"Умный, хваткий, с авантюрной жилкой"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Умный, хваткий, с авантюрной жилкой"

"После окончания Московского института управления экономист-кибернетик Андрей Вавилов на одном месте долго не задерживался. За девять лет он успел потрудиться в вычислительном центре Минздрава СССР и трех научно-исследовательских институтах, в одном из которых подружился с Егором Гайдаром.

В конце 1991 года Гайдар вошел в правительство, и Вавилов, прервав долгосрочную командировку в США, вернулся в Москву И не прогадал. Его сделали начальником управления макроэкономики Министерства экономики и финансов, а в апреле 1992-го - первым заместителем министра финансов. Шел ему тридцать второй год. 
После ухода Гайдара со сцены Вавилов становится человеком Черномырдина (несмотря на то что премьер недолюбливал гайдаровскую команду "завлабов"). Сотрудники Минфина помнят Вавилова умным, хватким, талантливым, с авантюрной жилкой. Он умел быстро находить не только выход из сложных финансовых ситуаций, но и деньги, в которых постоянно нуждался федеральный бюджет. Будто еще при Гайдаре проворачивал тайные коммерческие операции. Молодой и усидчивый замминистра, умевший хранить чужие секреты, стал для Черномырдина настоящей находкой. По признанию самого Вавилова, премьер "слушал его чаще других". Выполнял он и различные конфиденциальные поручения Семьи. Вероятно, это и позволило Андрею Петровичу "пережить" на своем посту пятерых министров финансов. 
В Минфине Вавилов слыл "крутым валютчиком": курировал валютные расходы бюджета, ведал внешними долгами и валютными кредитами, участвовал в переговорах с международными финансовыми организациями. По слухам, наряду с вопросами государственной важности успешно решал и свои собственные. Злые языки утверждают, что свою "кубышку" он набивал не без помощи российских коммерческих банков, которые в 1994 -1997 годах с подачи замминистра получали статус уполномоченных по работе с государственным долгом, договорами поручительства, взаимозачетами, гособлигациями. 
После обвала рубля Черномырдин в октябре 1994 года отправляет в отставку и.о. министра финансов Сергея Дубинина и назначает на его место Вавилова. Быть бы Андрею Петровичу министром, как то прочила гайдаровская фракция в Госдуме, но воспротивились другие депутаты: мол, за "черный вторник" Вавилов должен отвечать наравне с тем же Дубининым. 
В ноябре-декабре 1995 года передавались в залог госпакеты акций крупных предприятий. Не без участия Вавилова Минфин разместил на депозитных счетах в российских коммерческих банках 603,739 миллиона долларов США - временно свободных средств федерального бюджета, - что практически эквивалентно общей сумме, поступившей в 1995 году в федеральный бюджет от залоговых аукционов. Более половины этих средств, по данным заместителя председателя Счетной палаты Юрия Болдырева, было размещено в трех коммерческих банках, ставших победителями в пяти залоговых аукционах. 
Именно в это время у Вавилова завязываются добрые отношения с президентом "ОНЭКСИМ-банка" Владимиром Потаниным. 
В мае 1996 года Вавилов избран членом совета директоров РАО "Газпром". А чуть раньше - казначеем Бориса Ельцина по президентской кампании (см.: Всенародно оплаченный. Совершенно секретно. 2000. № 1). После того как Ельцин отправил в отставку Коржакова, Барсукова и Сосковца, Андрею Петровичу, работавшему с ними в одной связке, пришлось приложить немалые усилия, чтобы удержаться в кресле минфиновского зама. 
Не успели закончиться одни неприятности - начались другие. Незадолго до выборов некая группа "Согласие" распространила среди политиков и общественных деятелей материалы об аферах и 120-миллионном состоянии Вавилова, о его небескорыстной дружбе с коммерческими банками. Была ли достоверна эта информация, неизвестно, но дело свое она сделала: пост директора Международного валютного фонда от России, куда мог бы перескочить наш герой, приди в Минфин главой недолюбливавший его Михаил Задорнов, стал ему недоступен. По счастью, на защиту "любимца" грудью встал Черномырдин, а Минфин возглавил Александр Лившиц. 
3 февраля 1997 года у здания Минфина подорвали вавиловский "сааб". Теракт тут же связали с профессиональной деятельностью замминистра. 
После президентских выборов 1996 года Вавилова стали считать человеком Чубайса. Но что-то у них не сложилось. Любопытно, что и Борис Федоров, и Сергей Дубинин, и Владимир Пансков, и Александр Лившиц, становясь министрами, собирались либо избавиться от "злого гения Минфина" (как его прозвали журналисты), либо отобрать у него финансовые потоки, но в конце концов находили с ним общий язык. Чубайс вроде бы ничего такого не планировал, но именно при нем в апреле 1997 года Вавилов подал в отставку. Отставка была на руку Чубайсу: Запад увидел, что он избавляется от чиновника с подмоченной репутацией. Но пришлось вы дожить отступные. Как утверждают, с согласия Чубайса Вавилов отписал АКБ "Международная финансовая компания", входившему в группу "Интеррос" Потанина, долги Ливии и Ирака - 8 миллиардов долларов (по расчетам специалистов, банк мог получить от 5 до 10 процентов от средств, направляемых на погашение долгов). А Чубайс подписал приказ о выпуске облигаций государственных нерыночных займов для продажи "МФК" (на 573,1 миллиарда рублей), по которым Минфин обязался платить 12 процентов годовых в валюте. 
В мае 1997 года Андрей Петрович становится президентом "МФК" и директором Института финансовых исследований. Казалось бы, теперь можно пожить спокойно. Но в июне кандидатуру Вавилова в совет директоров "Газпрома", предложенную потанинской группой "ОНЭКСИМ-банк" - "МФК", "прокатили". 
В июле началась "банковская война". (Подозревают, она была спровоцирована Черномырдиным и Вяхиревым, задумавшими помешать Потанину прибрать к рукам АО "Связьинвест" и "Норильский никель", что, впрочем, сделать так и не удалось.) Вначале со скандальным заявлением о злоупотреблениях коммерческих банков при работе с бюджетными деньгами выступил председатель Центробанка Дубинин. Он обвинил в нецелевом использовании 500 миллионов долларов "Уникомбанк", тесно связанный с потанинской группой "ОНЭКСИМ"-"МФК" и с Вавиловым. Последний в долгу не остался, заявив на пресс-конференции, что передал в Генпрокуратуру материалы о нарушениях, допущенных "Внешэкономбанком", "Национальным резервным банком" и главой Центробанка Дубининым при работе с ценными бумагами. Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту хищения средств, выделенных ВПК "МАЛО" на постройку самолетов для Индии, и провела обыски во "Внешэкономбанке" и "Национальном резервном банке". 
Журналисты подозревали, что дело ВПК "МАЛО", в котором фигурировала и фамилия Вавилова, заставило его баллотироваться весной 1998 года в депутаты Госдумы от Горного Алтая. Однако сам Андрей Петрович утверждал, что депутатская неприкосновенность ему ни к чему, что в Думу он стремится, чтобы заняться подъемом экономики Алтая. А компроматы в СМИ - это месть банкиров и коммерсантов, которым он не давал воровать из бюджета. 
Понадеявшись на помощь губернатора Алтайского края Семена Зубакина, Вавилов был уверен в победе. Его соперник - глава аграрной партии Михаил Лапшин - не сидел сложа руки. Ушатов грязи с обеих сторон было вылито немало. В итоге с перевесом в девятьсот голосов победил Лапшин. Вавилову оставалось утешаться тем, что глава "Газпрома" Вяхирев, "простив" дружбу с Потаниным, назначил его своим советником. 
В сентябре 1998 года арестовали бывшего коллегу Андрея Петровича, заместителя министра финансов Владимира Петрова, в прошлом еще одного любимчика Черномырдина. Одновременно фракция ЛДПР (!) выдвинула Вавилова в министры финансов кабинета Евгения Примакова, фракция "Яблоко" подняла шум, и портфель министра остался у Михаила Задорнова. 
В 1999 году Вавилова попытались пристроить в команду премьера Путина. В. В. якобы мрачно отшутился: мол, тогда придется уйти ему. В конце того же года Андрей Петрович пытался попасть в Госдуму уже от Ненецкого автономного округа. Но, несмотря на поддержку местного губернатора, проиграл Артуру Чилингарову. После чего решил переквалифицироваться в нефтяники. Последняя ступенька в его карьере на настоящий момент - "Северная нефть". 
Вообще-то к нефтяному бизнесу интерес он испытывал давно. Ходили разговоры, что еще в середине 90-х годов через швейцарскую компанию ТВКот Вавилов купил 10 процентов акций ЗАО "Северная нефть". По официальной же версии, в 1998 году Андрей Петрович был приглашен в "Севнефть" (для реорганизации ее финансовой и хозяйственной деятельности) акционерами, да так им приглянулся, что в мае 2000 года был избран председателем совета директоров. По неофициальной версии, к началу 2000 года "Севнефть" практически стала собственностью пяти оффшорных фирм, принадлежащих Вавилову "со товарищи". 
Крупнейший акционер "Севнефти" - ОАО "Коминефть" (а за ним стоит "ЛУКОЙЛ") заявило, что избрание Вавилова, как и дополнительная эмиссия акций, незаконно, потому что собрание проводилось в отсутствие их представителей. В результате эмиссии крупный пакет акций, принадлежащий "Коминефти", уменьшился в несколько раз. 
Дела в "Севнефти" шли хорошо. Г-н Вавилов даже планировал построить небольшой нефтеперерабатывающий заводик в Орловской области. 
Весной 2001 года проводился конкурс на разработку нефтяных месторождений Вала Гамбурцева, в котором участвовали девять компаний. Победила "Севнефть". Проигравшие - "ЛУКОЙЛ", "Сургутнеф-тегаз", "Юкос", "Сибнефть", "Роснефть" -тут же заявили, что результаты конкурса незаконны, так как каждый из них за право работать на Валу Гамбурцева предлагал бонус в 100 миллионов долларов, а "Сев-нефть" - всего 7 миллионов. В середине марта с их подачи Генпрокуратура начала проверку итогов конкурса. 
А тут еще 28 мая Андрею Вавилову было предъявлено обвинение по уголовному делу, которое ведет Главная военная прокуратура. 
P.S. Что ж, будем следить за развитием этой истории. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации