"Ходорковский должен сидеть в тюрьме"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Российские вести", origindate::19.01.2004

Мятежная Елена: "Ходорковский должен сидеть в тюрьме"

Константин Качалин, Париж

Бывшая российская подданная, а ныне гражданка Франции Елена Коллонг-Попова, чье имя в последние годы стало известным в связи с делом "ЮКОСа" продолжает "войну" со своими бывшими работодателями. Будучи доверенным лицом директора по корпоративным финансам "ЮКОСа" Алексея Голубовича, Елена Коллонг-Попова проводила финансовые операции с офшорными компаниями, подконтрольными "ЮКОСу", за что подверглась преследованию со стороны французского правосудия. Вот ее точка зрения на стиль ведения дел якобы "прозрачной" российской компании.

- Елена, вы уже давно встали на "тропу войны" с могущественным концерном. Вам не страшно, вы не боитесь за себя и своих близких?

- Естественно, я боюсь. Но для меня сейчас самое главное не собственный страх. Важно другое - верхушка "ЮКОСа", которая прикрывалась имиджем "голден бой", на деле никогда не соблюдала никаких норм. Я могу сказать всем и доказать это, хотя "ЮКОС" говорил всему миру, что она самая прозрачная и честная компания в мире, это никогда не соответствовало действительности. Голубович и его коллеги всегда считали Россию офшорной зоной, на которой можно зарабатывать миллиарды без всякого стеснения.

- Елена, ваши обвинения звучат сенсационно и в то же время бездоказательно.

- Кто говорит, что это бездоказательно? Если "ЮКОС" считает, что я делаю заявления, которые являются фальшивыми, они должны атаковать меня в суде, раз они считают, что я мараю их репутацию. Почему они этого не делают? Я преследую бывшего финансового директора господина Голубовича, который подделывает подписи. У меня ведется расследование в суде города Женева, и дело находится у судьи Венгер. И если "ЮКОСу" это интересно, то можно к нему обратиться и получить у него всю информацию. Все утверждения "ЮКОСа", что у меня нет никаких документов, необоснованны.

Я работала с господином Голубовичем с 1996-го по 2000 год. Мне было поручено работать только с акциями "ЮКОСа". К нефти я не имела никакого отношения. Все пять лет на мне "висело" очень много акций "ЮКОСа" и его дочерних компаний. Получается, что я принимала участие во всех сделках. Но меня ставили об этом в известность уже после их завершения. За Голубовичем были закреплены акции многих российских предприятий. В том числе, фирмы "Анисма". А я руководила этой фирмой. По той же схеме Голубович работал и с "Мурманским пароходством", и с "Русским продуктом". Так что доказательств, что работала для "ЮКОСа" и для Алексея Голубовича, достаточно много. И я готова предъявить все необходимые документы.

У меня накопилась целая их куча, и все они зарегистрированы в налоговых инстанциях Парижа. На каждом документе есть соответствующая печать. Так что говорить, что я занимаюсь производством фальшивок - это полный абсурд. И потом, почему никто из "ЮКОСа" не нанял адвокатов, чтобы обвинить меня во лжи и бездоказательности? "ЮКОС" заводит судебные разбирательства по всему миру и пытается доказать, что виноваты все, кроме тех, кто на самом деле уводил миллиарды долларов из России и скрывал свои истинные доходы.

- Елена, а как вы познакомились с господином Голубовичем и почему он обратился именно к вам? И если это не секрет, сколько вам заплатил Голубович за работу? 

- Честно говоря, я зарабатывала совсем немного. Голубович платил мне 3 тысячи долларов плюс расходы, которые немного превышали мою зарплату. Но эта зарплата нигде и никогда не фиксировалась. У меня нет ни трудовой книжки, ни контракта. Это был только моральный контракт. На расходы уходило где-то по 5 тысяч долларов - это факсы, переписка и прочее. Работы с офшорными компаниями было очень много.

- А кто, кроме вас, еще работал на Голубовича в Европе?

- Я думаю, что остальные работали в России. Я не всех знаю, потому что это была целая сеть, настоящая паутина. То, что делала я, - это была маленькая толика в этой огромной паутине. Ведь на меня было зарегистрировано только 30 офшорных компаний. Но на самом деле их было намного больше. Я поняла это еще и потому, что мне не раз на сделках встречались названия компаний, которые проходили через мои счета, и на контрактах, которые я подписывала.

Меня попросили передать право подписи некой Ирине Марчук, которая затем долго скрывалась на моей московской квартире. Затем ее прятали во Франции. Среди тех, кто номинально числился директором, была и секретарша Голубовича - Надежда Шейх. Была и госпожа Четверикова. Сестра жены Голубовича, естественно, тоже работала в этой системе. Господин Голубович включил в эту систему многих своих родственников и знакомых. И я говорила об этом еще очень давно. Но меня никто не хотел даже слушать. Я давала интервью и во Франции, и в Швейцарии. И тогда и сейчас я могу повторить слово в слово: "ЮКОС" никогда не был прозрачной компанией". Большая часть ее акционеров была зарегистрирована в офшорных зонах. В том числе, до 50 процентов в Гибралтаре. И это называется прозрачностью?

- А как вы относитесь к лефортовскому "узнику совести"?

- Когда только арестовали Михаила Ходорковского, большинство хорошо "проплаченных" журналистов пытались выставить его как политического заключенного. Это было и здесь, на Западе, и в России. Правда, некоторые люди понимают, о чем идет речь. Особенно во Франции. Ведь здесь никто не пытается наклеить ярлык "политического дела" на историю с фирмой "ELF" и господ Сервена и Пежана. Я считаю, что Ходорковский мог построить свою империю только в России. Если бы он затеял подобное во Франции или в Америке, то его просто бы посадили за решетку уже через месяц. Я в этом уверена.

- Елена, когда и почему вы начали борьбу с Голубовичем и "ЮКОСом"? 

- Все началось в 2001 году, когда я заблокировала все счета за подписью Голубовича. Я сделала это по решению суда. Голубович был владельцем денег. Но Голубович тут же подделал мою подпись и до сих пор пытается доказать, что я не имею отношения к его делам. Но именно за сотрудничество с Голубовичем и "ЮКОСом" я получила во Франции условный тюремный срок. Мне дали ровно год за неуплату налогов во Франции. "ЮКОС" должен был заплатить 700 тысяч долларов, но не сделал этого. Платон Лебедев до своего ареста в России много звонил мне и говорил, что они все заплатят французам.

Теперь этот условный срок будет висеть надо мной всегда, даже если налоги будут уплачены. И еще в Швейцарии идет процесс по моему иску. Я уже выиграла несколько инстанций, но дело еще не доведено до конца. Так что на мне вечное клеймо за неуплату чужих налогов. До знакомства с Голубовичем я жила во Франции уже достаточно долго. И жила очень прилично в престижном районе Парижа на Авеню Фош. У меня был свой бизнес с российскими компаниями. Сейчас я осталась не только без бизнеса и денег, но и без нормальной работы. Голубович и "ЮКОС" навечно испортили мне жизнь. И бежать мне некуда. Французское правосудие обычно находит всех. И это не выход из моей ситуации. Я отстаиваю свои права, потому что считаю, что платить налоги должна группа Голубовича. Это его налоги, это налоги "ЮКОСа". Я знаю, сколько заработали через зарегистрированные на мое имя офшорные фирмы. Для "ЮКОСа" эти налоги просто крохи, но и их не захотели платить. Так же они действовали и в России.