"Черные схемы" Эдуарда Чу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

© Журнал "Уральский Ревизор" № 11 декабрь-январь

"Черные схемы" Эдуарда Чу

Сергей Барабанов

Несмотря на многочисленные нарушения и судебные решения, Эдуард Чу до сих пор продолжает работать арбитражным управляющим

Реалии современной российской экономики таковы, что такое неприятное для слуха любого предпринимателя понятие как «банкротство» прочно вошло в нашу обыденную деловую жизнь. За последние годы экономической стабильности и нормализации политической и правовой ситуации в России оно стало терять свой крайне негативный подтекст.

В само деле, еще несколько лет назад со словом "банкротство» обычно ассоциировались слова «преднамеренное», «заказное», а то и просто «криминальное». По словам юристов, в конце 90-х г.г. большинство банкротств четко делились на две категории: либо хозяева компании, наделав крупных долгов, выводили из нее все активы, оставляя кредиторам «пустышку», либо наемный менеджмент «кидал» собственников, создавая искусственные долги перед подставными фирмами.

Сейчас ситуация меняется кардинально. В последние годы банкротство все чаще воспринимается как нормальная бизнес-процедура, крайне неприятная и зачастую весьма болезненная для бизнеса, но чаще ведущая к его оздоровлению, нежели к преждевременной кончине. Огромная заслуга в этом принадлежит изменениям в законодательстве и правоохранительных органах, но и не меньшая — деятельности арбитражных управляющих, профессиональных участников процесса банкротства. Именно они позволили превратить «криминальную разборку» в цивилизованную процедуру взыскания долгов.

В идеале арбитражный управляющий — это высококлассный специалист, главная задача которого — сделать так, чтобы все кредиторы предприятия-банкрота в полной мере и в кратчайший срок получили все полагающиеся им средства. По сути, он является представителем всех кредиторов и действует в их совместных интересах, руководствуясь при этом законом. Зачастую арбитражному управляющему удается наладить работу на предприятии-банкроте, сделать так, чтобы оно начало приносить прибыль и смогло самостоятельно расплатиться с долгами. Если этого не получается, то управляющий должен подготовить имущество банкрота к распродаже и организовать торги таким образом, чтобы полученной суммы хватило для того, чтобы рассчитаться со всеми кредиторами.

Для осуществления своих функций, арбитражному управляющему даны весьма значительные полномочия. Фактически закон передает в его руки полный контроль над предприятием — без его ведома оно не может провести ни одной сделки. Именно он определяет список кредиторов и порядок выплат, способ раздела имущества, и. в конечном итоге, именно от его решений зависит судьба предприятия-банкрота. Такая власть дает ему возможность заставить банкрота расплатиться со всеми долгами, но она же источник для различного рода злоупотреблений.

Существует строгая система контроля над арбитражными управляющими, призванная свести к минимуму возможные злоупотребления. Это и добровольные объединения управляющих, и различные государственные органы, и прокуратура. Однако важнейшим «стопором» на пути арбитражного управляющего к должностным правонарушениям является забота о собственной репутации; человека, однажды уличенного в нечестной работе, недобросовестном банкротстве или прочих «темных делах», в следующий раз кредиторы просто не пригласят вести процедуру внешнего управления. Так как число профессиональных арбитражных управляющих в России невелико — во всей стране их всего несколько сот человек — информация о потере доброго имени одного из них быстро становится достоянием гласности, такой человек навсегда теряет не только репутацию, но и работу.

Впрочем, иногда соблазн легких денег оказывается сильнее доводов разума и заботы о репутации. Ситуации, когда назначенный судом управляющий в рамках процедуры банкротства ангажируется одним из кредиторов или собственником предприятия, превращающим процесс финансового оздоровления в настоящее лжебанкротство, очень редки, но и они случаются в современной России. Еще более вопиющие случаи возникают тогда, когда управляющий начинает работать в собственных интересах.

За примерами подобных управляющих, что называется, далеко ходить не надо: не так давно недобросовестным был признан уральский арбитражный управляющий Эдуард Чу. Сразу несколько судов различных инстанций признали его действия неправомерными, противоречащими закону, сам управляющий неоднократно привлекался к административной ответственности.

Одно из самых громких дел «черного управляющего» — банкротство ОАО «Смолмясо». Предприятие, входящее в холдинг «Русагркапитал», не смогло расплатиться со своими кредиторами. Последние инициировали на мясокомбинате процедуру банкротства, в качестве арбитражного управляющего, призванного провести финансовое оздоровление предприятия и рассмотреть возможности погашения всех долгов перед всеми кредиторами, был приглашен Эдуард Чу.

Однако уже через несколько месяцев его работы основные кредиторы «Смолмяса» (а в их число входил пул крупных российских банков, в том числе — Сбербанк России) получили первые тревожные симптомы того, что внешнее управление на заводе идет совсем не так, как должно. «Смолмясо» не начало выплачивать своих долгов, зато деньги со счетов предприятия потекли, что называется», «налево». У мясокомбината неожиданно появились новые долги, которые оплачивались конкурсным управляющим вне очереди, до погашения задолженности перед основными кредиторами.

Так, Эдуард Чу принял решение оплатить предъявленные предприятию некими «коммерческими структурами» векселя на 600 млн. рублей (что сопоставимо со стоимостью всего комбината). Как позже выяснило следствие, данные вексельные обязательства не были отражены в бухгалтерских балансах ОАО «Смолмясо» и не нашли отражения в инвентаризационных ведомостях, в которых должны быть указаны финансовые обязательства должника.

Еще большее удивление кредиторов вызвала процедура распродажи имущества комбината. Как правило, в ходе подобных аукционов главная задача управляющего — получить за собственность банкрота максимально высокую цену, чтобы расплатиться со всеми долгами. Но Эдуард Чу, видимо, преследовал совсем иные задачи. Так, при публикации материалов о проведении торгов им были указаны только номера лотов и их первоначальные цены, хотя законодательством установлено, что в сообщении о проведении торгов должны содержаться сведения об имуществе и его характеристики. В результате многие заинтересованные лица просто не пришли на аукцион. В самих торгах приняли участие всего три компании (ООО "Смолмясо", ООО СПХ "Смолмясо" и ООО "Сельскохозяйственное предприятие "Смолмясо"), причем, как сообщают смоленские СМИ, все они были подконтрольны одному собственнику — «Русагрокапиталу». Больше никто к торгам допущен не был. Нет ничего удивительного в том, что предприятие было продано за минимальную сумму — всего 382 млн. Рублей (напомним, что только по векселям предприятие смогло заплатить почти в два раза больше). Понятно, что полученная сумма не смогла удовлетворить кредиторов, и они инициировали процедуру расследования деятельности Чу.

В ходе проверок выяснилось, что конкурсное производство проводилось с грубыми нарушениями, интересы кредиторов при его производстве попирались. 6 сентября 2006 г. по действиям арбитражного управляющего ОАО «Смолмясо» Эдуарда Чу был составлен протокол об административном правонарушении. Как сообщает главный специалист отдела правового контроля Управления Федеральной регистрационной службы Смоленской области Марина Хлопонина, в ходе проверки выяснилось, что Эдуард Чу не закрыл все действующие счета предприятия и производил по ним расчетные операции, и счетов было порядка семи, что запрещено законом. Кроме того, арбитражный управляющий нарушил п. 1 ст. 134. ФЗ «О несостоятельности», производя выплаты по вексельным обязательствам во внеочередном порядке, а также п. 2 ч. 2 ст. 142 того же закона, произведя необоснованное распределение денежных средств, полученных от продажи имущества. Полученные финансовые средства должны были идти на погашение кредиторской задолженности, а он направлял их на внеочередные выплаты.

На основании этих фактов Арбитражный суд Свердловской области удовлетворил иск Главного управления ФРС по Смоленской области в отношении арбитражного управляющего Эдуарда Чу, признав его виновным и заставив уплатить крупный штраф.

И это далеко не единственный случай в практике арбитражного управляющего Эдуарда Чу. Так, аналогичные нарушения были обнаружены управлением ФРС по Тверской области на 000 "Комбинат искусственных кож», арбитражным управлением которым также занимался Эдуард Чу. Более того, в последнее время предприниматели Урала начинают обращать внимание на тот факт, что очень многие региональные банкротства оказываются связанными с компаниями небольших областей Центрального федерального округа. Именно перед ними у екатеринбургских заводов внезапно появляются непонятные многомиллионные задолженности, становящиеся причиной банкротств. У наблюдателей создается впечатление, что некие структуры, «окопавшиеся" в Смоленской и Брянской областях и создавшие там прочные связи, занимаются активным "Экспортом рейдерства» на Урал.

Как бы то ни было, везде, где за банкротство берется Чу, реализуется одна и та же схема: словно из-под земли появляются некие «мутные» фирмы с Урала, зачастую через своих организаторов связанные с различными «авторитетными» бизнесменами, такими как Владислав Костырев, известный на Урале как человек, занимавшийся заказными банкротствами предприятий, или Павел Федулеев. Неведомым образом у банкротящегося предприятия перед этими фирмами возникают многотысячные долги, которые арбитражный управляющий удовлетворяет в первую очередь. В результате страдают честные кредиторы, по сути наниматели Эдуарда Чу — деньги проходят мимо них, зачастую они вообще не могут вернуть своих средств. Зато некие «мутные» структуры становятся обладателями огромных денежных средств. Что в обмен получает сам Чу, достоверно не известно, однако можно предположить, что действует он далеко не безвозмездно.

Между тем, несмотря на многочисленные нарушения и судебные решения, Эдуард Чу до сих пор продолжает работать арбитражным управляющим. Кредиторам не удалось отстранить его от управления «Смолмясом», он же осуществляет банкротство Екатеринбургского виншампанкомбината. Эдуард Чу уже успел провести там оценку имущества, а к весне 2007 г. будут организованы торги. Чем закончится этот процесс и удастся ли кредиторам ЕВШК вернуть свои деньги, покажет только время.