"Уходя с аэродрома, сп...ди что-нибудь для дома"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Уходя с аэродрома, сп...ди что-нибудь для дома"

Теневая экономика российских вооруженных сил

Оригинал этого материала
© "Деньги", origindate::21.11.2011, Внеуставные экономические отношения, Фото: PhotoXPress

Роман Рожков

Compromat.Ru


Убить в военном бизнесмена — едва ли не главная цель реформы армии. Чтобы российские вооруженные силы не отвлекались на хозяйство и, как следствие, на незаконные заработки. Даже кормить солдат с Нового года будут компании-аутсорсеры. Тендеры на обеспечение армии вряд ли обойдутся без коррупции. И не факт, что заставят военных отказаться от желания подзаработать.

Плоды сокращения

Злоупотребления в армии были всегда, но массовыми они стали в 90-х — тогда из армии тащили вообще все, начиная от цветных металлов и микросхем и заканчивая техникой. С прямым воровством, конечно, пытались бороться: в начале 2000-х все, что можно было пронумеровать, пронумеровали и поставили на строгий учет. А в сентябре 2008 года указом президента был создан холдинг "Рособоронсервис", объединивший принадлежащие военному ведомству компании "Авиаремонт", "Спецремонт", "Ремвооружение", "Оборонстрой", "Агропром", "Оборонэнерго", "Военторг", "Красная звезда" и "Славянка" (в общей сложности более 300 предприятий). Предполагалось таким образом минимизировать потери от незаконной монетизации, которая не прекращалась все это время.

В "Рособоронсервисе" свою деятельность считают успешной: выручка за 2010 год всех входящих в "Оборонсервис" предприятий составила 9,36 млрд руб., чистая прибыль — 403,5 млн руб., рентабельность — около 10%. Наибольший вклад в общий коммерческий успех предприятия вносит "Славянка", которая с этого года не только управляет гостиничными и жилыми комплексами, но и обслуживает коммуналку всех гарнизонов.

Сами военные успешной эту оптимизацию как раз не считают, рассказывая о том, что теперь в казармах холодно именно потому, что кочегарки, которые обогревают казармы, отданы в ведение той же "Славянке", а задачу "Рособоронсервиса" они видят в том, чтобы максимально освоить ресурсы, высвобождаемые реформой вооруженных сил.

По данным комитета Госдумы по обороне, с начала реформы, стартовавшей после войны с Грузией в 2008-м, в два раза сокращена численность воинских частей в ВВС и ВМФ. Ракетные войска урезаны на треть, а части ВДВ — на 20%, ликвидированы армейские дивизии и прочие крупные соединения. Их личный состав свели в отдельные бригады, которые, по заверениям министра Анатолия Сердюкова, мобильнее и боеспособнее прежних структур.

Как раз в результате сокращения и высвобождаются огромные площади, которые военные намерены приватизировать. Например, в планах МО вывод из Москвы военных учреждений и вузов, имущество которых впоследствии продадут. Военные уверяют, что деньги от приватизации недвижимости и земли пойдут на решение жилищных проблем военнослужащих и обустройство гарнизонов. К примеру, в августе прекратилось обучение в Военно-воздушной инженерной академии имени Жуковского, стенды и оборудование демонтировали для отправки в Воронеж, где создается единый военно-учебный научный центр ВВС. А в августе стало известно о ликвидации Ростовского военного института ракетных войск имени маршала Неделина. "Людей сократили, остались помещения, это огромная территория в центре,— говорит Сергей, предприниматель из Ростова.— В городе сейчас гадают, кому же это все достанется".

"Рособоронсервис" с весны пытается продать ритейлерам магазины и столовые, которые находятся на балансе "Военторга" (около 1,5 тыс. помещений), а также недвижимость "Оборонстроя". Около 200 объектов уже отсмотрели X5 Retail Group, "Магнит" и московская сеть "Авоська", но по цене и качеству им подошло всего несколько десятков помещений. А летом прошлого года ЗАО "Аэропорт Кубинка", принадлежащее компании "Нафта Москва" Сулеймана Керимова, купило на аукционе МО 46 га (2/3 всей площади) территории аэропорта Кубинка (на территории которого действует Центр показа авиационной техники имени Кожедуба, куда входят пилотажные группы "Стрижи" и "Русские витязи") за 217 млн руб.

Командиры автостоянок

Все военные, с которыми беседовал корреспондент "Денег", не стесняются в выражениях, оценивая деятельность нынешнего руководства МО как развал армии. Вероятно, решение увеличить с 1 января 2012 года денежное довольствие военнослужащих принято не только в предвыборных целях, но и для снижения градуса конфликта между МО и военнослужащими. Оплата повысится в среднем в 2,5-3 раза, пенсии военных пенсионеров — в 1,5-1,7 раза. В результате средняя зарплата лейтенанта вырастет с 19 тыс. до 50 тыс. руб. в месяц, пенсия — с 10 тыс. до 17 тыс. руб.

Ну а пока денежного довольствия военным не хватает на достойную жизнь, многие из них вынуждены договариваться с начальством о том, чтобы хотя бы один день в неделю не выходить на службу. "По рассказам моих бывших сослуживцев, фактически служба идет четыре дня. Таким образом, три дня есть возможность где-то подрабатывать, и на это начальство закрывает глаза, понимая, что семью надо кормить,— рассказывает управляющий партнер агентства "Срочно-онлайн.ру" Аркадий Пасерба, служивший в 1990-х на Северном флоте штурманом атомного ракетного подводного крейсера.— Условный полковник утром и днем — оперативный дежурный по флоту или соединению, вечером — дежурный на автостоянке".

По словам военных, особенно широко это явление распространено в Москве и Питере, где жизнь дорога. Офицеры устраиваются инженерами, менеджерами в торговом зале, иногда программистами и риэлторами, чаще просто охранниками. "Однокашник как-то официально оформился в охранном агентстве, у него раз в два дня было дежурство, за смену — 750 руб.,— рассказывает Влад, лейтенант, в этом году закончивший обучение в знаменитой Жуковке.— Раз в два дня из части свалить тяжело. Набрал гоп-команду из менее предприимчивых и проворных и распределял между ними эти дежурства. С каждого брал по 100 руб., а дальше они уже сами рулили, как свалить со службы. Они там за него расписывались, докладывали: "сдал-принял" — все довольны".

Легальные исключения

По закону МО и его структурные подразделения как бюджетные образования не могут осуществлять коммерческую деятельность. Однако есть два исключения.

Во-первых, "Спецстрой", о котором частенько пишут СМИ в формате "скандалы, интриги, расследования". Так, в конце 2010 года именно эта структура оказалась в центре крупного скандала вокруг одного из подрядов в Геленджике, когда предприниматель Сергей Колесников объявил, что строящийся с 2006 года комплекс в Прасковеевке на черноморском побережье является будущей резиденцией Путина.

В силу закрытости расходов бюджета по ведомству обороты "Спецстроя", одной из крупнейших многопрофильных строительных групп России, оценить невозможно, речь идет о многих десятках миллиардов рублей в год. В 2010-м "Спецстрой" участвовал в реализации 13 федеральных целевых программ, по большей части невоенных. По данным ведомства, госзаказы МО занимали порядка 26% общего объема работ ведомства в 2010 году. Остальными заказчиками являются Минпромторг, Минэнерго, Минрегион, ФСБ, МВД, Роскосмос, "Росатом", структуры здравоохранения, регионы. Как рассказал источник в управлении капитального строительства МО, военно-строительные организации могут строить любые объекты как обычные гражданские строительные фирмы. "Деньги за выполненные работы идут на зарплату и денежное довольствие, поскольку организации "Спецстроя" финансируются не из бюджета, а заказчиком, то есть МО. Например, в Ставрополе, когда я работал в "Спецстрое", мы занимались внутренней отделкой магазина "О'кей"",— говорит собеседник "Денег".

Во-вторых, исключением являются коммерческие перевозки — военно-транспортная авиация (ВТА) все равно простаивает без дела. Сейчас такая деятельность регламентирована постановлением правительства "Об использовании государственной и экспериментальной авиации в коммерческих целях". Как рассказывает Владимир, полковник ВВС запаса, коммерческими перевозками по воздуху в МО разрешено заниматься только ФГУ "223-й летный отряд" (создано при 8-й авиадивизии особого назначения, аэродром "Чкаловский") и ФГУП "224-й летный отряд" (создано при 61-й воздушной армии верховного главнокомандования ВВС). Доходы от этих перевозок позволено расходовать только на ремонт авиатехники, улучшение жилищных условий военнослужащих и поощрение экипажей, участвующих в выполнении перевозок. По данным Росавиации за январь-сентябрь 2011 года, 224-й летный отряд занимает девятое место среди российских авиаперевозчиков с результатом 12 636,9 т груза и почты. Владимир утверждает, что официальными услугами дело не ограничивается: перевозка автомобилей из дальневосточных регионов, гражданских пассажиров на почтовых и других рейсах без оформления оплаты практикуется и сегодня. Правда, не в таким масштабах, как в 90-х.

Третьим легальным исключением еще не так давно была продажа высвобождаемого армейского имущества. Ранее продажей такого имущества через уполномоченных агентов занималось Центральное управление материальных ресурсов (ЦУМР), но в 2010 году это армейское подразделение было расформировано. Кто распродает это имущество сегодня, не ясно, Минобороны оставило все наши вопросы без ответов, однако в интернете предложений о продаже военной одежды, инструментов, противогазов, средств маскировки и пр. по-прежнему очень много. "Сейчас наш бизнес продолжается только на старых запасах, которые попадали к нам через ЦУМР,— говорит сотрудник компании "Конверсия-2", отказавшийся назвать свое имя.— Мы находимся в подвешенном состоянии, будем перестраиваться. На какие рельсы, до сих пор не ясно".

Именно в 2010 году МО объявило, что намерено продать устаревшую технику и свое имущество и выручить за него около 8 млрд руб. Однако концепция и схема продажи до сих пор так и не разработана. Поговаривают, что на этом, возможно, кто-то уже греет руки. Не исключено, что и имущество, которым торгуют фирмы вроде "Конверсии-2", не из старых запасов, а регулярно поступает по непрозрачным схемам.

А вот, казалось бы, очевидная статья легальных доходов военных — использование армейской техники или оружия в съемках на ТВ или в кино — доходов армии не приносит. По словам продюсера Top Line Group Сергея Грибкова, у военных отношение к кино альтруистическое: им достаточно просьбы "оказать содействие" и покрытия накладных расходов (к примеру, если нужно поднять самолет в воздух, кинематографисты оплачивают керосин).

Не по уставу

Собственно, все остальные коммерческие отношения в армии абсолютно непрозрачны и нелегальны.

Один из самых традиционных армейских бизнесов (на нем специализируется низший командный состав) — сдача в аренду солдат-срочников. "Мне был нужен личный водитель, и через знакомых я вышел на одного офицера, который выделил мне солдата за 300 руб. в день,— рассказывает Сергей из Ростова-на-Дону.— Плюс трачу еще 300 руб. на то, чтобы его покормить. 600 руб.— это не 2,5 тыс., которые я бы потратил, воспользовавшись услугами таксомоторных компаний. Мы заключили устный долгосрочный договор, я оформил на водителя доверенность, даже вписал в КАСКО".

Бизнес на сдаче в аренду помещений на территории воинских частей появился, когда Советская армия стала Российской. Основные бенефициары — военнослужащие, заведующие хозчастью, как правило младшие офицеры.

Например, в прошлом году во Владивостоке правоохранители обнаружили подпольный рыбный цех: нелегалы работали в трех сданных в аренду контейнерах на территории воинской части. А в 2009-м в Питере задержали начальника службы ГСМ ВВС и ПВО Ленинградского военного округа, который с 2008 года сдавал в аренду склад ГСМ в одной из воинских частей Петербурга. "Преимущество по сравнению с обычной нефтебазой огромное, никакой инспектор на территорию военного склада ГСМ не войдет,— рассказывает нам один из собеседников, как раз работавший по таким схемам с одной из частей под Смоленском.— Военным за это платили $2 с тонны в месяц. При обороте 5 тыс. тонн — заработок $10 тыс."

У старшего офицерского состава бизнес более престижный, но тоже незаконный: стрельбы для гражданских лиц. "Я вообще люблю оружие, пострелять,— рассказывает Ежи, сотрудник одного из столичных рекламных агентств.— А у знакомых родственник служил в мотострелковой дивизии под Владимиром. Устроил такой бизнес на стрельбах, и мы приезжали туда как в тир". По словам Ежи, пострелять вдоволь на армейском стрельбище из "стечкина", АК и АБ-5,45 и 7,62 (автомат Барышева) стоило около 5 тыс. руб. "Выделяют на стрельбы патроны, что-то остается, потому что дают много,— добавляет Ежи.— По документам это списывают на армейские стрельбы, а все остальное такие туристы, как мы, расстреливали уже за деньги".

Ну и, разумеется, сегодня, как и всегда, самым популярным и массовым способом заработка является продажа на сторону имущества: "Уходя с аэродрома, сп...ди что-нибудь для дома" — заповедь советских летчиков соблюдается и сейчас. Правда, технику уже просто так не спишешь. А вот горючее, продукты, обмундирование — расходные материалы — очень даже можно. Правда, с 1 января 2012-го вооруженные силы РФ будут целиком переведены на питание за счет аутсорсинга. Так что тот, кто зарабатывал, торгуя продовольствием с армейских складов, может потерять свои доходы. Но появятся и новые возможности. Освоение бюджетных денег на госконтрактах — национальный вид спорта, и армия здесь не исключение.

В январе главный военный прокурор Сергей Фридинский рассказал об уголовном деле в отношении должностных лиц Главного военно-медицинского управления и управления госзаказа МО, заключивших госконтракт с ООО "ИнМедТех" на поставку медицинской техники на сумму свыше 26 млн руб. Стоимость закупленного оборудования была завышена более чем втрое, а государству нанесен ущерб на 17 млн руб.

По данным Главной военной прокуратуры (ГВП), в 2010 году выявлено более 2,4 тыс. фактов коррупции. В марте прошлого года на коллегии МО представители ГВП сообщили: на госзакупках в сфере оборонзаказа государству был нанесен ущерб на 1 млрд руб. Потери государства от коррупции в российских войсках в 2008 году — 1,5 млрд руб., в 2009-м — 3 млрд, в 2010-м — 6,5 млрд руб. Причем выявленное прокурорами — только верхушка айсберга. Весьма показательно заявление, сделанное замгенпрокурора России Иваном Сыдоруком год назад: "Основная часть оружия, используемого боевиками на Кавказе, поступает со складов наших же воинских частей".