"Чертова дюжина" самы могущественны деловы людей России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Чертова дюжина" самых могущественных деловых людей России

Главный злодей - Игорь Сечин

Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::14.11.2004, "Бюрократическая революция"

Андрей Григорьев

Остались ли в России олигархи? Несмотря на то что некогда самый богатый человек России уже второй год сидит в тюрьме, вопрос этот остается риторическим. Конечно, да. Более того, они не равноудалены. И даже не равноприближены. Олигархи путинской эпохи все больше зависят от степени близости к первому лицу государства.

Тринадцать самых могущественных деловых людей – в рейтинге «Чертова дюжина», составленном по итогам опроса экспертов «Ко».

Лидер рейтинга, причем абсолютный – в силу абсолютно чистого первого места – Алексей Миллер. Как и в лихие 1990-е, «Газпром» – это наше все. Не имеющая какого бы то ни было практического смысла телереклама газового концерна максимально точно определяет его статус – «национальное достояние». Распорядитель национального достояния – главный российский олигарх. То, из-за чего г-н Миллер раньше всегда проигрывал, и не только в нашем рейтинге, но и вообще в административной иерархии – его не вполне самостоятельный статус – сейчас оборачивается важным преимуществом. Если год назад Алексей Миллер в особо циничной форме послал куда подальше главу правительства с его несвоевременными мыслями о реформе «Газпрома», то сейчас Миллер одержал победу над противниками из своего, «питерско-чекистского» лагеря. «Газпром» превращается из просто газового монополиста в энергетический холдинг. Причем, по замечанию одного из наших экспертов, происходит это с самого высочайшего благословления. «Сечин так горячо принимал участие в судьбе ЮКОСа, видимо, полагая, что тот достанется «Роснефти», а в результате сама «Роснефть» досталась «Газпрому». Проведенный прием дзюдо был настолько техничен, что вряд ли честь его изобретения принадлежала Миллеру. Скорее, знатоком дзюдо у нас является сам президент».

И все же, несмотря на столь обидное поражение «от своих», Игорь Сечин – главная, хотя и предсказуемая сенсация рейтинга «олигархов-2004». Замглавы президентской администрации разделил третье – четвертое места с владельцем «Русского алюминия» Олегом Дерипаской.

Разговоры об административном и экономическом могуществе некоторых персонажей из ближайшего окружения Владимира Путина ходят уже достаточно давно. Однако до сих пор подобные сведения не имели под собой никакого институционального подтверждения и вполне могли быть списаны на конспирологически-злопыхательские рассуждения. Вот, дескать, раз ельцинский охранник Коржаков был способен обеспечить подпись шефа на любом нужном документе, то и занимающий сейчас сходное положение Виктор Золотов наверняка столь же всемогущ. Тем не менее перемещение «линии фронта» в экономических конфликтах внутрь той группы людей, которую принято называть «президентским окружением» и которая еще совсем недавно была лишь одной, и весьма сплоченной, командой, свидетельствует о том, что процесс формирования новой олигархической элиты близок к завершению. Об этом же свидетельствует и готовность (и даже потребность) новых олигархов к легализации своего экономического статуса. Симптоматично, что эксперты весьма высоко оценили Владимира Кожина, управляющего делами президента. До «чертовой дюжины» он недотянул совсем чуть-чуть.

Игорь Сечин одним из первых вышел из бюрократической тени и обозначил собственные бизнес-интересы, заняв пост председателя совета директоров компании «Роснефть». Так что отчасти г-н Сечин унаследовал рейтинговый потенциал руководителя этой компании Сергея Богданчикова, вошедшего год назад в состав «чертовой дюжины». Но лишь отчасти, так как, во-первых, именно участие в делах «Роснефти» г-на Сечина повлияло в свое время на неформальный статус Богданчикова, а во-вторых, могущество замглавы президентской администрации отнюдь не ограничивается потенциалом «Роснефти». Как заметил один из наших экспертов, «все знают, какой сейчас объем рынка назначений и кто является фактическим монополистом на этом рынке». А именно распределение «хлебных» должностей становится главной «валютой» в российских экономических реалиях.

Отмеченная год назад тенденция ориентации страны в сторону модели «бюрократического капитализма» стала в 2004 году еще более заметной, что наглядно отразилось в рейтинге «Ко». Из вошедших в «чертову дюжину» семеро, то есть больше половины, – госчиновники или руководители государственных компаний. Также очень показательно, что никто из олигархов допутинской эпохи не улучшил сколько-нибудь существенно свои позиции в рейтинге.

Из «чертовой дюжины» вылетели: Михаил Ходорковский – по причине, не требующей комментариев (хотя факт удержания им места в двадцатке говорит о сохраняющемся потенциале опального олигарха); Сергей Богданчиков – смотри выше; глава АФК «Система» Владимир Евтушенков и контролирующий Межпромбанк сенатор Сергей Пугачев. Нельзя сказать, что двое последних понесли за прошедший год серьезные потери как в деньгах, так и в административных возможностях. Судя по всему, на оценках экспертов сказалась их увлеченность долгосрочными проектами, требующая кропотливой и, как правило, внешне не слишком эффектной работы. Схожие причины повлияли на очень скромный рейтинг президента УГМК Искандера Махмудова, который, впрочем, всегда был чужд каким-либо отклонениям от простой и достойной уважения бизнес-стратегии – «прибыль, прибыль, прибыль».

Правда, похожий на Махмудова по стратегическому поведению президент «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов в «чертову дюжину» попал. Помимо объективно хороших экономических позиций в политически неспокойном российском ТЭКе на рейтинг Богданова безусловно повлияли давние партнерские отношения с питерским нефтетрейдером Геннадием Тимченко – человеком, по слухам, не чужим российскому президенту. Кое-кто из экспертов включил в свои варианты «тринадцати» и непосредственно г-на Тимченко. Так что не исключено, что он может когда-то оказаться в нашем списке на месте Богданова – так же, как г-н Сечин заменил Богданчикова. По иронии судьбы все похоже, вплоть до фамилий.

А вот у министра связи Леонида Реймана точно никаких «дублеров» нет. Единственный министр, удостоившийся внимания экспертов, фигура самодостаточная. Кульминацией реймановского административного могущества стало беспрецедентное изменение уже вроде бы утвержденной структуры правительства. Рейман оказался способен не только лоббировать решения высших должностных лиц страны, но и изменять уже принятые.

Ну и какая же олигархия без финансов! В «чертовой дюжине» два банкира. Два главных банкира Российской Федерации. Оба возглавляют крупнейшие государственные банки – Сбербанк и Внешторгбанк. Президент Сбербанка Андрей Казьмин, как и год назад, оказался на тринадцатом месте, которое не стало для него несчастливым.

Андрей Костин – один из лидеров повышения, вместе с Миллером, Сечиным, Рейманом и Богдановым. При этом Костин – не питерский и даже не чекист. Но с дипломатическим опытом, который позволяет главе Внешторгбанка не наживать слишком влиятельных врагов и финансировать внерыночно мотивированные сделки, не выходя за рамки рыночных правил приличия.

Так что хотя престиж профессии банкира за последние десять лет заметно подупал, пример Казьмина и Костина свидетельствует о том, что от того, кто управляет большими деньгами, зависит очень и очень многое. Иногда – почти все. Надо только правильно управлять.

Итак, УПРАВЛЯТЬ вновь становится ключевым словом для понимания российской экономической и социальной системы и для достижения в ее рамках любых желаемых результатов. Эпоха Ельцина ассоциировалась с другим словом – ВЛАДЕТЬ. Сейчас владеть хлопотно и иногда просто опасно. Но главное – не слишком эффективно. Бюрократическая революция, о необходимости которой никогда прямо не говорил Владимир Путин, свершилась. Теперь статус, могущество, и в конечном счете благосостояние любого человека, претендующего на федеральный масштаб своей деятельности, зависит от его готовности и способности играть по правилам российской бюрократической элиты. Три основные группы, ее составляющие, – силовики, менеджеры-чиновники, бывшие олигархи. Соперничество между ними и будет определять направление развития страны в ближайшие годы.

Алексей Миллер

Каким эксклюзивным свойством должен обладать олигарх №1 в России? Результаты деятельности главы «Газпрома» Алексея Миллера дают на этот вопрос однозначный ответ. Крутой олигарх не подстраивается под экономическую политику. Он ее формирует. Год назад глава «Газпрома» волевым решением остановил реформу энергетической монополии, поставив в неловкое положение и премьера Михаила Касьянова и министра Германа Грефа. В году 2004-м Миллер не отказывается от предложений правительства. Теперь он навязывает чиновникам свои решения.

Поглотив «Роснефть» и претендуя на другие нефтяные активы, «Газпром» фактически начинает влиять на весь углеводородный рынок России, в котором нефтяники уже очень скоро окажутся в подчиненном положении. Имея резервную подушку в виде стабильных экспортных газовых доходов, «Газпром» может оказаться не участником, а фактическим регулятором нефтяного рынка. В свою очередь, скупая акции «Мосэнерго» и претендуя на другие генерирующие активы, «Газпром» будет способен влиять на тарифы не только газовой, но и электроэнергетической отрасли. При реализации такого сценария Горизонтально-вертикально-интегрированная компания (ГВИК) «Газпром» будет контролировать всю энергетическую цепочку – от газовой (нефтяной) скважины до электрических розеток в каждом доме.

Сегодня некоторые экономисты выдают вполне оруэлловские прогнозы, по которым через год-два энергетический монстр самостоятельно разберется с проблемой, над решением которой многие годы бились российские либералы. «Отпустив» (а точнее повысив) тарифы, ГВИК запустит процесс модернизации энергоемких секторов российской промышленности (металлургия, машиностроение, химическая промышленность и др.). При этом издержки собственно ГВИК будут не очень прозрачны, а влияние компании на государство станет нарастать.

Возможно, эти прогнозы так и останутся плодом больного воображения экспертов. Но нельзя не признать, что впечатляет сам масштаб рисков, на которые идет государство, «Газпром» и лично руководитель газовой монополии. Решиться на такой проект без высочайшего одобрения Миллер вряд ли бы осмелился. Так что, называя Алексея Миллера «олигархом №1», надо понимать, кто на самом деле вершит российскую историю.

Роман Абрамович

Герой мюзикла, кумир лондонских футбольных фанатов и причина головной боли питерских «силовиков». Казалось бы, нет более подходящей кандидатуры для принудительного «равноудаления». Михаил Ходорковский, штудирующий в «Матросской тишине» книги по русской истории, по сравнению с ухмыляющимся хозяином Chelsea в футболке с надписью «Россия, ты можешь больше!», наблюдающим за поражением национальной сборной, выглядит гораздо более патриотичным олигархом.

Но с другой стороны, никто из коллег Абрамовича (и тех, кто по-прежнему фигурирует в рейтинге «Ко», и тех, кто «уже далече») не сделал так много для нынешнего режима. Человек, назвавший дряхлеющему Борису Ельцину имя Преемника, возвративший государству ОРТ и занявший крайне жесткую позицию по отношению к недавним партнерам из терпящего бедствие ЮКОСа, вправе рассчитывать на гарантии неприкосновенности, а точнее, – на возможность спокойно уйти. Поскольку в роли руководителя госкомпании, с умилением размещающего на видном месте портрет «царя» и бледнеющего при каждом звонке «вертушки», «Красного Романа» представить крайне сложно.

Поэтому, несмотря на претензии Счетной палаты, обнаружившей, что Чукотка задолжала федеральной казне не менее 9,3 млрд руб., губернатор округа-банкрота продолжает поражать британцев и французов своими экстравагантными многомиллионными покупками, попутно без особых проблем избавляясь от российских активов. В России теперь покупают другие, поэтому у неприкасаемого Абрамовича только второе место.

Впрочем, слоган на майке олигарха, заставившего говорить о себе пол-Европы, не свидетельствует в пользу тех, кто идет ему на смену.

Олег Дерипаска

На сегодняшний день, пожалуй, единственный «покупающий», а не «продающий» олигарх старой волны. И если принадлежавший Роману Абрамовичу 25-процентный пакет «Русала» Дерипаска приобрел скорее оттого что жизнь заставила (партнер захотел соскочить), а не по зову сердца, то энергоактивы глава «Базового элемента» покупает исключительно по собственной инициативе, заметно осложняя тем самым жизнь «Газпрому», озабоченному построением вертикально-интегрированного энергохолдинга.

Вряд ли некоторая бесшабашность Дерипаски или его родственные отношения с экс-главой ельцинской администрации Валентином Юмашевым могут послужить исчерпывающим объяснением. Просто в силу некоторых особенностей ведения бизнеса Олегу Дерипаске будет крайне сложно «в случае чего» осесть где-нибудь в Лондоне, ведя жизнь скромного владельца графского поместья или, на худой конец, хозяина какого-нибудь футбольного клуба. Непременно объявится кто-нибудь, вроде Джалола Хайдарова или Михаила Живило, и постарается припомнить бизнесмену былые грехи в ничуть не менее категоричной форме, чем российская Генпрокуратура.

Глава «Базэла» старается, что называется, «зачистить концы». Выплатил отступные Андрею Андрееву, пошел на не слишком выгодные для себя условия перемирия с «Илим Палпом». Но заработать репутацию на Западе гораздо сложнее, чем расположение Кремля. Если, конечно, правильно действовать. Дерипаска полагает, что финансирование псевдооппозиционной «Родины» или срыв сделки по продаже «Силовых машин» Siemens должны быть по достоинству оценены властью. Вопрос лишь в том, какой еще жертвы потребуют от главы «Базэла»?

Игорь Сечин

Судя по тем должностям, которые занимал Сечин за все годы совместной работы с Владимиром Путиным, это не просто коллеги. В отличие от Алексея Кудрина или Германа Грефа, Николая Патрушева или Виктора Иванова, бывших сослуживцами или коллегами Путина, Сечин – лицо особо приближенное. Он всегда на тех должностях, которые предполагают крайнюю степень личного доверия – руководитель секретариата, аппарата. В переводе с бюрократического языка это почти как личный врач или психоаналитик.

В этом контексте «легализация» Сечина на посту председателя совета директоров «Роснефти» выглядит несколько странно. Масштаб компании на первый взгляд не соответствует уровню в неформальной иерархии.

Впрочем, не исключено, что дело всего лишь в искреннем желании реализовать свое представление о конфигурации российского нефтяного сектора. К тому же слишком стремительный взлет в данном случае требует сделать поправку на «демонизацию». Всегда же публике нужен главный злодей. Когда-то им был Александр Коржаков, потом стал Александр Мамут. Теперь вот Игорь Сечин.

Михаил Фридман

После $11-миллионного иска к ИД «Коммерсантъ» Михаил Фридман рискует войти в историю, как очередной душитель свободы слова в России. Впрочем, едва ли глава «Альфа-групп» задался целью угробить еще одно не зависимое от Кремля отечественное СМИ. Его логика проста: газетная публикация навредила бизнесу Альфа-банка, вынудив акционеров выложить для «усмирения» вкладчиков около $200 млн, – значит, нужно ответить. Молчание может быть истолковано коллегами-олигархами, а самое главное, властью, как признак слабины, что для «альфовцев» крайне нежелательно.

Фридман, как и любой другой отечественный венчурный капиталист, стремится «уйти в кэш» на максимально выгодных для себя условиях. С ТНК вроде бы получилось, но в «МегаФоне» и на Шереметьеве «Альфа-групп» не удалось обеспечить себе комфортные условия выхода. Заплатив около $250 млн за акции «МегаФона», «Альфа» не получила ни доступа к управлению сотовым оператором, ни дивидендов. А в «Альфа-Шереметьево» пришлось впустить «Аэрофлот». В обоих случаях «альфовцам» противостоят влиятельные представители питерской команды. «МегаФон» – любимое детище главы Минсвязи Леонида Реймана. А советом директоров «Аэрофлота» руководит помощник президента Виктор Иванов.

В такой ситуации Михаил Фридман не мог открыть второй фронт, на сей раз – со СМИ. Одна базовая либеральная ценность (свобода слова) вступила в конфликт с другой (неприкосновенностью частной собственности). Какая из них победила, мы знаем. Другое дело, что режим, на руку которому невольно сыграл Фридман, не заинтересован в существовании ни той, ни другой.

Анатолий Чубайс

«Не думал, что труднее всего будет оценить Чубайса», – прокомментировал свою анкету один из экспертов. Действительно, в недавнем прошлом публичный политик, символ приватизации и финансовой стабилизации 1990-х, ныне сторонится света софитов. Политическое влияние экс-главы президентской администрации, экс-вице-премьера, экс-лидера СПС сегодня не очень значительно. Дошло до того, что Чубайс вынужден прислушиваться к рекомендациям бывших подчиненных – Германа Грефа и Алексея Кудрина. Полгода назад упорно циркулировали даже слухи о недовольстве действиями Чубайса на самом верху и его неминуемой отставке.

Однако если рассматривать позиции Чубайса с точки зрения руководителя энергомонополии, получается совершенно обратная картина. Вопреки слухам, Чубайс контролирует кадровую ситуацию внутри компании. В отличие от многих руководителей госкомпаний, в правлении РАО «ЕЭС» нет «чужаков» – все ключевые должности занимают доверенные лица Чубайса: Абызов, Аветисян, Рапопорт, Синюгин и др. Несмотря на пробуксовки, реформа отрасли идет по плану Чубайса – изменить его не смогли ни «силовики», ни олигархи. То, что зубы у лиса по-прежнему остры, глава РАО продемонстрировал во время конфликта с алюминщиками за гидроэнергетические активы. Кроме того, РАО «ЕЭС» продолжает скупать энергетические объекты за рубежом под лозунгом создания «либеральной империи». Так что в отличие от политического ресурса, бизнес-лоббистское влияние Чубайса по-прежнему значительно. Правда, в следующем году главе РАО придется выдержать тяжелый экзамен – в 2005-м начнется приватизация энергогенерирующих предприятий, а в получении контроля над ними заинтересованы все серьезные группы влияния.

Вагит Алекперов

Тихое счастье олигарха. Именно так можно охарактеризовать состояние владельца и президента ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова. За время, прошедшее с предыдущего рейтинга, Алекперов, казалось, сделал все, чтобы попасть, как минимум, в первую тройку рейтинга. Во-первых, ЛУКОЙЛ обрел зарубежного стратегического партнера. На государственном аукционе американская ConocoPhillips приобрела 7,59% акций компании, принадлежавших государству, за $1,988 млрд, а затем объявила о желании приобрести на рынке еще 2,4% акций. Во-вторых, Алекперову на удивление легко удалось провести кадровую ротацию – на место старых (и, по мнению некоторых экспертов, «устаревших») партнеров Семена Кокуры и Ралифа Сафина в компанию пришли новые менеджеры, не связанные с Алекперовым грузом длительных партнерских отношений. Ну и, наконец, ЛУКОЙЛ спокойно пожинает плоды сверхудачной нефтяной конъюнктуры.

Однако при всем этом за год Алекперов поднялся всего на одну строчку, заняв 7-е место. Злую шутку с главой ЛУКОЙЛа сыграло «дело ЮКОСа». Видимо, экспертам трудно поверить в непоколебимость позиций главного нефтяника страны на фоне кардинального пересмотра отношения государства к нефтяной отрасли. Создание «Газпромнефти», рост фискальной нагрузки на «нефтянку», и, главное, создание прецедента разгрома крупной нефтяной компании вынуждают не так радужно оценивать перспективы Вагита Алекперова.

Андрей Костин

Эффектный, подтянутый, динамичный Андрей Костин – единственный банкир, и вообще бизнесмен, регулярно встречающийся с президентом Владимиром Путиным. Уже одно это дорогого стоит.

Костин смело может рассчитывать на звание «покупатель года». Внешторгбанк совершил два масштабных поглощения – Гута-банк и Промстройбанк-СПБ. За каждой из этих сделок (как и за многими другими операциями ВТБ) можно при желании усмотреть чужие, не внешторгбанковские, интересы. Однако Костин умеет обратить чужие интересы себе на пользу. В результате ВТБ – единственный российский банк, которому грозит болезнь роста. В какой-то момент несоответствие структуры и методов управления масштабам бизнеса может оказаться критическим. Впрочем, такая опасность актуальна в сугубо рыночной конкурентной среде. Но если Костину удается получить на санацию Гута-банка депозит ЦБ в $700 млн, а потратить на эту операцию $200 (данные на днях официально озвучил новый руководитель «Гуты»), то о каких рыночных рисках может идти речь?

И еще одно фактическое поглощение, особенно важное для Костина. Стремительная смена председателя Внешэкономбанка не могла обойтись без его активного участия. Возглавляя ВЭБ с 1996 года, Костин перешел два года назад в ВТБ, надеясь перевести туда все коммерческие операции. Однако сложный компромисс тогдашних групп влияния, заключавшийся в разделе ВТБ и ВЭБа, не мог быть реализован гладко. Глухой конфликт между возглавившим Внешэкономбанк ставленником Михаила Касьянова Владимиром Чернухиным и Костиным мог быть решен только радикальным способом. Летом этого года ВЭБ возглавил Владимир Дмитриев, много лет проработавший первым замом Андрея Костина.

Юрий Лужков

Юрий Лужков потратил прошедший год на капитализацию административного ресурса. Главные бизнес-предприятия московской системы – ЗАО «Интеко», принадлежащее супруге мэра Елене Батуриной, и АФК «Система», владелец которой Владимир Евтушенков давно дружен с Лужковым, активно наращивают активы. «Интеко» скупила большую часть цементных предприятий России и контролирует около трети московского строительного рынка. По оценкам экспертов, оборот компании составляет сегодня свыше $1,5 млрд, а официальная прибыль – $130 млн. Эти доходы можно считать и доходами Юрия Лужкова.

В свою очередь выручка «Системы» составила в 2003 году более $3,7 млрд, а прибыль – около $390 млн. Развивают бизнес и другие предприятия «московской системы»: Банк Москвы, «Ингеоком», «СТ Групп» и др.

Характерно, что операция по капитализации ресурса проходит в условиях холодной войны с федеральным центром. Но, если раньше федеральные группы влияния добивались расширения присутствия на строительном и земельном рынках столицы, то теперь они все чаще претендуют на имущество, принадлежащее Москве. Тем не менее, в целом Юрий Лужков сохраняет свои позиции, что свидетельствует о серьезном потенциале московской группы. Согласитесь, сегодня найдется немного примеров успешного противодействия федеральным силовым структурам. Так что фактическое сохранение позиций в рейтинге (с восьмого места мэр переместился на девятое) выглядит вполне логичным. Юрий Лужков является крепким хозяйственником не потому, что он «хозяйственник», а потому что он «крепкий».

Владимир Потанин

Потанин весь последний год ходил с ярлыком «следующая жертва». Аргументация примерно такова: «Владимир Потанин стал в свое время первым объектом внимания новых питерских, когда сразу после назначения Путина президентом, Прокуратура предъявила ему счет на $140 млн за неправильную приватизацию «Норникеля». Ходорковский, когда ему предъявили, не подчинился – и был съеден за неготовность к компромиссам. Потанин повел себя мягче. И может быть съеден как потенциально легкая жертва».

Впрочем, экономический потенциал «Норникеля» и дипломатическая гибкость Потанина позволяют удерживать ситуацию в разумных рамках. В дополнение к одаренным стипендиями студентам Потанин теперь дает стипендии курсантам военных училищ, а министр обороны Сергей Иванов – частый гость на матчах принадлежащего «Норникелю» баскетбольного клуба ЦСКА. Наконец, Александр Хлопонин, которого трудно отделить от группы «Интеррос», – не на самом плохом счету у Кремля. Плюс «Норникель» претендует на роль проводника новой российской геополитики, покупая крупные металлургические предприятия в разных частях света. Так что место Потанина в «чертовой дюжине» заслуженное и вроде бы стабильное.

Леонид Рейман

«Связь будет определять будущее развитие мира», – убежден едва ли не самый одиозный правительственный чиновник. За прошедший год Рейман сделал немало, чтобы обеспечить себе место в этом мировом «совете развития». Чего стоит хотя бы возрождение уничтоженного административной реформой Минсвязи.

Вернув министерский портфель, Рейман не только продемонстрировал свое умение вести аппаратные игры и эффективно использовать «доступ к телу», но и обеспечил близкую к стопроцентной вероятность того, что грядущая приватизация «Связьинвеста» пройдет так, как ему надо. Глава Минсвязи не оставляет надежды капитализировать имеющийся у него административный ресурс. А контроль над российским телекоммуникационным монополистом – наилучший способ добиться желаемого.

Другое дело, что Кремлю больше по душе управленцы, а не собственники. Поэтому вовсе не очевидно, что высокопоставленные покровители Реймана не пожелают, чтобы плодами его побед воспользовался кто-нибудь менее амбициозный.

Владимир Богданов

Президента «Сургутнефтегаза» издавна называют «нефтяным генералом». Но если раньше ключевым в этой фразе было прилагательное, то теперь – существительное. «Сургут» рассматривается в качестве одного из основных претендентов не только на активы ЮКОСа (прежде всего, «Юганскнефтегаз»), но даже на «Сибнефть».

Впрочем, если пользоваться военной терминологией, то такие планы вынашивает не столько сам генерал Богданов, сколько «ставка верховного главнокомандующего». Волею судеб с этой «ставкой» президент «Сургутнефтегаза» начал сотрудничать еще в середине 1990-х годов, когда его компания привлекла в качестве нефтетрейдера ОАО «КИНЭКС», контролируемое путинским другом Геннадием Тимченко.

С ним наблюдатели связывают и нынешнюю активность «Сургутнефтегаза». Примечательно, кстати, что «дело ЮКОСа» началось спустя полтора месяца после атаки на «Сургутнефтегаз». Кто-то начал массированную скупку акций компании Богданова. Происходили эти события на фоне слияния ЮКОСа и «Сибнефти», из-за чего некоторые аналитики заподозрили Михаила Ходорковского в попытке взять еще и «Сургут». Уж не решил ли господин Тимченко поменять конфигурацию, превратив потенциальный объект поглощения в субъект?

Андрей Казьмин

Андрей Казьмин возглавляет Сбербанк почти девять лет. По теперешним масштабам это настоящее политическое (тот факт, что руководитель Сбербанка – должность политическая, едва ли кто станет оспаривать) долголетие. Конкурентов у Казьмина в этом смысле нет. Разве что Шойгу.

Притом что за последний год самым громким достижением Сбербанка стало состоявшееся только что открытие филиала в Чеченской республике, «Сберу» никакие особые достижения и не нужны. И особенно не нужны они самому Казьмину. Достаточно того, что банк исправно работает, вносит свой вклад в социальную и финансовую стабильность общества и отдельных его членов. К чести Казьмина, несмотря на непрекращающиеся попытки подложить ему свинью, козырей у его недоброжелателей немного. Свежий компромат на председателя Сбербанка сводится к тому, что корпоративный банковский журнал печатает не слишком официозные обзоры экономической ситуации. Мелковато, чтобы свалить президента крупнейшего российского банка.

***
 
ФИО
Должность
Компания/Ведомство
Кол-во баллов
Место в рейтинге год назад (origindate::27.10.2003)
1

Миллер Алексей

председатель

РАО Газпром

156
7
2

Абрамович Роман

Губернатор ЧАО

Русский алюминий

132
2
3-4

Дерипаска Олег

президент

"Базовый элемент" (бывший "Сибал")

105
5
3-4

Сечин Игорь

Роснефть (ПСД)

105
-
5

Фридман Михаил

предсовдир

Альфа-групп

103
1
6

Чубайс Анатолий

предправления

РАО ЕЭС

83
3
7

Алекперов Вагит

президент

НК ЛУКойл

71
8-9
8

Костин Андрей

президент

Внешторгбанк

49
16
9

Лужков Юрий

мэр Москвы

46
8-9
10

Потанин Владимир

предсовдир

Интеррос

44
4
11

Рейман Леонид

министр

Минсвязи

34
24
12

Богданов Владимир

президент

НК Сургутнефтегаз

32
21-22
13

Казьмин Андрей

президент

Сбербанк РФ

27
13
 ***
14

Коган Владимир

предНаблсов

ПСБ-СПб

24
-
15

Кожин Владимир

Управление делами Президента

22
-
16-18

Вайншток Семен

президент

Транснефть

18
27-28
16-18

Вексельберг Виктор

гендиректор

СУАЛ

18
16-18
16-18

Лебедев Александр

депутат Госдумы

НРК

18
-
19

Мордашов Алексей

президент

Северсталь

17
23
20-21

Евтушенков Владимир

предсовдир

"АФК "Система"

12
11
20-21

Ходорковский Михаил

12
6
22-23

Тимченко

11
-
22-23

Фадеев

11
-
24

Мамут Александр

председатель совета директоров

ТРОЙКА - ДИАЛОГ

8
19-20
25-26

Махмудов Искандер

президент

УГМК

7
-
25-26

Пугачев Сергей

член СФ

Межпромбанк

7
10
27

Усманов Алишер

гендиректор

Газпроминвестхолдинг

4
21-22
28-29

Хачатуров Данил

гендиректор

"Росгосстрах"

1
-
28-29

Якушин Владимир

1-й вице-президент

РЖД

1
-
 

Эксперты «Ко»:

Михаил Леонтьев, ОРТ; Юлия Латынина, журналист; Ольга Романова, RЕN-ТВ; Александр Привалов, научный редактор журнала «Эксперт»; Алесандр Беккер, газета «Ведомости»; Михаил Делягин, Институт проблем глобализации; Сергей Алексашенко, Центр Развития; Владимир Лопухин, консалтинговая компания «Вингвард»; Андрей Колесников, компания ФБК; Юрий Хнычкин, газета «Бизнес»; Андрей Григорьев, Эльмар Муртазаев, Александр Бирман, журнал «Компания», а также два правительственных чиновника, принявших участие в опросе на условиях анонимности.