"Хлебное Место" Сергея Данкверта

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глава Россельхознадзора, похоже, воспринимает госслужбу как собственный бизнес

1168332196-0.jpg В марте 2006 года на российских фондовых биржах с успехом прошло IPO агропромышленной группы «Разгуляй» — 23% акций были проданы за $144 млн. Глава группы Игорь Потапенко объявил, что эти деньги пойдут на развитие производства риса в Краснодарском крае, звучали фразы о создании «устойчивой рисовой монополии» и ограничении импорта риса. В декабре глава Федеральной службы по ветеринарному и фитосапитарному контролю (Россельхознадзор) Сергей Данкверт подписал распоряжение о временном запрете на ввоз риса и Россию. Официальная причина — увеличение поставок «некачественного и опасного зерна».

«Запрет на импорт выгоден российским рисоводам, крупнейшим из которых является группа «Разгуляй», — написали в газете «Ведомости». «Его могли пролоббировать российские производители»,— эхом откликнулся «Коммерсантъ». «Решение чиновников — это просто бизнес»,— резюмировали «Известия». Никто хотя бы из вежливости не предположил, что Сергей Данкверт действовал из лучших побуждений и рис прекратили импортировать действительно для того, чтобы защитить здоровье россиян.

И представители «Разгуляя», и чиновники Россельхознадзора категорически отвергают подозрения в сговоре, но кто их слушает? Российские чиновники в глазах общества обладают презумпцией виновности. Любое решение, исходящее из министерств и ведомств, наблюдатели рассматривают с привычной точки зрения — кому это выгодно. В ноябре ВЦИОМ провел опрос, 78% респондентов назвали уровень коррупции в России «высоким и очень высоким». «Жадность и аморальность чиновников» — главная тому причина, по мнению опрошенных. А 57% респондентов опроса Фонда «Общественное мнение» утверждают, что в последние год-два коррупция среди должностных лиц увеличилась. «Наше чиновничество еще в значительной степени представляет собой замкнутую и подчас просто надменную касту, понимающую государственную службу как разновидность бизнеса» — это уже из выступления Владимира Путина перед Федеральным собранием.

Разумеется, такие суждения не могли появиться на ровном месте —сами чиновники своими действиями портят имидж аппарата управления страной. Седьмого декабря на заседании правительства генеральный прокурор РФ Юрий Чайка рассказал о текущей ситуации: только в августе-сентябре органами прокуратуры выявлено по стране 47 000 нарушений законодательства о государственной и муниципальной службе; возбуждено 600 уголовных дел по «преступлениям коррупционной направленности». Чайка призывает а срочном порядке принять федеральный закон о противодействии коррупции. И, в частности, «определить организацию», которая управляла бы ценными бумагами и долями чиновников в уставных капиталах фирм на то время, пока эти граждане заняты на госслужбе.

Что беспокоит генерального прокурора? Выясняется: многие российские госслужащие прямо или косвенно владеют компаниями, ведущими бизнес на тех рынках, которые регули-руют эти самые госслужащие. Возьмем упоминавшийся в начале этой статьи Россельхознадзор. В федеральном бюджете 2005 года удостоилась отдельного упоминания некая фирма «Агроллемсоюз» — ей выделили «до 50 млн рублей за исполнение функций агента по возврату задолженности хозяйств по договорам лизинга племенного скота, приобретенного за счет федерального бюджета». Что это за компания? Б ОАО «Агроплемсоюз» входит 55 племенных хозяйств в 20 регионах России — на фермах объединения выращивают свиней и коров для последующей перепродажи российским животноводческим компаниям. Генеральный директор «Агроплемсоюза» — Алексей Данкверт, отец руководителя Россельхознадзора. Среди акционеров «Агроплемсоюза», по данным на начало 2006 года, — ООО «Агробизнес», которым владеют Инна Данкверт (именно так зовут жену главы Россельхознадзора) и Татьяна Гордеева (полная тезка супруги министра сельского хозяйства Алексея Гордеева).

Бизнес у компании идет хорошо. Например, Минсельхоз в этом году планирует дотировать из бюджета содержание отдельными хозяйствами племенного скота — по 3000 рублей за голову. В списке на получение дотаций есть предприятия «Агроплемсоюза». Сам Сергей Данкверт отказался обсуждать деятельность близких к его семье фирм. Первый заместитель гендиректора «Агроплемсоюза» Сергей Воробьев в интервью Forbes уверяет, что родственные связи «отношения к работе не имеют» и компания не использует их для развития своего бизнеса. А вот у Виктора Гуреева, генерального директора охотничьего хозяйства «Собипское» Владимирской области, другое мнение.

Гуреев рассказывает, как в июне 2006 года связанная с «Агроплемсоюзом» компания учредила по соседству с «Собинским» охотничье хозяйство «Клязьменское». Сразу после этого к Гурееву нагрянул Сергей Воробьев и от лица «Агроплемсоюза» предложил передать охотничьи угодья новому хозяйству. Гуреев не согласился — бизнес налаженный, в год приезжает по 500-700 охотников, готовых отдать по 12 000 рублей за большого кабана и по 6000 рублей за сеголетку (первогодка), есть своя гостиница. Уже в июле местный Россельхознадзор отказался продлевать «Собинскому» долгосрочную лицензию на «пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты». Официальная причина — «несоответствие соискателя лицензии лицензионным требованиям и условиям». «Мы все собрали, все документы заранее подали. Это им молодой Данкверт такое указание дал»,— полагает Виктор Гуреев. Убытки охотничьего хозяйства, с июля стоящего без дела, Гуреев оценивает в 1,2 млн рублей.

Анатолий Гусев, бывший директор Федерального центра охраны здоровья животных из города Владимира (ВНИИЗЖ), утверждает, что потерял работу в результате конфликта с чиновниками. ВНИИЗЖ изучает болезни животных и производит вакцины, востребованные в сельском хозяйстве, в частности, от птичьего гриппа и от ящура. В 2002 году Гусева уволили в один день — просто во BНИИЗЖ явились какие-то люди с приказом об отстранении директора от должности за подписью Сергея Данкверта (тогда заместителя министра сельского хозяйства России). Гусев называет возможную причину: он пытался торговать продукцией ВНИИЗЖ самостоятельно, проигнорировав настоятельную рекомендацию Минсельхоза сдавать всю продукцию некоему торговому дому «Биопром». Отставленный директор подозревает, что руководство министерства имело и имеет какие-то интересы в «Биопроме» (кстати, теперь этот торговый дом — генеральный дистрибьютор ВНИИЗЖ).

Сергей Данкверт— не единственный чиновник, которого подозревают в связях с коммерческими компаниями. [...] Жена главы Минсоцразвития Юлия Зурабова была учредителем фирмы «Октопус» — импортера ме-доборудования и лекарств.

«Деньги и власть должны быть разъединены. Хотите зарабатывать деньги — идите в бизнес, хотите служить государству и реализовывать себя на государственной службе

— живите на заработную плату», — заявил Владимир Путин

в ноябре на Всероссийском координационном совещании

руководителей правоохранительных органов. Взгляд, конечно, варварский (с точки зрения чиновника), по верный. Если будет по-другому, экономику России ждет тяжелое будущее. В страновом «Индексе коррупции»,который ежегодно

составляет социологическая служба Gallup, Россия пока находится на одном уровне с Камеруном, Румынией и Марокко. Достойное ли это место?

Роман Кутузов, Сергей Вишнепольский

Оригинал материала

Русский «Forbes» №1, январь 2007