"Цель состоит не в том, чтобы вернуть ему акции, а в том, чтобы оставить их у себя навсегда"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::21.05.2005, Фото: "Карьера"

Прослушки Березовского и Патаркацишвили о Гусинском

"Цель состоит не в том, чтобы вернуть ему акции, а в том, чтобы оставить их у себя навсегда"

Березовский протянул руку Гусинскому
***
Скачатать аудиофайл в формате mp3 (proslgus.mp3, 750 КБ)
***

Эпизод 1.

После приветствий:

Б.Б. Послушай, Бадри, у меня есть две темы для обсуждения, и обе серьезные. Значит, мне позвонил «Гусь». Его в ближайшие дни вызовут в Израиль. Все счета заморожены, как он говорит, включая семейные. И он просит три вещи. Он просит поддержать компанию - открыть кредитную линию на два миллиона. Это первое. На год. Второе. Он просит заплатить за него залог, если его посадят. И он просит поддержать семью, ее жизнь. Значит, у меня есть предложение. Я ему ничего не ответил. Он просто сказал посоветоваться с Бадри и так далее. Во-первых, чтобы поддержать компанию, он должен передать в залог все свои акции. В залог отдать, продать - не знаю как. Бадри, я считаю, что мы закончили играть в благотворительность, тем более, что он подставляет всех своим поведением. Да? Мы же прекрасно понимаем, что на канале он решал свои личные проблемы. Сохранение своего имиджа, играл с русскими, играл со всеми, торговался и так далее за наш счет. Да? Я не считаю, что мы должны заниматься благотворительностью. Мы должны его поддержать, и всю нашу идею... И сформулируем так: мы готовы поддерживать компанию - все акции он продает сейчас нам за доллары. Ситуация прояснится... Мы ему вернем после того, как он вернет нам его долги. Правильно? Что касается залога, я считаю, что мы должны дать. Я сейчас разговаривал с Леней на эту тему уже. Думаю, что он тоже готов принять в этом участие. Что касается семьи - мы должны ее поддержать, но не бесконечно. Мы не можем поддерживать яхты, самолеты и так далее. Что-то придется продавать, если возникнет необходимость. То есть я предлагаю занять позицию гуманитарную, но не благотворительную.

Б. Я думаю, что надо сделать простую вещь. Во-первых, обсуждение надо начинать с того, что-то, что касается залога - не обсуждается, мы платим. А все остальное - это уже производная. Если он выходит, то дальше уже... Чего сейчас договариваться о чем-то?

Б.Б. Нет, если он выходит, он... За компанию нужно платить сейчас. Нет денег, 200 тысяч, чтобы покрыть расходы. Нет этих денег! Поэтому мы должны будем платить. Я лично не хочу больше платить. Для этого мы пытаемся избавиться от «Независимой» и так далее. Я не хочу платить за «Ар-Ти-Ви-Ай», которое решает его личные проблемы. Да?

Б. Ага.

Б.Б. Вот и все! Поэтому я считаю, знаешь, Бадри... Извини, может, я такой стал... как бы изменился, но я не считаю...

Б. (перебив.) Дело не в этом, просто не самое удобное время обсуждать эти проблемы.

Б.Б. Нет, Бадри, ты готов платить 2 млн. долларов? Я не готов.

Б. Нет, я же не об этом. Ты, по-моему, не понял. Я говорю о том, что... Он же поставил три вопроса, да?

Б.Б. Да. Я скажу ему: «Залог не обсуждается».

Б. Да, залог не обсуждается.

Б.Б. А семья?

Б. Нет, подожди! Залог не обсуждается. Да? Он, почему сейчас эти три вопроса ставит? Потому что вдруг его посадят. Правильно?

Б.Б. Да.

Б. Если он не заплатит залог, значит, он будет сидеть, значит, встает проблема о семье и встает проблема о компании.

Б.Б. Нет-нет! Не правильно понимаешь. То, что он будет на свободе, совсем не означает, что средства будут разморожены. Да?

Б. Ага.

Б.Б. А, следовательно, за компанию вопрос существует независимо - платить. Семью - существует независимо. Он утверждает, что у него нет денег ни на жизнь семьи, ни на работу компании. Это не связано, свободен он или не свободен.

Б. Понятно. А что Леня говорит?

Б.Б. Леня поддерживает эту позицию. Другое дело, что Леня говорит... Я хотел, чтобы он 50% передал Лене. Понимаешь?..

Б. Ага.

Б.Б. А Леня говорит разумную вещь. Он говорит, что он не хочет владеть этим как израильский гражданин. Он считает... Другое дело, что мы с Леней можем это обсудить, что формально мы фактически... Ну это неважно. Леня говорит: «Я готов принимать участие в управлении компанией, сесть прямо на управление. Но я не готов владеть ею».

Б. Ага.

Б.Б. Это совсем не означает, что он не готов принимать участия в деньгах.

Б. Да, понятно. Хорошо. У меня нет абсолютно возражений. Я просто считаю, что то, что касается залога - это очень важно. Все остальное, я думаю, что...

Б.Б. (перебив.) Ну, я ему тогда, с твоего позволения скажу: «Володя, залог не обсуждаем. Залог платим. Что касается семьи - мы надеемся, что ты выйдешь и сам справишься. Но если нет, то мы тоже возьмем...»

Б. Ну, во всяком случае, что не дадим умереть там от голода - это факт. Речь не идет сейчас о...

Б.Б. (перебив.) Так и скажем: «Володя, яхту, самолет оплачивать мы не будем, а...»

Б. (Перебив.) Да. А то, что касается семьи, там их передвижения, их кормление - какие проблемы?!

Б.Б. Да. «И, наконец, что касается компании, то условие такое: ты передаешь акции, мы ее финансируем. По-другому мы не сможем сделать».

Б. Нет, а то, что касается компании, ты просто придумай красивую форму, чтобы ему было это тоже удобно на нее согласиться. Смысл тот же...

Б.Б. (перебив.) А я скажу очень красиво. Я с тобой согласен. Красивая форма означает следующее: постольку, поскольку мы не хотим...

Б. (перебив.) Мы готовы финансировать, но...

Б.Б. (перебив.) Да, мы готовы, но мы готовы тогда только самостоятельно отвечать за весь механизм финансирования как за нашу собственность, а не как его собственность...

Б. (перебив.) Да, это, во-первых. А во-вторых: «Ты предлагаешь сейчас, чтобы мы это финансировали. Да? За этот период времени, чтобы мы взяли ответственность за это, то тогда давай все сюда, и мы как бы беремся...»

Б.Б. Абсолютно верно! Просто он сейчас предлагает мне перевести на английскую дочку там и так далее. Я вообще не знаю, может, к английской дочке будут претензии. На х... (неценз.) мне это нужно?!

Б. Конечно!

Б.Б. Это первый вопрос. Второй вопрос. Сейчас там твой друг находится. Я тебе не буду говорить какой, ты хорошо поймешь.

Б. Да, я знаю.

Б.Б. И там девушка очень хочет с тобой повидаться.

Б. Я знаю! Но я считаю, что неправильно сейчас с ними разговаривать, и поэтому пусть Леня с ними поговорит. Я понимаю, почему Леня хочет, чтобы я как бы связался и так далее. Как только это произойдет, то дальше уже совершенно точно будет ассоциировано - Леня с нами. А я не хочу этого делать. Я хочу это... ресурс оставить за нами.

Б.Б. Нет, Леня не про это говорит. Он не хочет с ней связываться. Она просто просит, чтобы ты приехал. Она не просит разговора по телефону. Она просит, чтобы ты приехал туда.

Б. Понятно. Но я не поеду. Я считаю, это правильно.

Б.Б. Да, ты мне скажи, пожалуйста, ты считаешь, что мне нужно ехать или нет?

Б. Думаю, что нет.

Б.Б. Все! Я тоже так считаю.

Б. Абсолютно! Во-первых, мы абсолютно придерживаемся того, что мы однажды сказали, поэтому для этого нам нужно, чтобы мы были дистанцированы.

Б.Б. И еще... Сейчас вспомню. Да нет, вроде так все остальное нормально. Приехал Егор оттуда, во вторник опять улетает. Мы начали формулировать уже наши предложения по... Понятно, да? По уже конкретным вещам. Мне кажется, что все идет нормально пока.

Б. Вот я не понимаю - «пока что идет нормально». Слава Богу, думаю, что ты понимаешь. Поэтому я думаю, что просто время уходит, и я думаю, что пока что абсолютно ничего не решено.

Б.Б. Бадри, я тебе могу сказать, что это не так.

Б. Значит, нормально.

Б.Б. Просто я не могу всего с тобой обсуждать.

Б. И не надо! Мне главное, чтобы ты понимал, что все нормально.

Б.Б. Теперь, у меня состоялась случайная встреча с.твоим одним очень близким знакомым, который...

Б. (перебив.) А я знаю.

Б.Б. Ты знаешь, да? Он мне там кое-что сформулировал, я сейчас в этом направлении работаю.

Б. Абсолютно верно!

(Попрощались.)

***

Эпизод 2.

После приветствия:

Б.Б. Я тебе только хочу сказать, что я с ним переговорил.

Б. Ага.

Б.Б. Он все понял. Понял правильно. В любом случае поблагодарил. Потом, он хотел уточнить, что значит «поддержка семьи». Я сказал: «Ты сформулируй сам, что ты считаешь для них - жизнь не в роскоши, которая исключает яхты, самолеты и т.д. Жизнь нормальной, обеспеченной, буржуазной семьи».

Б. Да, абсолютно верно.

Б.Б. Ага.

Б. Ну, он доволен остался?

Б.Б. Он не недоволен.

Б. Ну, это нормально абсолютно.

Б.Б. Он не недоволен. Его интересовало, на каких условиях мы забираем эти акции. Я сказал, что это совершенно отдельный вопрос. Мы его пропишем.

Б. Да, конечно.

Б.Б. Я просто сказал принципиальную позицию...

Б. (переб.) Мы же прописали тогда, да?

Б.Б. Да.

Б. Ровно на этом же уровне и пропишем.

Б.Б. Да. Там просто должно быть включено еще, что у него есть небольшой долг, который он признает и который он отдает, акции не возвращаются.

Б. Если это будет на такой же бумаге все прописано, как мы тогда прописали, когда мы такие огромные деньги ему дали, то я считаю, что никаких возражений у нас не должно быть.

Б.Б. Да. Нет, просто все должно быть четко обговорено, правильно? Я считаю, что цель состоит не в том, чтобы ему вернуть акции, а цель состоит, в том, чтобы их оставить у себя навсегда.

Б. Ну, так и получится.

Б.Б. Понятно, да? И поставить туда правильный менеджмент. Там Леня Невзлин сказал, что он сам готов рулить.

Б. Великолепно!

Б.Б. Великолепно! Значит, он будет в нее вкладывать. Правильно?

Б. Конечно, конечно.

Б.Б. А ему сейчас это и нужно. А ему сейчас это очень нужно в Израиле.

Б. Конечно. На самом деле, «Гусь» от этого выиграет только.

Б.Б. Да, потому что он всегда проигрывает стратегически, выигрывая местечковые свои интересы.

Б. Ага. Мы потенциально знаем, что это все равно его. Он же тоже будет это знать. Он будет только выигрывать.

Б.Б. Да, совершенно верно. Я считаю, что Леня еще там должен поставить вопрос о «Маариве», потому что он должен 230 млн.

Б. Подожди. Почему Леня должен поставить этот вопрос?

Б.Б. Ну, тогда мы поставим.

Б. Конечно. Он нам доверяет, а не Лене.

Б.Б. Тем более, что он доверяет тебе. Ты с ним встретишься один раз и заберешь все сразу.

Б. Вот и все. Вот и все.

Б.Б. Ага.

Б. Прямо все... и все.

Б.Б. Абсолютно с тобой согласен. Но я считаю, что правильно, что мы сейчас о «Маариве» не поставили вопрос.

Б. Да. Я думаю, что он сам поставит.

Б.Б. Ну, в общем, давай думай, дорогой.

Б. Хорошо.

Б.Б. Ты в этом гений.

Б. Хорошо.

Б.Б. Выздоравливай, самое главное, быстрее.

(Попрощались.)