"Чеченский блюз"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


У меня дружок был Гена,
Выпил рюмку гексогена

Оригинал этого материала
© Газета "Завтра", origindate::21.09.99, "Чеченский блюз"

Александр Проханов

1
Когда над городом комета взрыва прянет,
Тогда прижмем к губам печатный пряник.
Когда над городом взрывное пламя ширится,
Когда пылит метелица-каширица,
Когда в траве кровавая кашица,
Тогда нам не поможет джиу-джица.

2
Девочка в гробу,
Божьему рабу
Дай пистолет,
Тебе восемь лет.

3
Они — первопечатники,
Взрывчатники, свинчатники.
Они — первопрестольники,
Тринитротолуольники.

4
Пошли мне, Господи, хотя бы,
Оторванную голову Хаттаба.
Богородица босая,
Убей Басаева.
Генерал Трошев,
Сделай крошево.
Твое жало введено
По самое Ведено.
Пусть Бамут
Бомбы мнут.
Ату его,
Радуева.

5
Девочка в гробу,
Божьему рабу
Дай гранатомет
Сладок, как мед.

6
Один ваххабит
Убит.
Другой ваххабит
Побрит.
Третий ваххабит
Поехал в Ирбит.
В глазах рябит.

7
У меня дружок был Гена,
Выпил рюмку гексогена.
Если ночью не взорвусь,
Утром Саней назовусь.

8
Девочка в гробу,
Дай мне вербу.
Посажу в Печатниках,
Полью из чайника.
В Чечню полечу,
Мои раны залечу.

9
Полевые командиры,
Пулевые командиры.
Пули высверлили дыры
В бородатых головах.
Не спасли ни капониры,
Ни Аллах.

10
Когда летит ночной бомбардировщик,
Пусть враг узрит его зловещий росчерк.
Когда работают шальные “Ураганы”,
“Шайтаном” нареченные врагами,
Пускай бандит с дипломом медресе,
Умчится в ад на страшном колесе.
И там его под возгласы шаманов
Настигнет грозный генерал Шаманов.

11
Не помню ни званий,
ни лиц, ни имен.
Попал в окруженье ОМОН.
Парень из Липецка,
Рана липкая.
Парень из Вологды,
Рана колотая.
Парень из Ельни,
Рана стреляная.

Пошли в рукопашную.
Огня не мешало бы.
Нету Степашина,
Нет и Рушайло.
Давно не видели в отряде этих бар.
Опять звучит во тьме “Аллах Акбар”.

12
Штык-ножом пронзил я ваххабита,
Разорвал я до ушей чеченцу рот,
Было мне за Родину обидно,
Было мне обидно за народ.

Оттого в руке моей кровавой
Яркий и прекрасный, как топаз,
Вырванный из костяной оправы,
Стекленел чеченский мертвый глаз.

Оттого моей невесте милой
Приказал я долго не тужить,
На мою солдатскую могилу
Аленький цветочек положить.

13
Играет Березовский в казино,
Танцует с кастаньетами Гусинский,
Потеет Ходарковский
в бане финской,
Все русское добро
в Манхеттен свезено.
Стоит Россия в продранной рубахе,
И держит русский голову на плахе.
Блистает в воздухе чеченская секира,
Блестит алмаз еврейского банкира.
С тех пор, как у меня на сердце лед,
Мне другом стал один гранатомет.
Лети, лети, печальная граната,
За Терек, за Дунай — до штаб-квартиры НАТО.

14
Благослави меня, владыко Иоанн,
Чтобы накрыл меня спасительный туман
И я проник к Басаеву на базу,
Что сразу возле дома “Логоваза”.
И пусть враги услышат чутким ухом,
Как я пускаю преданную “муху”.
Жужжи, жужжи, веселая шалунья,
Пусть враг не доживет до новолунья.
Пусть разлетится, как гнилая ваза,
Лепной дворец приемов “Логоваза”.
И я исчезну, грозный аноним.
Так мы Москву от взрывов охраним.
Пусть Березовского коснется “муха”,
И сразу у него пройдет желтуха.

15
Боже правый, сладчайший Христос,
Я тебе автомат мой принес.
Серафим шестикрылый, пернатый,
Положу пред тобою гранаты.
Чудотворец Никола, прости,
Я забыл пистолет принести.
Пройдет моя зима, наступит лето —
И ты услышишь песню пистолета.

16
Артиллеристы, Сталин дал приказ.
За Тереком с чеченцами КамАЗ.
Осталась от него лишь струйка дыма.
Горит в сердцах у нас любовь к земле родимой.

Идут за Сунджею чеченские “тойоты”.
“Сто третий”, подымите вертолеты!
Осталась от “тойот” чеченских вонь.
За нашу Родину — огонь, огонь!

17
Хочу, чтоб убивать и грабить перестали,
Чтоб пулеметы их дома хлестали,
Чтоб им ночами
снова снился Сталин.
А там, глядишь,
из Грозного да в Таллин.

18
Не говорите нам, что мы фашисты.
У нас в Рязани яблоки душистые.
У нас в полку слагают песни вольные
Орудья нарезные, гладкоствольные.

19
Я привез детишкам лакомство,
Из поселка Новолакска
Горстку красных леденцов
И разбитое лицо.


Пусть певица Танечка Петрова
Мне поет до самого Покрова.
А потом поет до Рождества.
Дуб зеленый, где твоя листва?