"Цель статусом потерпевшего и скрыть его роль главного заказчика и организатора преступлений."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Александр Веремеенко: "Цель - наделить Урала Рахимова статусом потерпевшего и скрыть его роль главного заказчика и организатора преступлений"

Оригинал этого материала
© "УфаГубъ"origindate::31.03.2009, Александр Веремеенко: «Из нас хотели сделать террористов»

Александр Веремеенко

Compromat.Ru

Александр Веремеенко

В Постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Изместьева И.В., предоставленном мне Бушевым Ю., на страницах 16, 17, 42, 43, 45, 46, 49, 50 — 53, 55, 56, 58, 61, 62 руководителем 2 отдела управления № 2 ГСУ СКП Зипунниковым И.И. навязывается мысль о проводившейся Изместьевым И.В. подготовке к покушению на сына Президента РБ и фактического владельца топливно-энергетического комплекса Башкирии Урала Рахимова. Причина — несовпадение их коммерческих интересов.

Необходимо отметить, что своим положением в нефтяном бизнесе и в политике (статусом сенатора) Изместьев И.В. обязан, прежде всего, Уралу Рахимову. Никакое его дальнейшее благоденствие не могло осуществиться без поддержки Урала, ввиду наличия многих более достойных конкурентов. Распространяемые же в кулуарах Генпрокуратуры байки о том, что Изместьев И.В., якобы, хотел убить Урала, чтобы вслед за ним умер от горя Муртаза Рахимов, просто абсурдны!

Несмотря на это Зипунниковым И.И. упорно фальсифицируются данные следственных мероприятий, не приводятся и не принимаются во внимание очевидные факты политической и хозяйственной жизни региона. Цель очевидна — наделить Урала Рахимова статусом потерпевшего и сокрыть его роль, как главного заказчика и организатора преступлений в регионе. Расследование намеренно уводится в сторону от выявления основного приобретателя выгоды от совершенных преступлений, т.е. Урала Рахимова.

Зипунников И.И. бездоказательно утверждает, что Изместьев И.В. давал распоряжения по покушению на Урала Рахимова в своем офисе на Гоголевском бульваре, дом 5. Выглядело бы более правдоподобно, если бы Зипунников здесь сослался на показания Александра Мосина — ближайшего помощника Изместьева, который в настоящее время управляет его финансами и в лицо знает персонажей «кингисеппской» группировки, т.к. участвовал в обслуживании их деньгами и рабочими местами. И если бы эти показания имели место, то подобные утверждения Зипунникова И.И. имели бы свое обоснование.

События, предшествовавшие преступлению по делу № 201/344065−08 и связанные Зипунниковым И.И. с покушением на Урала Рахимова, имеют совершенно иные мотивы и иного заказчика, нежели Изместьев И.В...

Не надо быть следователем-профессионалом, каковым является Зипунников И.И., чтобы увидеть, что даты подготовки преступлений и появления бригад киллеров совпадают со значимыми для судьбы Башкирии общественно-политическими мероприятиями, в которых активно участвовал я с братом Сергеем на резко оппозиционной Рахимовым политико-экономической основе. В то время как верность Изместьева И.В. клану Рахимовых была залогом всей его карьеры. Похоже, Зипунникову И.И. выгодно отвлечь внимание на перечисление деталей подготовки преступлений, нежели углубиться в разрешение задач, которые ставили перед собой преступники. Следует заметить, что в 2002—2004 годы в Башкирии резко обострилась борьба клана Рахимовых за сохранение власти как способа удержать присвоенные государственные ресурсы.

В 2001—2002 годах мой брат Веремеенко Сергей вместе с директором Ново-Уфимского НПЗ Сайфуллиным Н.Р., трагически погибшим при невыясненных обстоятельствах в 2008 году (смерть произошла весьма своевременно для Урала Рахимова и Виктора Ганцева, т.к. незадолго до гибели он отказывался выполнить требования Урала Рахимова о расформировании ОАО Башнефтехимзаводы), проходил свидетелем по уголовным делам, которые вела тогда Генпрокуратура в отношении переработки нефти на заводах. Сергей в это время занимался внедрением новых технологий на НПЗ, а именно: создавал переработку малосернистой нефти, планировал внедрение производства кокса и ряда других товаров, для чего инвестировал деньги Межпромбанка, который был нами создан. Эти планы натолкнулись на жестокое противодействие Урала Рахимова, который проводил политику максимального выколачивания прибыли из производства только бензинов. В то время как производство многих нужных народному хозяйству товаров разрушалось. Такая участь постигла и производство необходимых для обороны присадок, моторных масел и др. Подобная деятельность Урала Рахимова велась в угоду иностранным фирмам, чья продукция потом заместила отечественную.

Работая в Баштрансгазе, я постоянно общался с моим близким товарищем Геннадием Букаевым, который в то время возглавлял МНС России. Мы, в частности, обсуждали проблему расхищения регионального бюджета Башкирии, в то время как федеральный центр не имел рычагов воспрепятствовать этому. Позднее мы с Букаевым разработали схему, по которой все крупные хозяйственные объекты регионов стали обслуживаться налоговыми инспекциями Москвы. Это вызвало всплеск негодования Муртазы и Урала Рахимовых. Для того, чтобы сохранить возможность хищения налогов, они создали систему фирм давальцев, им подотчетных, а НПЗ выступили лишь как переработчики. Работая в МНС по Башкирии, мне удалось наладить жесткий контроль налоговой дисциплины давальцев, что позволило на 40% поднять собираемость налогов. По ряду фирм, приближенных Уралу Рахимову, были инициированы судебные процессы и направлены материалы для возбуждения уголовных дел. Среди них АТЭК, Роза Мира Процессинг, ФОРТЭК, Уралнефтепродукт, РМ нефтехим. Однако под давлением Администрации Муртазы Рахимова многие судебные разбирательства безосновательно тормозились, уголовные дела приостанавливались.

Мне пришлось возбуждать уголовные дела против ставленников Урала Рахимова в налоговой инспекции Башкирии — Колбина (возглавлявшего Орджоникидзевскую налоговую инспекцию, обслуживающую нефтеперерабатывающие заводы) и Саттарова (освобожденного от должности руководителя налоговой службы республики и личного друга Урала Рахимова).

Осенью 2003 года мною была организована проверка ОАО НК «Башнефть». Комиссия установила неуплату налогов на 4.5 млрд. рублей, неуплату экологического налога, пересортицу нефти, перерабатываемой на уфимских НПЗ. Совместно с башкирской таможней была проведена проверка, в ходе которой выявили сотни миллионов рублей хищений при закупках за рубежом сельхозтехники и запчастей, неконтролируемом таможней транспорте нефтепродуктов по трубопроводам, железной дороге, танкерами.

Моя работа в налоговой инспекции Башкирии сопровождалась жалобами Муртазы Рахимова В.В. Путину о том, что я разрушаю работу предприятий с целью захвата их моим братом для продвижения его на должность Президента РБ. От имени М. Рахимова, отдельных депутатов и Курултая в целом отправлялись в центр требования снять меня с должности, как руководителя, который не может найти общий язык с руководством республики.

Никто тогда не предполагал, что в арсенале клана Рахимовых кроме отключений электричества, канализации, наездов МВД были и другие опробованные средства. Серьезно об этом задумались, когда в октябре 2003 года периодически стали «находиться» заминированные автомашины у зданий налоговых инспекций, у таможни, на центральных улицах города, по которым передвигались сотрудники инспекций. Апогеем стал взрыв 5 ноября 2003 года. В день взрыва одна из камер наружного наблюдения Ленинской или Кировской налоговой инспекции, по докладу начальника службы безопасности Фазылова Ф.С., зафиксировала подозрительного человека. Об этом было сделано заявление в милицию, пленка с записью об этом была позже изъята МВД.

Как следует из Постановления, предметом тщетной и продолжительной охоты Пуманэ с сообщниками в период с января по июнь 2009 года являлся автомобиль Тойота Лэнд Крузер, который, якобы, перевозил Урала. Правда, не указывается ни номер, ни цвет автомобиля. Следователю Зипунникову И.И., при желании, не составило бы труда установить, что Урал в это время ездил в черном бронированном шестисотом Мерседесе, который спереди и сзади сопровождался автомобилями марки Тойота Лэнд Крузер с охраной. Кроме того, кортежу предшествовала милицейская машина с маячками и сигналами. Движение кортежа, досаждавшего жителям Уфы воем сирен, сопровождалось перекрытием движения и милицейскими постами по маршруту. О том, как в действительности организовывалось перемещение Урала, Зипунникову И.И. легко можно было перепроверить через начальника полка ДПС полковника Яруллина. Он, кстати, вместе с Виктором Ганцевым участвовал во встречах в аэропорту подрывников вместе с Пуманэ.

Что касается Лэнд Крузера, то темно-синий автомобиль гос. номер Р 577 РО 02 есть у меня. Также сообщаю, что по маршрутам, изучавшимся членами банды, т.е. по улицам Коммунистическая, Кирова, Чернышевского, Айская передвигался тоже я! Мои поездки на работу и домой в Затон совпадают с маршрутом, изучавшимся Пуманэ и его сообщниками (центр Уфы — деревня Волково).

Даты посещения Уфы бандитами, которые указаны в Постановлении, совпадают с событиями в моей жизни, сопряженными с обострениями во взаимоотношениях с кланом Рахимовых.

20 Января 2003 года, работая в должности генерального директора Баштрансгаза, я объявил о намерении баллотироваться кандидатом в депутаты Курултая.

В январе Ульданов И.Т. получает от Финагина С.В. поручение ехать в Уфу и готовиться к осуществлению преступления, в феврале 2003 года в Уфе появляются исполнители — Пуманэ и др.

17 Марта, после выборов в Куюргазинском районе, я вернулся в Уфу. В это время в Уфе находится группа Пуманэ и готовится, якобы, к убийству Урала Рахимова. Хотя ситуация простая: если я прохожу на выборах, то административным путем убрать меня с должности нельзя, а можно только убить!

24 апреля 2003 года мне предстояла командировка в Москву, в Газпром. Вечером 23 апреля ко мне домой приехал замминистра внутренних дел Патрикеев Н.Г. Он сказал, что завтра меня должны снять. Так решил Урал, а на мое место будет поставлен Альберт Харисов (в последующем представитель Башкирии в Москве), и что за это уже заплачено Рязанову А.(заместителю председателя Газпрома).

Увольнение мое тогда не состоялось, т.к. показатели работы Баштрансгаза были лучшими в Газпроме.

Совершенно необъяснимы действия группы Пуманэ с 19 мая по 23 июня 2003 года, которая, согласно Постановлению, отслеживала движение Урала Рахимова по маршруту «от центра Уфы в сторону деревни Волково», предполагая, в то же время, что по понедельникам он появляется в противоположном конце Уфы на улице Свободы. (стр.45). Так например, ехать по маршрутам, описанным в постановлении Зипунникова И.И. от пансионата деревни Волково Уфимского р-на к центру Уфы (стр. 45) невозможно, в связи с тем, что ул. Свободы находится на северной окраине г. Уфы, центр города в 20− километрах на юг, а двигаться от центра к деревне Волково надо в сторону юго-запада на г. Казань (копия карты г. Уфы прилагается).

Зато понятно, почему прекратились их действия после 23 июня. Это связано с тем, что им удалось-таки протащить решение о снятии меня 17 июня 2003 г. с должности генерального директора Баштрансгаза. (Подтверждается записью в моей трудовой книжке, копию которой прилагаю).

С конца июня по ноябрь 2003 года я, являясь руководителем налоговой службы РФ по РБ, пытался привлечь к ответственности Саттарова (бывшего руководителя налоговой службы РФ по РБ) и Колбина (начальника налоговой Орджоникидзевского района) за попытку неправомерного списания из бюджета на основании сфальсифицированных судебных решений (дела № А07−4972/02-Г-МИТ, № А07−4971/02-Г_МИТ, № А-07−13918/03-А-ИУС), вынесенных арбитражным судом РБ под давлением Администрации Рахимова, организованном Ганцевым (генеральным директором управляющей компании ОАО Башнефтехим). Указанная группа осуществила попытку присвоить около 900 млн. рублей из федерального бюджета в пользу ОАО Ново-Уфимский нефтеперерабатывающий завод, ОАО Уфанефтехим и ОАО Уфимский нефтеперерабатывающий завод. Незаконное списание было допущено по сговору руководителя налоговой инспекции Орджоникидзевского района Колбина и руководителя МНС по РБ Саттарова с В.Ганцевым. На основании указанного факта по моему заявлению было возбуждено уголовное дело следственными органами МВД РБ. После моего увольнения дело было прекращено, указанное преступление осталось безнаказанным, виновные лица к ответственности не привлечены.

В тот же период мною, как руководителем налогового органа, было подано заявление о привлечении к уголовной ответственности Саттарова и Колбина, которые в сговоре с Ганцевым и Рахимовым У. организовали незаконное освобождение от налогов уфимских НПЗ на сумму свыше 2.5 млрд. рублей. Однако о принятом решении по данному факту я не был уведомлен, т.к. незаконно был уволен с занимаемой должности в декабре 2003 года.
Мною было установлено, что на заводах Уфы перерабатывается около 10 млн. тонн нефти в год, которая не была заявлена, как объект налогообложения.
В период моей работы также было возбуждено уголовное дело об уклонении от уплаты налогов уфимскими НПЗ и ЗАО «Корус-Байконур» на сумму около девяти млрд. рублей. Дело расследуется в Следственном комитете при Генпрокуратуре до сих пор. Ганцев и Изместьев привлечены к уголовной ответственности.

Как следует из Постановления (стр. 45), Рахимов У. и Ганцев, осознавая законность требований государства и противоправность своих действий, в сговоре с должностными лицами в период с 19 мая по 23 июня 2003 года страховали нежелательное для них развитие событий и привлекли в Уфу группу Пуманэ, которая находилась в Уфе до декабря, т.е. в период вышеописанных событий, а не довольствовались только подкупом судей.

Со второй половины июля 2003 года башкирсие СМИ, включая телевидение, обрушили на жителей республики потои клеветнических передач и публикаций в адрес моего брата и меня, заранее объявляя нас киллерами и демонстрируя фотомонтажи, в которых мы изображались по локоть в крови. По сути, такая кампания готовила общественное мнение к тому, чтобы взрыв 5 ноября 2003 года был воспринят как дело наших рук. Сразу после взрыва в СМИ выступили Председатель УФСБ по РБ Черноков, Министр МВД Диваев, сенатор Изместьев, Вице-премьер правительства Башкортостана Байдавлетов, которые нас, как только не клеймили…

Уместно вспомнить разговор А.Харисова с Бушевым Ю.Ю., в котором Харисов сказал, что Урал Рахимов дал команду «сделать» из братьев Веремеенко террористов.

Действия Урала Рахимова в отношении меня и моего брата принесли нам реальный ущерб, а именно: из-за фальсификации выборов, что засвидетельствовано многочисленными свидетельскими показаниями, заявлениями в суды и судебными разбирательствами, я не был избран депутатом Курултая, я был уволен с должности генерального директора Баштрансгаза (в результате клеветнических измышлений о разрушении мною политических связей Башкирии и Газпрома), был незаконно уволен с должности руководителя налоговой службы Башкирии (из-за измышлений о блокировании мною работы предприятий и подозрений в совершении противоправных действий, включая терроризм).

По башкирскому телевидению транслировались клеветнические передачи, материалы которых должны находиться также и в архивах Башинформ.

Незаконность увольнения и последующее восстановление меня в должности руководителя МНС РБ подтверждается соответствующими записями в моей трудовой книжке, Решением Тверского районного суда г. Москвы от 09 июля 2004 г. и Определением Московского городского суда от 26 августа 2004 г.

Мой брат вынужден был снять свою кандидатуру с выборов Президента РБ. Все это привело к значительным материальным и нравственным потерям для меня и моей семьи.

Хотелось бы, чтобы как профессионал Зипунников И.И. похвалялся не тем, что он «выкопал огромное количество трупов», а тем, что раскрыл все преступления зарвавшегося башкирского олигарха Урала Рахимова.

Однако сокрытие их, по видимому, было главной задачей следствия по делу Изместьева И.В., иначе не поддаются объяснению факты, что в обвинении, вменяемом ему в организации «теракта» и покушении на Урала Рахимова, отсутствуют действительные доказательства и мотивы этих преступлений. Ни я, ни мой водитель Сенин Вячеслав, подвергнутый, видимо с подачи руководства РБ в целях дискредитации меня и брата незаконному уголовному преследованию по подозрению во взрыве в Уфе origindate::27.09.2003 г. джипа «Тойота», в результате которого погибли два сотрудника ЧОПа «Щит», не были опрошены следствием. После завершения предвыборной кампании 2003 г., после которой Муртаза Рахимов остался Президентом РБ, уголовное преследование Вячеслава Сенина было прекращено.

Другие свидетели и участники жесточайших предвыборных кампаний 2003 г. в РБ, оппонировавшие клану Рахимовых, от которого, как оказывается, «смотрящим за процессом» и выступил Изместьев И.В., также не были допрошены.

МоскваУфа

***

[page_22945.htm#1 "По ком плачет курай" (видео)]