"ЧОПорное" движение

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Годовой оборот всех ЧОПов - $4 млрд, примерно половина этой суммы зарабатывается МВД

© "Газета журналистских расследований Дело №", №4, август 2004

"ЧОПорное" движение

Павел Яковлев

В конце 80-х годов Советский Союз вступил на этап радикальной перестройки. Вслед за первыми кооперативами появились акционерные общества, биржи, большие коммерческие компании. Действовали они, в основном, в сфере торговли, но вскоре интересы предпринимателей стали расширяться. На этой волне образовались и первые охранные фирмы. Как правило, их организовывали выходцы из силовых структур и ветераны Афганистана. Первоначально многие будущие ЧОПы начинали как неформальные службы безопасности для конкретных деловых проектов.

В 1992 году Верховный Совет России принял закон "О частной детективной и охранной деятельности", согласно которому частные стражи порядка получили право на ношение оружия, и на данный рынок услуг хлынул поток желающих. Справедливо будет упомянуть, что треть организовавшихся в то время подобных предприятий представляла собой криминальные структуры, которым хотелось иметь свой боевой отряд. Так, в Петербурге было основано охранное предприятие "Скорпион", руководимое лидером тамбовской группировки Александром Ефимовым. Под "крышей" "Скорпиона" находилось более сотни коммерческих структур.

С одной стороны, это сильно упрощало процесс сбора денежных излишков с подконтрольных коммерсантов, а с другой, давало право на легальное ношение огнестрельного оружия, для чего, кстати, охранникам требовался всего лишь один документ — лицензия, в которой была прописана довольно лаконичная фраза: "имеет право на ношение огнестрельного оружия".

То есть, краткая фраза в лицензии, по крайней мере, не запрещала частным охранникам носить с собой огнестрельное оружие любого вида, вплоть до пулемета. В отличие от "бедных" сотрудников милиции, которые могли пользоваться исключительно табельным номерным оружием. Правда, позже это упущение было исправлено, и помимо лицензии с "чоповцев" стали требовать разрешение на ношение и хранение оружия, куда вписывались номер пистолета или ружья и данные удостоверения личности охранника.

После августовских событий 1991 года МВД и КГБ подверглись суровой реорганизации, грозившей похоронить всю систему в целом. Множество офицеров из этих структур оказалось "на улице". Одних увольняли по причине политической неблагонадежности, как скрытых или явных сторонников ГКЧП, другие уходили сами, не желая участвовать в развале страны. Единственным местом применения их профессиональных качеств стал рынок охранных структур, где бывшие офицеры-силовики сумели потеснить относительно небольшие криминальные кланы и бригады, занимавшиеся крышеванием. Физическая охрана, предоставляемая "чоповцами", ни в то время, ни на сегодняшний день не являлась их единственной задачей. В деятельность охранных предприятий входили и сбор информации о деловых партнерах, контроль исполнения контрактов, и неофициальные переговоры (в случае физического или имущественного ущерба, угроз, расторжения договора или невозможности выплатить долг).

В 1992 году охранное предприятие "Комкон", добилось возвращения крупного долга петербургскому филиалу Сбербанка России, после чего стало его постоянным партнером. Способность к неформальному подходу для "решения вопросов с другими силовыми партнерами очень высоко ценилась в деловых кругах и составляла основу репутации силовой структуры, будь то ЧОП или организованная преступная группировка.

Через год, после расстрела Белого дома, осенью 1993 года на рынок хлынула вторая волна силовиков. После отказа участвовать в штурме Белого дома антитеррористическое подразделение КГБ "Вымпел" было переведено в подчинение МВД. В результате 215 человек перешли на службу в ФСБ и другие органы госбезопасности, а 135 сотрудников ушло работать в сферу частного охранного бизнеса. Многие из них оказались в ЧОПе "Аргус", основанном одним из бывших командиров "Вымпела" Юрием Левицким.[см. уточнение к материалу от 21.09- прим. К.Ру]
  Другие командиры учредили ЧОП, используя оригинальное название спецподразделения как торговую марку: "Вымпел-Честь". Кстати, этот прием применяется сотрудниками охранных предприятий достаточно часто. Например, бывшие командиры специального антитеррористического формирования КГБ "Альфа" Орехов и Головатов, оставив службу, открывают сеть охранных предприятий: "Альфа-А", "Альфа-Б", "Альфа-7" и "Альфа-Твердь". К подобным примерам можно отнести ассоциацию предприятий со звучным названием "Девятичи". Бывшие сотрудники МВД оказались гораздо скромнее: "Алекс" (появившийся в столице одним из первых), "Защита" (организованная бывшими сотрудниками милиции в Санкт-Петербурге).

Кстати, компания "Алекс-Запад", созданная бывшими десантниками-афганцами как петербургский филиал московского "Алекса", стала полностью независимой. Более того, ее директор Борис Макаров часто признавался в своих интервью, что в их компании сейчас нет людей из МВД, которым нет особого доверия, и их команде гораздо ближе армейский дух. Так что приоритет был отдан кадрам вооруженных сил. Это довольно показательно, практически, все крупные ЧОПы стремятся сохранить свою корпоративность и, по сути, представляют собой приватизированные модели государственных силовых структур.

По данным МВД России за 1997 год, в стране насчитывалось около восьми тысяч частных охранных предприятий, в которых было задействовано свыше 500 тысяч человек.

Следующим событием, серьезно повлиявшим на данную сферу деятельности, стал экономический кризис 1998 года, который привел к гибели множества фирм малого и среднего бизнеса, а также к снижению общей платежеспособности компаний. Что, соответственно, вызвало снижение спроса на охранные услуги.

Похоронив мелкие ЧОПы, рынок, одновременно уравнял соотношение служб собственной безопасности с охранными предприятиями. За период 1998-2000 годов количество СБ сократилось с 5.200 до 4.600, в то же время, количество ЧОПов выросло с 5.900 до 7.000. Многим стало понятно, что для банков или компаний содержать свою ЧСБ дороже, чем нанять независимое ЧОП, и многие выбрали более экономичное решение.

По словам генерального директора школы спецподготовки "Витязь" Александра Колеснинского, сегодня только на столичном рынке присутствует более 3,5 тысяч охранных структур (около 150 тысяч сотрудников), из которых 3188 ЧОПов. Количество служб безопасности немногим превышает четыре сотни.

***

Агентурные данные

Современное состояние рынка охранных структур оценивается как ужасающее даже некоторыми его весьма уважаемыми участниками. При ближайшем рассмотрении повседневные реалии этого, казалось бы, специфического дела указывают на все еще дикие отношения между собственно властью и любым бизнесом. Если верить оценкам специалистов и цифрам статистики, годовой оборот всех частных охранных предприятий достигает четырех миллиардов долларов. Примерно половина этой суммы, так или иначе, за счет оказания охранных услуг, а также контроля и лицензирования в этом коммерческом поле, зарабатывается МВД. Критическая масса сдерживающих этот рынок трудностей складывается из нескольких составляющих. Одна из них - работа государственных, а на самом деле просто милицейских структур (таких, как вневедомственная охрана), пользующихся всеми благами закона о милиции. Второй бич - утечка кадров в службы безопасности крупных банков и корпораций. Но самая веская причина - само устройство рынка. Благодаря ему становится коммерчески невыгодно зарабатывать по закону. Доля ЧОПов, могущих выживать за счет спроса на профессионализм и деловую репутацию, ничтожно мала. Основная масса предприятий, сотрудников которых любой городской житель видит каждый день, получает объекты под охрану старым добрым откатным способом, используя связи в чиновных кругах. Скажем, заключить подряд на городское строительство порой просто невозможно, если не принять услуг прилагающегося ЧОПа.