соответствующее действительности».

Но этот номер не прошел. Адвокат Александр Макаров — стальной капкан из бюро «Резник, Гагарин и партнёры» — не оставил им ни одного шанса.

А теперь — обещанный цирк! Точнее — обещанное семиногое чудо природы. Вот что «Федерация» требовала опубликовать в «МК» (наши комментарии — курсивом в скобках):

«Уважаемый читатель!


Ты внимательно следишь за публикациями в различных СМИ. Ты был свидетелем развязывания гнусной кампании против Благотворительного Фонда «Федерация», начало которой было положено в том числе и статьей «Московского комсомольца» «Путина обокрали». Фактически все написанное о Фонде оказалось измышлениями падшего на лже-сенсации «журналиста».

(В суде я сказал: «Ваша честь, «падший на лжесенсации журналист» — это безграмотность. Противник, вероятно, имел в виду «падкий на сенсации». Ошибка смешная. Все равно что сказать «солдат, с честью падкий на поле боя». — А.М.)

Принимая, что ложь, искажение фактов, замалчивание, допускаемое конечно же лишь единичными СМИ и редко каким журналистом, к сожалению именно в нашем случае были положены в основу публикации о деятельности Фонда «Федерация», выражая полное согласие с текстом неизвестного автора, рассматриваем народное стихотворение приемлемой формой ответа:

Автор «Талант». Печатается с сокращениями.

О Журналист! О правды глас!
Огонь в твоих глазах пока что не угас,
Но рот, исторгший ложные слова,
Теперь защиты ищет у пера.
Своей печенкой Прометея оскорбив,
себя сравнил с титаном ты.
И в чем-то даже выше ты себя поставил.
Ты, как и он, огонь познанья миру дал?
И так же как и он, ты не заслуженно страдал?
Нет, лишь в тот момент, когда об иске
или взысканных рублях ты узнавал.


(В суде, прочитав вслух до этого места, я спросил адвоката «Федерации» Козлова: «Как можно оскорбить Прометея, мифического героя? Как можно оскорбить кого-нибудь печёнкой? Что означает «рот защиты ищет у пера»?» Ничего ответить он не мог.

Тогда я спросил: известен ли ему смысл выражения «народное стихотворение»? Он признался, что нет.

— Ваша честь, — сказал я. — Народное — это такое, которое известно всем. Например, «Выходила на берег Катюша» — человек может не знать автора, но песню он знает. Есть народные сказки, народные частушки. Но как можно называть «народным» опус какого-нибудь графомана или идиота, пишущего под псевдонимом «Талант»? — А.М.)

Себя ты года два уже в судах
«от гнева Зевса» защищаешь.
Выходит по тебе, что ты Гефесту
эти года два мешаешь.
По жизни же выходит, что тебя,
о журналист, не замечают.
И Зевсу, факт прими, не интересен ты.
Ты лишь солгал. По божьим меркам —
себе нагадил ты в штаны.


(Кто тут «Зевс», кто «Гефест»? Путин? Киселев? Адвокат Козлов? И что это за «божьи мерки»? — А.М.)

А как же быть тому, кого ты вором называл?
Жлобом, уродом, подлецом — укравшим деньги.
Как можно им о тех ночах забыть,
Когда с клеймом вора им приходилось жить.
Ты Президенту пишешь сказ,
а сам во лжи погряз.
Что долго так тебе мешает,
назвать по имени того,
Кто деньги собирал и детям не отдал — украл,
О ком в статье ты намекал.
Возмездие на голову вора ты призывал,
иль кару личную ты замышлял,
Когда о чашечке с полонием писал?


Генеральную прокуратуру не так давно поступило заявление то ли от Козлова, то ли от Киселева, то ли от обоих, что Минкин якобы собирается их убить, отравив чаем с полонием. — А.М.)

О журналист, забыть тебе бы надобно сейчас
о всяких там богах.
Не правду ты тогда сказал о том,
что деньги кто-то там украл.
Здесь надо факты привести,
и не интриги грязные плести.
Один остался ты в бою.
Все кто с тобой тогда солгал —
в судах московских побывал и… проиграл.


(Не все проиграли. Выиграл телеканал «Дождь», выиграло какое-то питерское издание, «Эхо Москвы» и «МК». — А.М.)

Ты не титан, ты не борец,
Обычный человек,
Толпе в угоду разинувший хлебало,
По которому тебе и перепало.
Твоею чтоб печенкой насладиться,
Лет триста надо было б с падалью сноситься,
По меньшей мере, шакалом уродиться,
И то не факт, что сможешь к яду подступиться.
Нет журналист, не Прометей — ты — Титий*.


(Кто же автор? Кто этот «Талант»? Иногда казалось, что это сочинил или Киселев, или его адвокат Козлов, или оба вместе. Ведь им это понравилось. А такое нравится только авторам. Этот текст, который нам кажется воплощением безумия (оценочное суждение), сопровождают сноски. — А.М.)

* Прометей — титан, давший людям огонь (аллегор. знание). Прикован к горе, где орел клюет его печень.
Титий — титан, возжелавший обесчестить жену Зевса. Низвергнут в Аид, где орлы терзают его печень.

Благотворительный Фонд
«Федерация»
Козлов
origindate::21.06.2013 г.»


На самом деле Титий жену Зевса не трогал. Наоборот, это она его натравила, чтобы он занялся одной из бесчисленных любовниц Зевса. Может быть, Киселев и Козлов хотели бы выглядеть орлами, но печень журналиста Тития терзали коршуны (об этом — в любой энциклопедии).

Для понимания, с каким орлом мы имеем дело, процитируем фрагменты интервью «главы «Федерации»» Киселева, которое у него взяли две журналистки для журнала «GQ» (номер вышел летом 2011 года):

«Соколова. Ваша структура весьма мутная. Как вы получаете и распределяете деньги?

Киселев. У меня дома есть тумбочка, из которой я беру деньги и раздаю на благотворительность.

Соколова. А в тумбочке они откуда заводятся?

Киселев. Кладет кто-то по ночам. Сам удивляюсь…

Соколова. Своими ответами вы сейчас подтверждаете мнение, сложившееся в прессе, что ваша позиция — это увиливание и ложь.

Собчак. Прочитав это, любой человек скажет, что какой-то мутный штырь, не может ни на один вопрос ответить.

Соколова. Из отзывов о вас возникает образ некоего человека аферистического склада, который познакомился с Владимиром Владимировичем Путиным, когда тот еще был помощником г-на Собчака, а может и раньше. Пользуясь этим знакомством, вы как-то всех разводите, предлагаете вопросы решить и т.д. Есть такая профессия «друг Путина».

Киселев.Я ничего не буду развенчивать и опровергать…

Соколова. Зачем вы радио «Свобода» на (цитирует слово из трёх букв, которое теперь печатать запрещено) послали?

Киселев. Развлекаюсь так…

Соколова. Больше на (цитирует слово из трёх букв) никого не будете посылать?

Киселев (гордо). Сегодня послал «Эхо Москвы»…»

Интервью длинное, кто хочет — может сам найти его в интернете. А в суде мы показали этот номер журнала — глянцевого, респектабельного. И извинившись перед женщинами — судьей и секретарем, — прочитали вслух финальные фразы:

«Киселев. Мне насрать на все, что вы говорите! Я сам рос в детском доме. А вы (произносит слово из пяти букв, которое мы переделали в «фигню») несете!»

Мы цитировали это, чтобы суду стала немного понятнее личность господина, который в исковых заявлениях жалуется на моральные страдания.