"Хорошие деньги" для Яна и Марины

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Крестный отец" иркутской предвыборной стратегии "Родины" и главный координатор "анти-кремлевского" блока - вице-президент "Русского алюминия" Евгений Иванов, правая рука олигарха Олега Дерипаски

Оригинал этого материала
© "Смена"origindate::05.10.2004

"Хорошие деньги" для Яна и Марины

Причиной смерти питерского журналиста Яна Травинского и москвички Марины Мараховской стали грязная политика и шальные доллары

Владлен Чертинов

Поздно вечером в воскресенье, 26 cентября, в далеком Иркутске был убит бывший редактор отдела политики "Смены" Ян Травинский. Он работал на предвыборный штаб партии "Родина" и провожал до дома руководителя этого штаба Марину Мараховскую. Киллер расстрелял их на пороге квартиры первого этажа, которую снимала Марина. Беспрецедентная кампания по выборам в Законодательное собрание Иркутской области, в которой "Родина" жестоко сцепилась с проправительственной "Единой Россией", обагрилась кровью двух человек.

Пугающее совпадение

Невероятно, но факт! Руководителей предвыборного штаба "Родины" застрелили почти на пороге... "Единой России". Подъезд, в котором жила Марина Мараховская, находится всего в 30 метрах от особняка их врагов "единороссов". Оба здания образуют общий двор, и прямо из окон предвыборного штаба "Единой России" можно было видеть, как главная политическая "конкурентка" уходит на работу и возвращается домой. Такая вот ирония судьбы. Почему же Марина Мараховская выбрала столь странное место жительства? Причина проста - год назад она сама заседала в предвыборном штабе "Единой России", помогала одному из иркутских вице-губернаторов избираться в депутаты Госдумы. И скорее всего снимала квартиру в соседнем доме, что было очень удобно в том числе и с точки зрения безопасности. Год спустя, переметнувшись в другой лагерь, Мараховская, видимо уже по привычке, сняла в Иркутске то же самое жилье. И совершила ошибку. Теперь ей приходилось ездить домой на машине. Но в отличие от Яна Травинского, который снимал квартиру возле здания иркутского УВД, оснащенного видеокамерами наружного наблюдения, Марина жила в очень опасном месте. Во всей округе нет фонарей. Вечером во дворах хоть глаз выколи. Уже в девятом часу на улице не увидишь ни души - все будто вымирает. Как рассказали соседи Мараховской, неподалеку от них уже и грабили, и убивали, и машины взрывали. Обычная ситуация для Иркутска, имеющего стойкую репутацию криминального города.

Последний день

В целях безопасности кто-то из предвыборного штаба "Родины", размещавшегося в гостинице "Дельта", по вечерам обязательно провожал свою начальницу домой и доводил ее прямо до двери квартиры. Чаще других это делал другой петербуржец, Андрей Рында. Но в тот роковой вечер вместе с Мариной поехал Ян.

26 сентября с утра Мараховская на штабной машине выезжала на Байкал, где в одном из ресторанов у нее была встреча с какими-то родственниками из Красноярска. Оттуда она привезла вяленой рыбы. Политтехнологи купили пива и засиделись допоздна. Около десяти вечера Ян Травинский отпустил прикрепленного к нему шофера Данилу, пожалел парня - воскресенье все-таки! - и тем самым избавил того от надвигавшегося кошмара.

- Меня уже два раза судьба пощадила, - поведал "Смене" водитель Данила. Оказывается, однажды он уже чудом спасся во время другого громкого иркутского убийства - расстрела боксера Бориса Кандера.

В одиннадцать вечера политтехнологи вызвали по телефону такси небольшой частной фирмы "666-666". За рулем "Тойоты" сидел азербайджанец Самиран Мамедов.

Ян вышел из гостиницы с кейсом для ноутбука, в котором помимо компьютера он хранил разные бумаги. Обычно Ян возил этот кейс только на работу и с работы. А в течение дня ездил по городу налегке, оставляя кейс в штабе "Родины". При Марине же была сумка, с которой она почти не расставалась и в которой нередко находились деньги на оперативные расходы - порядка 30 - 40 тысяч долларов.

К этому моменту убийца сидел в засаде уже два с половиной часа. Он появился возле дома Мараховской с наступлением темноты - впервые соседи заметили странного парня в темной одежде где-то в 20.30. Периодически он разговаривал с кем-то по мобильнику. А без десяти девять прошмыгнул в дверь подъезда (запертую на замок) вслед за Татьяной Васильевной с первого этажа и быстро стал подниматься наверх. На верхних этажах он и прятался в ожидании своих жертв.

Сколько было убийц?

В 23.45, когда Ян и Марина подъехали к дому, убийца, скорее всего уже получивший сигнал от сообщников, дежуривших у гостиницы "Дельта", спустился на лестничную площадку между первым и вторым этажами и изготовился к стрельбе. Ян Травинский зашел в подъезд первым. Раздались выстрелы. Мараховскую отбросило к двери соседней квартиры, Травинский упал у нее в ногах.

Сосед с первого этажа Роман Соколов насчитал пять выстрелов. Соответственно на телах погибших насчитали потом пять ранений: у Яна - два, у Марины - три. Причем каждое из них, за исключением ранения Мараховской в ногу, оказалось смертельным. Но странное дело: милиционеры нашли на месте преступления только три гильзы от пистолета ТТ. Еще одна странность: при том, что ТТ стреляет громко, уже упоминаемая нами Татьяна Васильевна, укладывавшая спать внучку в дальней комнате, в отличие от своего сына Романа, выстрелов вообще не слышала! Ей вторят соседи со второго этажа, утверждающие, что выстрелы были едва различимы и напоминали стрельбу из "мелкашки".

...Схватив сумку Марины, убийца выскочил на улицу, нырнул в ожидавшее Яна такси и велел водителю Мамедову наклонить голову. Тот исполнил приказание и услышал два щелчка - две осечки! После чего убийца схватил кейс, который Ян Травинский оставил на заднем сиденье, выскочил из машины и ушел быстрым шагом. По словам Самирана Мамедова, он не смог разглядеть лицо преступника, поскольку и в салоне машины, и на улице было темно. По той же причине не смог этого сделать и Роман Соколов, погасивший свет в квартире и наблюдавший за происходящим на улице из кухонного окна.

Удивительно, но собака, взявшая след, повела милиционеров в сторону, противоположную маршруту убийцы. В сочетании с тем, что на месте преступления недосчитались двух гильз, сам собой напрашивался неожиданный вывод - убийц было двое! Но спустя двое суток прокуратура Иркутска попыталась устранить это противоречие, распространив заявление о том, что удалось отыскать еще одну, четвертую гильзу, а ранение Мараховской в ногу явилось результатом рикошета. Правда, при этом силовики почему-то категорически отказались сообщить, где именно они нашли четвертую гильзу, а сообщение соседа, слышавшего пять выстрелов, оставили без комментариев.

Пиар на крови

Почти сразу же после убийства началась ожесточенная информационная война. Лидер партии "Родина" Дмитрий Рогозин мгновенно попытался использовать случившееся в предвыборных целях. Он на всю страну назвал это преступление чисто политическим и дал понять, что за ним стоят не только криминальные круги, но и политические оппоненты - читай "Единая Россия". Но будто в ответ на эти обвинения в СМИ тут же прокатилась волна сообщений, что Мараховскую и Травинского убили из-за денег. При этом фигурировали расписки на какие-то астрономические суммы. Рогозин объявил, что его штаб не пользовался никакими "черными" деньгами, а версия о грабеже сознательно раскручивается конкурентами. Надо думать, он был не далек от истины. Да и что еще оставалось делать "единороссам", попавшим после убийства Мараховской и Травинского под информационный рогозинский удар? И это на самом финише предвыборной кампании, которая должна завершиться 10 октября! У грязной политической войны, которой сопровождаются любые выборы, есть своя логика. Рогозин с ходу попытался нажить на трагедии политический капитал, "Единая Россия" в ответ начала тиражировать компрометирующую "родинцев" версию об ограблении.

Лакомый кусок

Для того чтобы приблизиться к истине, надо попытаться отрешиться от лозунгов и внимательно рассмотреть ситуацию, сложившуюся в Иркутской области, богатейшем крае, представляющем собой настоящий лакомый кусок для всевозможных олигархов. Расклад сил и ход предвыборной борьбы способны пролить свет на многое.

Перво-наперво надо заметить, что ни Травинский, ни Мараховская не были пламенными борцами за дело партии "Родина", этакими партийными рыцарями без страха и упрека, каких из них пытается сделать Дмитрий Рогозин. Как профессиональные пиарщики они просто честно отрабатывали хорошие гонорары, которыми сопровождаются любые выборы. И не более того. Напомним, Марина Мараховская еще год назад работала на "Единую Россию". Да и вообще для нее это была уже третья по счету предвыборная кампания в Иркутске. Зная Яна, можно предположить, что он с большим удовольствием разоблачал партию власти "Единая Россия", которая в наши дни все больше начинает напоминать КПСС. Но при этом, по словам близких, взглядов "Родины" Травинский не разделял. Зато очень нуждался в деньгах - не так давно Ян женился, у него родился ребенок и ему нужно было кормить семью.

Битва олигархов

Не секрет, что любые выборы, что в Иркутске, что в Петербурге, - это всегда огромные, шальные деньги. На днях губернатор Иркутской области Говорин оценил расходы предвыборных штабов в 15 миллионов долларов. Сумма огромная. Но она не должна никого удивлять. На территории области находятся предприятия, принадлежащие крупнейшим финансово-промышленным группам. И борьба партий за власть здесь на самом деле представляет собой борьбу олигархов за контроль над богатейшим регионом. Партия "Родина" и партия "Единая Россия" в данном конкретном иркутском случае - всего лишь вывески, за которыми скрываются финансовые интересы акул капитализма.

За "Родиной" стоят "Русский алюминий" Олега Дерипаски, компания "Иркутскэнерго" (как передаточное финансовое звено) и нынешний губернатор Иркутской области Говорин.

За "Единой Россией" сразу четыре монстра: "Суал", "Илим палп", "Интеррос" и "Мечел".

Выборы в Законодательное собрание Иркутской области на самом деле были лишь одним из шагов в битве за губернаторское кресло. Дело в том, что Говорин - это губернатор старой волны, которым очень недовольны в Кремле. Он досиживает уже второй срок, который истекает осенью 2005 года. К нему Кремль решил применить примерно такую же тактику, которая в свое время позволила сковырнуть питерского губернатора Яковлева: провести как можно больше своих людей в Законодательное собрание и принять поправку к уставу, не позволяющую Говорину баллотироваться на третий срок. Выполнить эту великую миссию было поручено "Единой России".

Говорин, интересы которого тесно переплетены с интересами "Русского алюминия", пронюхал про этот коварный замысел и начал принимать контрмеры. Имея поддержку нескольких местных партий и движений, действующий губернатор решил сделать ставку на новую политическую силу, неплохо зарекомендовавшую себя на всероссийской арене, - партию "Родина". А главным координатором "анти-кремлевского" блока стал вице-президент "Русского алюминия" Евгений Иванов, правая рука олигарха Олега Дерипаски. Именно он, а не какой-нибудь Рогозин и являлся настоящим "крестным отцом" иркутской предвыборной стратегии "Родины" и прочих союзных партий. Главная задача "Русала" - сохранить своего губернатора. Для чего нужно было провести в местный ЗакС более одной трети карманных депутатов, способных заблокировать усилия Кремля по нейтрализации Говорина.

"Они богатые, потому что мы бедные"

"Русал" начал действовать с размахом. По оценкам экспертов, "Родина" получила на предвыборные цели 5 миллионов долларов - в два раза больше, чем "Единая Россия"! Партия власти, имевшая изначально высокие рейтинги и рассчитывавшая провести спокойную победоносную кампанию, неожиданно столкнулась в лице "Родины" с агрессивным, изобретательным и сильным врагом.

"Родинцы" закупили 20 передвижных киноустановок, которые принялись разъезжать по райцентрам и крутить для пенсионеров старые добрые советские фильмы вперемежку с агитроликами своей партии. А для молодежи в разных районах Иркутска они устраивали театрализованные праздники - шоу байкеров, полеты парапланеристов, показательные выступления бойцов спецназа, дискотеки.

Улицы города наполнились "родинскими" агитаторами в красных футболках и накидках, а также агрессивными разъяснительными лозунгами на рекламных щитах, на экранах телевизоров и в газетах.

"Они богатые, потому что мы бедные!" - гласил один плакат. И тут же следовали пояснения: "Доход кандидатов списка "Единой России" - 1 млн. 858 тыс. рублей в год. Средняя зарплата в Иркутской области 2893 рубля в месяц".

Другой плакат сообщал: "Новый налог на жилье - 8000 рублей в год за хрущевку. Фракция "Единая Россия - ЗА! Фракция "Родина" - ПРОТИВ!"

После событий в Беслане на рекламных щитах появился такой предвыборный лозунг: "Террористам - смертную казнь! "Родина" - ЗА! "Единая Россия" - ПРОТИВ!"

"Единая Россия" борется с терроризмом на словах! "Родина" - на деле".

В рекламной кампании, стратегию которой разрабатывали Ян Травинский и Марина Мараховская, "Родина" клеймила "Единую Россию" как партию чиновников и олигархов, защищающих интересы правящей группы начальников и функционеров, набивающих карманы за счет присвоения общенародной собственности.

Параллельно "Русал" купил в Иркутске две телекомпании - с прицелом не только на выборы в ЗакС, но и на предстоящие через год губернаторские выборы.

Точка кипения

Избирательная кампания шла чрезвычайно ожесточенно. "Единая Россия" и "Родина" обвиняли друг друга во всех смертных грехах. Но это привело к неожиданному и даже парадоксальному результату. На финише у обеих партий в Иркутске упал рейтинг. С 10 по 22 сентября у "Единой России" он обвалился с 38 до 28 процентов, а у "Родины" - с 13 до 9 процентов. То есть своими агрессивными действиями лидеры "замочили" друг друга. Но самое главное было даже не в этом. Резко выросло число неопределившихся избирателей - с 12,9 до 30,8 процента, а тех, кто решил голосовать "против всех", - с 5 до 10 процентов. Таким образом на финише предвыборной гонки вдруг выяснилось, что огромная масса людей в Иркутске не знает, как им голосовать. А значит, требовались какие-то экстраординарные меры, которыми можно было в последний момент привлечь на свою сторону огромную массу колеблющихся.

Но это были еще цветочки. Ягодки начались после того, как 13 сентября президент Путин выступил с эпохальной "антитеррористической" инициативой об отмене прямых всеобщих губернаторских выборов и объявил, что глав регионов теперь будут утверждать Законодательные собрания.

Путин спутал противоборствующим в Иркутске сторонам все карты. Ценность депутатских мандатов, за которые они бились, вдруг неизмеримо возросла, а вся стратегия губернаторских выборов и выделенные на это бюджеты полетели к черту.

Представляете, как нарастала нервотрепка в предвыборных штабах "Родины" и "Единой России"! Ситуация в Иркутске накалилась до предела.

Предсказание смерти

За две недели до гибели Ян Травинский заметил, что за ним следят.

Еще через неделю предвыборный штаб "Родины" запустил едва ли не во все иркутские газеты статью с кричащим заголовком "Родина" в опасности". В ней перечислялись разные нечистоплотные действия политических противников, в том числе сообщалось, что во дворе частного дома одного из "родинских" кандидатов были обнаружены две гранаты, поблизости от которых нередко пробегала его дочка. В конце статьи делался вывод: "В избирательную кампанию вошли преступники, которые, по всей видимости, будут использовать все средства, чтобы "Родины" не было в числе претендентов на кресла в региональном парламенте. И предполагать, что гранатами в саду дело закончится, было бы в высшей степени наивно". На эту концовку-предупреждение сразу же обратили внимание в штабе "Единой России".

- Мы стали готовиться к тому, что они организуют в конце кампании что-нибудь эдакое, - поведал "Смене" один из "единороссовских" политтехнологов, - на-пример, подожгут свой штаб, взорвут машину, побьют нескольких активистов, в конце концов, ранят кого-нибудь из кандидатов первой тройки. Это распространенный прием: вон Черепков во Владивостоке около десяти покушений якобы пережил... Но к тому, что случилось, мы готовы не были.

Любопытно, что и в предвыборном штабе "Родины" "Смене" косвенно подтвердили, что замышляли что-то из ряда вон выходящее.

- В любой кампании значительную часть голосов может дать яркий эффектный финиш, - сказал член штаба Александр Рогожин. - Большая часть избирателей принимает решение, за кого голосовать, или в последнюю неделю, или уже на участке. Общественное мнение формируется в течение последних дней. Памятуя о нашем мощном старте, можно было предположить, что финиш будет вообще феерическим, что мы такую бомбу выкинем, что она всех поставит на уши!

Александр выдвинул версию о том, что противник, опасаясь "феерического финиша" "Родины", не дожидаясь решающей последней недели, нанес упреждаюший удар. В этом смысле убийство Марины Мараховской - выстрел в десятку. Поскольку на нее, по словам коллеги, "сходились все концы, она находилась в точке схождения и расхождения потоков". Интересно, каких таких потоков? Уж не финансовых ли?

Бессмысленные жертвы

Что же такое готовила "Родина", из-за чего понадобилось убивать начальника ее предвыборного штаба? Или все обстояло иначе - один из неведомых кураторов-кукловодов, который с самого начала был в курсе подготовки "родинцами" некой "тайной операции", в последний момент сделал так, что "бомба" взорвалась не понарошку, а по-настоящему. Для пущего эффекта!

Но самое интересное случилось всего через день после убийства Яна Травинского и Марины Мараховской. С "важным правительственным заявлением" выступил заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков. Он сделал маленькое, но принципиальное уточнение относительно процедуры назначения будущих губернаторов. Оказывается, президент Путин вовсе и не думал наделять депутатов какими-то особыми полномочиями в утверждении первых лиц регионов, как решили многие. По замыслу Путина, если депутатов угораздит дважды прокатить предложенную им кандидатуру на пост губернатора, то он попросту распустит местный парламент. После этого уточнения депутатский мандат снова резко упал в цене, а убийство Яна и Марины оказалось лишено предвыборного смысла.

Появись это заявление парой дней раньше, они оба могли бы остаться в живых.