"Храмов О.В. взял за решение вопроса о прекращении уголовного дела взятку от Ходырева Геннадия Максимовича в размере 100 млн рублей"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Храмов О.В. взял за решение вопроса о прекращении уголовного дела взятку от Ходырева Геннадия Максимовича в размере 100 млн рублей"

Полковник, расследовавший дело жены бывшего нижегородского губернатора Гули Ходыревой, обвинил в своей смерти генерала ФСБ

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::25.10.2010, "Погибаю, но не сдаюсь!", Фото: "Коммерсант"

Сергей Канев

Compromat.Ru

Геннадий Ходырев с супругой Гулей

В распоряжении «Новой» оказались копии предсмертных писем полковника ФСБ Олега Ефремова, написанные им в тюремной камере. Первое письмо он намеревался отправить президенту Медведеву, секретарю Совбеза Патрушеву и генпрокурору Чайке. Два других предназначались супруге и адвокату. Пока не известно, дошли ли послания до адресатов, однако через несколько дней после жесточайших пыток полковник ФСБ был убит в одиночной камере Боровской спецколонии (ИК-11).

За несколько дней до смерти Ефремова его супруга пыталась достучаться до следователей и прокуроров, чтобы высказать опасения за жизнь мужа, но ее никто не принял.

Действующие лица

Полковник Олег Ефремов —
поступил на службу в Нижегородское УФСБ в 1993 году. С 2005 года руководил следственным отделом (СО). За участие в первой чеченской кампании награжден орденом Мужества. В 2009 году арестован за продажу героина (40 кг), изъятого при обысках.

Генерал-лейтенант Олег Храмов —
бывший начальник УФСБ Нижнего Новгорода (сейчас работает в центральном аппарате ФСБ).

Гуля Ходырева —
супруга бывшего губернатора Нижегородской области. Подозревалась в организации незаконной допэмиссии акций Новомирского ГОКа. В итоге с Ходыревой сняли все обвинения, осуждены были сотрудники местного Дорожного фонда.

Борис Петров —
начальник отдела собственной безопасности УФСБ Нижнего Новгорода, возглавлявший оперативное сопровождение уголовного дела.

Сергей Полудневич —
прокурор по делу Ефремова

Президенту Российской Федерации
Секретарю Совета Безопасности РФ
Генеральному прокурору РФ

Заявление

В моей смерти виновен Храмов Олег Владимирович — начальник УФСБ РФ по Нижегородской области, который с 2006 года по настоящее время ненавидит меня и боится по следующим причинам:

Я, как начальник Следственного отдела УФСБ РФ по Нижегородской области, отказался исполнить незаконный приказ Храмова о прекращении уголовного дела в отношении обвиняемой Ходыревой Гули Иргашевны — жены экс-губернатора Нижегородской области. По имеющейся у меня информации Храмов О.В. взял за решение вопроса о прекращении уголовного дела взятку от Ходырева Геннадия Максимовича в размере 100 млн рублей.

<…> (1)

У меня имеются конкретные фактические данные о вредительской деятельности Храмова О.В. в должности начальника УФСБ РФ по Нижегородской области, направленной на развал дееспособности Управления и подрыв государственной безопасности в регионе, начиная от смещения с должностей абсолютно всего руководящего состава Управления, расформирования Следственного отдела (признанного в 2008 году лучшим в системе ФСБ России) и заканчивая противоправной незаконной деятельностью Храмова О.В. — «крышевание» коммерческих структур, незаконное и несанкционированное судом проведение мероприятий «ПТП» (2), «НАЗ» (3) и т.п. Все эти факты легко установить при производстве комплексной проверки деятельности Храмова О.В. и тем более при его оперативной разработке.

Совокупность указанных причин привела к тому, что Храмов О.В., действуя через свое доверенное лицо — назначенного им начальником отделения СБ Управления Петрова Бориса Ивановича, сфальсифицировали в отношении меня абсурдное уголовное дело, оказывали давление на судей Пырьева и Медведеву, с тем чтобы незаконно заключить меня под стражу. Используя агентуру в криминальной среде, Храмов О.В. и Петров Б.И. дали указание убить меня, сымитировав, по возможности, «естественную» смерть.

Я нахожусь в здравом рассудке и твердой памяти при написании этого заявления.

Являюсь кадровым офицером контрразведки России, ветераном боевых действий, кавалером ордена Мужества и не склонен кончать жизнь самоубийством ни при каких обстоятельствах.

На основании изложенного, прошу привлечь Храмова Олега Владимировича и Петрова Бориса Ивановича к уголовной ответственности за организацию моего убийства.

Полковник Ефремов О.Г.

Необходимые пояснения
(1) По этическим соображениям, мы закрыли часть текста письма, касающегося личной жизни генерала Храмова.
(2) ПТП — телефонная прослушка.
(3) НАЗ — незаконная аудиозапись.

[page_29998.htm#ankor5 Письмо адвокату]

Опера предлагают чистосерд[ечно] признать то, что вменяют (в части 228-1); за это —

1) Гособвинение не требует 20 лет, а ФСБ не давит на суд и прокур[ора].
2) Находят для меня «хорошую» зону и «хорошую» должность на ней.
3) Возможность УДО.
+
Что я хочу потребовать к этому:
1) Ниже низшего или условно.
2) Гарантии от военн[ого] прокурора.
3) Максимум смягчающих обстоятельств в обв[инительном] закл[ючении].
4) Измен[ение] меры пресечения.

~ 17 — origindate::20.05.09.

Письмо супруге

На суде почти «сломался». Был готов дать любые показания, в отношении кого угодно, лишь бы … [неразб.] увидеть тебя и побыть с тобой хоть несколько денечков. Но Полудневич сказал, что в любом случае на свободу меня уже не выпустят; и в любом случае будут запрашивать 20 лет. И я подумал — да пошли они все на хер! Погибаю, но не сдаюсь! <…>

Получено origindate::26.05.09

[NEWSru.com, origindate::20.08.2010, "В суде Нижегородской области слушается дело о загадочной смерти полковника ФСБ в одиночной камере": Супруга покойного Алина Ефремова не верит, что сотрудники колонии являются организаторами гибели ее мужа. Более вероятно, что виновников следует искать в следственных органах. По ее словам, за десять дней до развязки она пыталась донести его опасения за свою жизнь до следствия и прокурора по надзору за тюрьмами, но ее сообщение проигнорировали. "Его (Олега Ефремова) заставляли дать показания на бывшего руководителя УФСБ по Нижегородской области Владимира Булавина (ныне руководитель аппарата Национального антитеррористического комитета), но он отказывался. За это и пострадал", — считает вдова погибшего. — Врезка К.ру]

Одиночка ИК-11

В 2004 году сотрудники нижегородского Госнаркоконтроля задержали двух дилеров, на допросе они показали, что героин приобретали у бывшего начальника следственного отдела УФСБ Нижнего Новгорода Владимира Обухова. Поначалу уголовное дело тихо замяли, но в 2008 году неожиданно возобновили расследование. По сведениям нашего источника, инициатором возобновления расследования выступил новый начальник УФСБ — генерал Храмов.

Compromat.Ru

Олег Храмов

Вскоре был отстранен от службы и арестован начальник СО УФСБ — Олег Ефремов, который, по версии следствия, вместе с Обуховым приторговывал конфискованным героином. На допросах Ефремов все отрицал, никаких показаний не давал и постоянно писал жалобы в различные инстанции.

Неожиданно подследственного Ефремова, вина которого еще не была признана судом, перевели в места лишения свободы — в Боровскую спецколонию, где отбывают наказания осужденные сотрудники милиции, и посадили в одиночную камеру. За несколько часов до смерти чекиста посетили двое сотрудников отдела собственной безопасности УФСБ — Илюшин и Чертков и «попытались снова склонить к чистосердечным признаниям» (на суде оба заявили, что не помнят причину своего приезда в спецколонию). А спустя некоторое время Ефремов был забит до смерти.

История таинственной гибели полковника ФСБ наделала много шума. По обвинению в убийстве Ефремова на скамье подсудимых оказались начальник отдела безопасности ИК-11 Бобриков, оперуполномоченный Кручинин, оперативный дежурный Мангер, помощник дежурного Иванов, а также заключенные Архипов и Торопов (бывший спарринг-партнер братьев Кличко).

Как сказано в обвинительном заключении, якобы желая помочь правосудию, вертухаи и осужденные менты «подвесили связанного Ефремова к трубе и избивали его кулаками, ногами и резиновой дубинкой» (всего нанесли 70 ударов).

Однако в уголовном деле до сих пор слишком много загадок и белых пятен.

В особенности это касается роли генерала Храмова, начальника ОСБ Петрова и их подчиненных — Илюшина и Черткова. По крайней мере родственники подсудимых во время процесса заявили, что «сидеть должны заказчики убийства — генералы ФСБ, а не назначенные стрелочники!». К тому же несколько свидетелей постоянно путались в показаниях, а заключенных, свидетельствовавших в пользу обвинения, сразу выпустили по условно-досрочному освобождению. И в этой связи, видимо не случайно, генерала Храмова в срочном порядке перевели в столицу.

["Коммерсант", origindate::20.08.2010, "Сотрудники колонии не видели причин убивать чекиста": Подсудимые — сотрудники ИК N 11 виновными себя не признают, утверждая, что их подставили спецслужбы, а обвинение построено лишь на показаниях заключенных. В суде они заявили ходатайство, чтобы обвинение им переквалифицировали на более тяжкую ст. 105 УК РФ ("Убийство"), мотивируя это тем, что в таком случае они получат возможность требовать рассмотрения дела с присяжными в Нижегородском областном суде. Ходатайство было отклонено. […] Павел Кручинин заявил, что сразу после того, как Олега Ефремова этапировали в колонию, тот заявил своим близким, что его "привезли сюда убивать", и называл по именам "конкретных сотрудников ФСБ, виновных в его несчастьях".
Все четверо сотрудников колонии в итоге заявили о своей невиновности. Двое татуированных заключенных вину признали частично. По словам боксера Торопова, от нескольких его ударов Олег Ефремов скончаться не мог.
Из последовавшего затем допроса свидетелей, в частности, выяснилось, что полковник Ефремов был переведен из СИЗО в колонию ради его личной безопасности, хотя серьезных оснований полагать, что ему что-то угрожает, у военного следствия не было. Кроме того, как оказалось, независимо от следователя, фактически самостоятельное расследование в отношении своего бывшего коллеги проводил отдел собственной безопасности УФСБ. Двое его сотрудников незадолго до гибели Олега Ефремова привезли из колонии ксерокопии заявлений, где чекист давал показания на своего бывшего начальника Владимира Обухова, проходившего вместе с ним по делу о наркоторговле (как сообщил "Ъ" 2 июля, полковник Обухов был осужден на 12 лет и лишен звания). […]
На наш взгляд, вывод о том, что Ефремова забили, выпытывая, где тайники с наркотиками, несколько нелогичен. Все эти тайники давно уже были известны — их показал Обухов. Очевидно, что из Ефремова хотели вытащить информацию, но кто и какую — это вопрос",— сказал один из сотрудников УФСБ. Он также назвал "подставой" звонок из колонии о том, что подследственный Ефремов якобы готов дать показания, из-за чего в ИК за день до гибели чекиста выезжали два оперативника. — Врезка К.ру]

Немалый интерес вызывает и темная история проведения допэмиссии на Новомирском ГОКе, в которой фигурировала супруга бывшего губернатора Ходырева (сама она называла обвинения «чушью и недоразумением»). По сообщениям нижегородских СМИ, уголовное дело в отношении госпожи Ходыревой выделялось в отдельное производство, но затем «из Кремля якобы настоятельно попросили оставить семью в покое». Наши источники информации в Нижнем Новгороде не исключают, что гибель полковника Ефремова может быть связана с расследованием этого уголовного дела.

…Редакция «Новой» никоим образом не хочет оказывать давление на следствие и суд. Но предсмертные письма Ефремова не дают нам возможности промолчать. Разумеется, мы готовы выслушать контраргументы лиц, упомянутых в документах, и в ближайших номерах расскажем о результатах журналистского расследования. Пока же у нас есть несколько вопросов к официальным лицам:

1) Какая оценка дана следствием тем документам, которые опубликовала «Новая газета»?

2) Понес какое-либо наказание прокурор Сергей Полудневич, отдавший приказ перевести подследственного Ефремова в спецколонию? Кто посоветовал ему это сделать? На каких основаниях подследственный был переведен в места лишения свободы?

3) Почему в день убийства случилось внезапное отключение электричества в ИК-11 (камеры видеонаблюдения не смогли зафиксировать входящих в камеру к Ефремову)?

4) Почему следователи допрашивали только начальника ОСБ Петрова, а генерала Храмова нет?

5) Вызывались ли на допросы бывший губернатор Ходырев и его супруга?

6) Почему генерала Храмова в спешном порядке перевели в центральный аппарат ФСБ?

Справка "Новой"
Храмов Олег Владимирович родился 12 декабря 1955 года в Чеченской АССР. Женат, двое сыновей. В 1973 году окончил среднюю школу с золотой медалью. В этом же году поступил в Высшую школу КГБ СССР. В 80-е годы работал под крышей советского посольства в Тунисе. До назначения начальником УФСБ России по Нижегородской области являлся первым заместителем начальника УФСБ по Москве и Московской области. Сейчас возглавляет оперативное управление в центральном аппарате ФСБ. Имеет государственные награды.


***

Compromat.Ru

Compromat.Ru


***

Compromat.Ru