"Тяжелая артиллерия" Щербакова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

© "Б-Ф.Ру", 13.04.2005, Фото: autonews.ru "Тяжелая артиллерия" Владимира Щербакова Среди защитников главы калининградской компании "Автотор"  бывший главный таможенник Драганов, полпред в С-ЗФО Клебанов, помощники Президента Приходько и Ястржембский
Андрей Королев
Converted 18634.jpg

Председатель совета директоров холдинга "Автотор"  Владимир Щербаков
Совсем скоро исполнится два года одному из самых громких уголовных дел новейшего времени - делу «ЮКОСа». В средствах массовой информации этой теме были посвящены тысячи публикаций, отражавшие все мнения, все доводы. Спорить о том, справедливо или несправедливо были (или будут) наказаны нефтяные бароны Ходорковский и Лебедев можно очень долго, однако мы хотели бы остановиться на одном из вопросов, проходящем красной линией через все дискуссии: почему внимание прокуратуры привлек именно «ЮКОС», как же остальные? Действительно, ведь подавляющая часть наших олигархов, сколачивая свое состояние, многократно преступала закон. Конечно, кто-то из них поплатился за это, про кого-то в СМИ имеются детальные разоблачающие публикации. Однако есть не известные широкой общественности бизнесмены, которые на протяжении всей своей деловой жизни успешно пользовались (и пользуются) сомнительными методами, позволяющими получить огромную прибыль, не платя, естественно, никаких налогов.

В качестве примера мы бы хотели рассказать о руководителе калининградской компании «Автотор» (той самой, что собирает на коленке «БМВ» и «Хаммеры») Владимире Ивановиче Щербакове. Сомнительное прошлое
В советское время карьера Владимира Ивановича складывалась архиуспешно и к 1990 году он стал первым заместителем премьер-министра СССР Валентина Павлова. Одновременно он возглавил союзное Министерство экономики и прогнозирования, созданное вместо Госплана.

В сентябре 1991 года Владимир Щербаков зарегистрировал фонд «Интерприватизация» (ранее уже зарегистрированный в Австрии и Швейцарии). Основной целью фонда являлось обеспечение комплексной разработки, организации и продвижения инвестиционных и приватизационных проектов в России, странах СНГ и Восточной Европы.

Основным учредителем фонда стала австрийская компания «Нордекс», принадлежащая скандально известному бизнесмену Григорию Лучанскому.

В это же время Щербаков успешно демонстрировал два присущих ему качества: жадность и рвачество. Например, в конце 1991 гола ему удалось ловко умыкнуть солидный кусок госсобственности, а именно Дом приемов Совета Министров СССР (объект «Барвиха-3»). Без малого 5 Га земли с новеньким (1989 год постройки) особняком были практически бесплатно арендованы, а затем несколько раз перепроданы структурам Щербакова.

Любопытно, что сведения о деятельности этого фонда «Интерприватизация» крайне скудны и недоступны широкой публике. Однако нам удалось немного приоткрыть завесу тайны.

Известно, что в 1995 году Владимир Щербаков активно занимался политической деятельностью по созданию на базе промышленной партии (Вольский, Шмаков) блока «Союз труда». Однако в один из дней ему на факс поступило некое письмо, автор которого сообщал о наличии у него подлинников документов о противоправной деятельности фонда «Интерприватизация» связанной с присвоением государственных денежных средств в схемах по возврату долгов бывшего СССР, выведении активов за рубеж и оформление их на подставных лиц (западных адвокатов), неуплате налогов с фактически полученных доходов. Речь шла о суммах в сотни миллионов долларов.

Щербакову было предложено либо публично прокомментировать и опровергнуть или уйти с политической арены. Он выбрал второй вариант. Автомобильная история
Несмотря на вынужденный уход с политической арены, Владимиру Ивановичу удалось сохранить «заработанный» капитал, составлявший, по самым скромным оценкам, около полумиллиарда долларов.

Однако он недолго сидел без дела и уже в 1996 году в Особой экономической зоне (ОЭЗ) Калининградской области было зарегистрировано ЗАО «Автотор». Предполагалось, что предприятие наладит т.н. «отверточную» сборку автомобилей иностранного производства, а льготное налогообложение ОЭЗ позволит «Автотору» быстро встать на ноги. Вскоре были заключены первые контракты с корейским автогигантом «КИА», а затем к нему присоединилась именитые БМВ и Дженерал Моторс.

Любопытно, что производственные мощности были построенные вовсе не на «заработанные» миллионы, а на льготные кредиты, полученные Щербаковым при поддержке тогдашнего премьера Черномырдина. Если вспомнить темпы инфляции в то время, то «Автотор» построился фактически задарма. А еще ловкому Владимиру Ивановичу удалось «кинуть» и корейцев, которые доверчиво предоставили «Автотору» кредит в 30 миллионов долларов США. Несмотря на то, что срок его погашения наступил уже почти пять лет назад вопрос до сих пор не урегулирован...

Однако спокойный бизнес был не по душе Владимиру Ивановичу. Ему хотелось новых сверхприбылей. Команда «спецов» по «серым» и «черным» финансовым схемам приступила к делу, и вскоре заработал «параллельный конвейер». Помимо официально ввозимых сборочных комплектов в Россию стали ввозить...разобранные готовые автомобили. С новеньких КИА снимали колеса и бампера, перевозили их в Калининград и прикручивали детали обратно. Затем автомобили выдавали за собранные по договору и пускали на реализацию. В соответствии с таможенным и налоговым законодательством сборочные комплекты облагаются гораздо более меньшими пошлинами, так что на каждом автомобиле Владимир Иванович зарабатывал до 5 тысяч долларов. А таких автомобилей было несколько тысяч в год... Вот они, долгожданные сверхприбыли!!! Вы спросите: неужели таможенники не могли отличить сборочные комплекты от разобранного автомобиля? Конечно могли.. Но на таможенном посту «Космодемьяненский» у Владимира Ивановича было все схвачено. Все схвачено и в центральном аппарате ГТК, высокопоставленные сотрудники которого вмешивались при необходимости. Например, когда в феврале прошлого года во время внеплановой проверки сотрудниками Северо-Западной таможни поста «Космодемьяненский» было обнаружено 120 «левых» машиннокомплектов «Киа», последовало несколько звонков из Москвы и ситуацию «замяли». Да, Владимир Щербаков всегда умел находить нужные знакомства, но о них позже. Уголовная эпопея
Как это не странно для нашего времени, но столь явная преступная деятельность не избежала внимания правоохранительных органов и в 2000 году УФСНП по Калининградской области было возбуждено уголовное дело по ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов). Через связи в местной прокуратуре Щербакову удалось прекратить это дело, июне 2001 года УФСНП вновь возбудило уголовное дело № 26141 по той же самой статье. Но и это дело было прекращено. Тем не менее, налоговые органы стали плотно наблюдать за деятельность «Автотора» и ждать своего часа.

Но помощь пришла совершенно неожиданно. В апреле 2004 года в генеральную прокуратуру, МВД и ФСБ поступил запрос депутата Госдумы В.И. Илюхина, к которому анонимно обратились сотрудники таможни, возмущенные наглыми действиями «Автотора».

В результате проведенной проверки были выявлены серьезные правонарушения и в июне 2004 года Балтийская транспортная прокуратура возбудила уголовное дело № 30030 по фактам уклонения от уплаты таможенных пошли и налогов.

Сначала Владимир Иванович не обратил внимания на очередные потуги налоговиков, тем более что дело опять удалось быстро прекратить. Однако уже в сентябре УВД Калининградской области выло вновь возбуждено уголовное дело № 35135. И на этот раз - по указанию Генеральной прокуратуры и под ее контролем. Обиженные и угнетенные
Это озаботило Владимира Щербакова всерьез и он не замедлил подключить к делу «тяжелую артиллерию». Не Генеральную прокуратуру обрушился шквал звонов и писем с требованием прекратить произвол» правоохранительных органов, несколько лет терзающих несчастный «Автотор». Параллельно телевидение и газеты заполонили передачи и публикации об «успехах» «Автотора», прозрачности бизнеса компании и светлых перспективах. Среди защитников Щербакова депутат Госдумы Валерий Драганов (бывший главный таможенник), президентский полпред в Северо-Западеном округе Илья Клебанов, а также помощники Президента Сергей Приходько и Сергей Ястржембский.

На последнего Владимир Иванович возлагает особые надежды и поэтому всячески старается продемонстрировать свою щедрость: дарит дорогие подарки, картины и антиквариат, в январе нынешнего года организовал для Ястржембского турне и сафари в Южной Африке.

В качестве одной из ответных услуг Ястржембский познакомил Владимира Щербакова со своим однокурсником по МГИМО -миллиардером Алишером Усмановым, имеющим репутацию одного из самых близких к Путину олигархов. Надеясь заручиться поддержкой Усманова, Владимир Иванович предложил тому поучаствовать в скупке у разорившихся колхозов сельскохозяйственных земель, расположенных в прибрежной зоне. По официальной версии это делается в целях более эффективного землепользования для нужд области, однако на самом деле в планах Щербакова организовать там коттеджное строительство. Политика
Описанная деятельность Владимира Щербакова вызывает естественную негативную реакцию у многих чиновников области. Например уже два года группа депутатов областной думы пытается оспорить аренду «Автотором» особняка на улице Кутузова, являющегося одним из немногих фрагментов довоенного Кенигсберга. Несмотря на то, что договор аренды уже закончился, а ранее арендная плата шла не в бюджет города, а якобы на ремонт особняка, Владимир Иванович не спешит покидать здание, ссылаясь на некие договоренности в Администрации Президента.

В острой стадии находится и конфликт Щербакова с губернатором Калининграда Владимиром Егоровым. В одном из своих интервью Щербаков обвинил губернатора в бездарном управлении регионом. В ответ Владимир Егоров подал на Щербакова в суд, требуя взыскать с него 10 миллионов евро. Про нашим данным, конфликт с губернатором был инициирован Владимиром Ивановичем сознательно, поскольку им сделана ставка на замену Егорова на другого, более сговорчивого главу региона. Не секрет, что на Старой площади, мягко говоря, недовольны деятельностью адмирала. Это мнение сформировалось не без помощи Щербакова, который рассчитывает продвинуть на этот пост бывшего первого заместителя главы Госстроя России Владимира Пономарева, с которым его связывают дружеские отношения.