"Черный" арбитраж по-саратовски

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сотрудница облпрокуратуры Ольга Боброва ставит палки в колеса бизнесу

1266320720-0.jpg В конце прошлого года группа парламентариев внесла на рассмотрение Госдумы РФ поправки в Арбитражный процессуальный кодекс, расширяющие полномочия прокуроров в арбитражном процессе. Конечно, если считать, что все прокурорские работники в таких процессах бдят исключительно государственные интересы, бескорыстно борясь с отмыванием денег или рейдерскими захватами, то такая инициатива достойна одобрения. Однако, например, осведомленные по этой части сотрудники юридического бюро «Падва и Эпштейн» полагают, что расширение прокурорских полномочий в арбитраже «может привести к возможности лоббирования интересов отдельных субъектов предпринимательства посредством такой мощной и влиятельной структуры, как прокуратура».

Беспокойство экспертов, которых процитировала правительственная «Российская газета», родилось не на пустом месте. Взять для примера историю начальника отдела по обеспечению участия прокуроров в арбитражном процессе Саратовской облпрокуратуры старшего советника юстиции Ольги Бобровой. Всероссийская известность к этой прокурорской сотруднице пришла по итогам прошлогоднего заседания Президиума Высшего Арбитражного суда РФ, который origindate::28.07.09 г. отказал в удовлетворении кассационного требования Генпрокуратуре, пытавшейся оспорить имущественную сделку с саратовской недвижимостью. Виновницей репутационных издержек главного надзорного ведомства страны при этом стала блондинка с тремя большими звездами на погонах. Этому стражу закона каким-то образом удалось убедить старших прокурорских коллег ввязаться в историю, которая рискует стать одной из самых скандальных в современной ведомственной летописи.

Все началось с того, что еще в 2005 году саратовское ООО «Скарабей» приобрело у местного МУПП «Саратовводоканал» нежилые строения по улице Шелковичная. Вскоре областным комитетом по управлению муниципальным имуществом предпринимателям был предоставлен в аренду на 49 лет и земельный участок в 5 га, на котором были расположены выкупленные строения. Получив необходимые разрешения, ООО «Скарабей» с партнерами приступило к жилищному строительству. Однако жилые массивы на арендованной территории до сих пор не выросли. Виной тому – вовсе не финансовый кризис, а строгие обеспечительные меры, которые начиная с 2007 года накладываются арбитражными инстанциями на строительные объекты по искам саратовской облпрокуратуры. Первый из таких исков был направлен в арбитражный суд Саратовской области в августе 2007-ого за подписью зампрокурора области Маслова. В нем содержалось требование признать сделку с недвижимостью и земельный договор с предпринимателями из ООО «Скарабей» недействительными и наложить арест на строящиеся объекты. В саратовском бизнес-сообществе долго ломали головы, зачем руководству облпрокуратуры понадобилось ставить палки в колеса землякам-девелоперам, готовым дать возможность справить новоселья сотням саратовских семей. Тем более, что с новостройками в Саратове и без того туго: нового жилья не хватает, старый жилфонд ветшает. О чем говорить, если за «тучные» годы здесь не был построен даже приличный аэропорт, и теперь Саратов остается в России единственным городом-миллионником, воздушные ворота которого больше напоминают колхозный сарай. Но, как выясняется, на родине Чернышевского и Радищева свои, особые тайны кризиса. Так, секрет внезапного неприятия прокуратурой строительного бизнес-проекта ООО «Скарабей» раскрылся после того, как в Саратовский арбитражный суд поступило дополнительное ходатайство из облпрокуратуры. На сей раз – за подписью начальника отдела по обеспечению участия прокуроров в арбитражном процессе Ольги Бобровой, которая потребовала в качестве обеспечительной меры наложить запрет на ведение предпринимателями жилищного строительства. И ведь добилась своего!

Вопрос на засыпку: если сотрудник прокуратуры через голову начальства требует дополнительных неприятностей для предпринимательской структуры, то всегда ли это связано исключительно со служебным рвением?

Быть лицом саратовской облпрокуратуры не только престижно, но и накладно, даже несмотря на частые прибавки к ведомственным зарплатам и скорое продвижение по службе. Как принято считать, выходом из таких затруднительных ситуаций является использование различных форм частно- государственного партнерства, к примеру, займов. В качестве надежного партнера начальник отдела саратовской прокуратуры Боброва выбрала местный «Немецкий Поволжский банк», входивший в бизнес- группу WDW. Именно этот банк 9 марта 2006 года на льготных условиях выдал Бобровой кредит в 1 миллион рублей со сроком погашения 15 лет.

Возможно, это и случайность, но с тех пор в любых хозяйственных спорах и прочих непростых житейских ситуациях руководители группы WDW ощущают надежную прокурорскую поддержку. Например, в сентябре 2008 года входящая в эту группу компания ООО «Кронверк» выиграла аукцион по продаже пакета акций ОАО «Саратовское железнодорожное предприятие», предложив 106 миллионов рублей. Однако грянувший кризис изменил планы победителей. Другие коммерсанты на месте ООО «Кронверк» и думать бы забыли о возможности возврата ранее внесенного на аукцион задатка в сумму 13 миллионов рублей. Но тут на помощь неожиданно пришла облпрокуратура в лице начальника отдела Ольги Бобровой, которая взялась через арбитражный суд признать заключенный дружественными ей коммерсантами договор по аукциону недействительным.

Или взять историю с Терсинским месторождением цементного сырья, когда в результате арбитражного разбирательства с участием прокурора Ольги Бобровой в числе участников конкурса на его разработку остались лишь компании, аффилированные с группой WDW, в то время как стратегический московский инвестор ОАО «Евроцемент Групп» получил от ворот поворот. Правда, известен и случай, когда Боброва формально выступила против своих коммерческих партнеров. Причем тогда, когда игнорировать вышедших на улицу возмущенных жителей было уже невозможно. Этот социальный протест был вызван желанием некоторых особо предприимчивых бизнесменов ликвидировать Саратовский Дворец пионеров и незаконно застроить его территорию в интересах ООО «Золотой берег» и ООО «Кронверк» из группы WDW. Широкий резонанс вынудил облпрокуратуру обратиться в Саратовский арбитражный суд с иском о признании недействительным распоряжения властей о коммерческом использовании детской территории. Однако иск был составлен таким образом, что арбитражный суд первой инстанции к великой радости коммерсантов из группы WDW легко и аргументировано в его удовлетворении отказал. Искать же правды в вышестоящих арбитражных инстанциях начальник отдела по обеспечению участия прокуроров в арбитражном процессе Ольга Боброва отчего-то не решилась.

Анализирую арбитражные дела, в которых принимает участие Боброва, можно отметить, что все ее дела делятся на две большие группы, первая из которых – знаковые дела, связанные с землей и недвижимостью, потенциально денежноемкие. Вторая группа – мелочевка, связанная со взысканием мизерных сумм (1,5 – 3 тысячи рублей) с предпринимателей налоговыми и пенсионными органами. Иное дело – с детективной историей противостояния Бобровой компании «Скарабей», которая наминает затянувшийся сериал. После того, как Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в марте 2008 года установил необоснованность требований саратовской облпрокуратуры, защитив саратовских строителей, а заодно и будущих новоселов, прокурорская команда решила зайти с другой стороны. В арбитражный суд полетел новый иск, заточенный на лишение упрямых предпринимателей прав землепользования. В качестве аргумента указывалось, что якобы под переданным ООО «Скарабей» земельным участком находятся стратегические для Саратова запасы питьевой воды, а потому такой важный участок следует изъять, а все заключенные сделки отменить.

На следующий день после направления искового заявления в суд и лицам, участвующим в деле, сработала медийная артиллерия. Сразу две телекомпании показали сюжет, в котором известный член местной общественной палаты и по-совместительству «борец с коррупцией», дважды привлекавшийся за эту самую коррупцию к уголовной ответственности, продемонстрировал зрителям копию искового заявления за подписью Маслова. И это притом, что никто из лиц, участвующих в деле, данный документ еще не получил.

Необходимо отметить следующее: в ответе на соответствующий запрос в управление природопользования Саратовской области значилось, что о каких-либо подземных запасах пресной воды на данном земельном участке специалистам неизвестно. Но, несмотря на это, Саратовский арбитражный суд, как и в первый раз, пошел навстречу представителю облпрокуратуры, а в качестве обеспечительной меры вновь остановил строительство. Однако в феврале 2009 года в Федеральном арбитражном суде Поволжского федерального округа, как и годом ранее, доводы саратовского прокурора Бобровой были отклонены, а в иске отказано. В конце концов, не иначе как жажда реванша в споре с предпринимателями довела саратовского сотрудника прокуратуры до столичных верхов. Остается только догадываться, как ему удалось добиться выхода представителя Генпрокуратуры в Высший Арбитражный суд РФ с представлением о пересмотре постановления Федерального Арбитражного суда Поволжского округа в порядке надзора.

На том памятном заседании 28 июля 2009 года под председательством однокурсника президента Дмитрия Медведева — главы ВАС Антона Иванова — решалось гораздо больше, чем судьба одного отдельно взятого хозяйственного конфликта. От вердикта во многом зависело, окончательно ли побит отечественный бизнес силовой бюрократией, или все же в конце тоннеля остается надежда. На судьбоносном заседании присутствовала и сама старший советник юстиции Ольга Боброва. Решение Президиума Высшего Арбитражного суда известно. Для органов прокуратуры, добивающихся нынче расширения полномочий прокуроров в арбитражном процессе, оно неутешительно. Между тем за три последних года Ольга Боброва уже дважды получила повышение в звании. Возможно, Ольга Викторовна, а также ее коллеги – единомышленники попросту не слыхали о недавнем заявлении генпрокурора РФ Юрия Чайки о том, что приоритетным направлением для возглавляемого им ведомства в истекшем году была борьба с коррупцией на всех уровнях. И уж тем более они ничего не слышали про недавний доклад Общественной палаты РФ «Уровень коррупции в РФ и некоторые антикоррупционные приоритеты», в котором, в частности, говорилось:

«Исключительную опасность для общества представляют коррупционные процессы в судебных, правоохранительных и контролирующих органах, представители которых сами должны противостоять преступности и коррупции. Это не только порождает у граждан России ощущение безысходности и пессимизма, делает их совершенно беззащитными от произвола, но и разлагает конституционные основы государства…».

После описанных событий были и другие судебные процессы, где участвовала Боброва О.В. либо сама, либо ее подчиненные, некоторые продолжают и по сей день, только теперь истцом в этих процессах выступает не прокуратура области, а администрация города, но обязательно привлекая к участию в деле Боброву. Надо отметить, что, невзирая на все состоявшиеся судебные решения в пользу компаний, а их было пять, проект «Отнять и передать» продолжается, обеспечительные меры продолжают приниматься, ведение строительства запрещено.

Оригинал материала

«Век» от origindate::16.02.10