"Чубайс пообещал посадить меня в тюрьму"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Чубайс пообещал посадить меня в тюрьму" Гендиректор "Мосэнерго" считает, что в РАО "ЕЭС России" идет общефедеральная кадровая чистка

" Растет напряжение вокруг ситуации с "Мосэнерго". Пожалуй, впервые противодействие директора региональной компании энергохолдингу приобрело столь открытый характер. Официальной причиной готовящегося увольнения главы "Мосэнерго" Ремезова называются финансовые нарушения, которые выявила ревизионная комиссия в ходе проверки деятельности компании. Однако сам Ремизов оспаривает выводы комиссии. Об истинных причинах сложившейся ситуации "мятежный директор" рассказал корреспондентам "НГ".

Александр Николаевич Ремезов родился 29 августа 1954 г. в Иваново. В 1976 г. окончил Ивановский энергетический институт по специальности инженер-теплоэнергетик. С 1976 по 1989 г. работал на Костромской ГРЭС. В 1989-1994 гг. - заместитель начальника Волжского территориального энергетического объединения "Волгаэнерго" Минтопэнерго РФ. В 1994 г. - вице-президент страховой акционерной компании "Энергогарант". В 1995-1996 гг. - генеральный директор АО "Пензаэнерго" РАО "ЕЭС России". С 1997 по 1998 г. - генеральный директор представительства РАО "ЕЭС России" по управлению акционерными обществами Центральной части России "Центрэнерго". 1998-2000 гг. - заместитель председателя правления РАО "ЕЭС России". С мая 2000 г. - генеральный директор АО "Мосэнерго". -Александр Николаевич, в последнее время скандальный интерес к возглавляемой вами компании "Мосэнерго" возрастает. Причем называют самые разные причины вашей возможной отставки. Так что же все-таки случилось? 
- Версия очень простая: желание снять генерального директора. А причин несколько - начиная с того, что кому-то лично Ремезов мешает как человек и как профессионал, и заканчивая тем, что кое-кому хочется контролировать финансовые потоки, проходящие через "Мосэнерго". Ведь это компания с оборотом 10 миллионов долларов в день. Насколько мне известно, определенная часть менеджмента РАО "ЕЭС России" уже сидит и делит "Мосэнерго": кто будет поставлять топливо, кто будет его возить, кто будет поставлять автотранспорт, какие банки будут обслуживать. То есть это как раз говорит о том, что многие товарищи очень стараются завладеть финансовыми потоками. 
- А для вас подобное развитие ситуации было неожиданностью или вы были готовы к такому повороту событий? Вам известно, кто стал инициатором кампании за вашу отставку? 
- Нет, неожиданностью это не было. И организаторов я знаю. Это команда, которая пришла в РАО "ЕЭС России" с новыми идеями реформирования энергетики. А те, кто придерживался старых производственных традиций и принципов, им не подходят. В том числе и я. Когда мне было предложено уйти в "Мосэнерго", одной из причин было то, что я не вписываюсь в новую команду менеджеров РАО. И я, кстати, горжусь тем, что это так. 
- Ваш переход в "Мосэнерго" многих удивил, поскольку вас всегда считали человеком из команды Чубайса и весьма активным его сподвижником. 
- Ряд позиций я поддерживал и буду поддерживать. Но если говорить о личных отношениях с рядом заместителей, то они изначально не складывались. Сегодня эти заместители (правда, не на публике, а в личных беседах) говорят: мы решили убрать Ремезова и сделаем это. Причем открыто заявляют, что причиной являются не выводы ревизионной комиссии, а поведение и стиль работы Ремезова. 
Конечно, я им мешаю. Когда я пришел в "Мосэнерго", мы закрыли коммерческим структурам доход в 1 миллион долларов в день. Объем дневной реализации "Мосэнерго", составляющий 10 миллионов долларов в день, рассчитывался по схеме: 50% - деньгами, 50% - зачетами. То есть 5 миллионов деньгами на счет, 5 миллионов - бумажка. Уважающий себя коммерсант должен снять с зачета свои 20%? Должен. То есть это как минимум 1 миллион долларов в день. 
- Каким коммерческим структурам вы "перекрыли кислород"? 
- Это сотни компаний. Зачеты проводились по пивзаводам, кондитерским фабрикам и так далее. Кстати, руководили этими компаниями несколько заместителей бывшего генерального директора "Мосэнерго". Естественно, они были вынуждены уйти отсюда, когда я пришел. 
- Чем же все-таки не устраивает РАО ваш стиль работы? 
- В первую очередь низкой "доходностью" при решении личных проблем. Я же работаю на компанию, а уж потом лоббирую и учитываю личные, дружественные и недружественные интересы. Я прекрасно понимаю неудобство подобной позиции, однако именно такая постановка вопроса позволила компании за год принципиально изменить финансовое состояние. Мы собрали и погасили 5 миллиардов долларов долгов, выплатили половину задолженности газовиками, решили все вопросы по поставке топлива, мазута, угля. Причем в прошлом году спасли просто нереальную ситуацию. 
- В такое положение вещей органично вписывается предположение, высказанное помощником президента по экономическим вопросам Андреем Илларионовым. Он считает, что вы стали жертвой хорошей работы. 
- Я благодарен за такую оценку. И в принципе я с ней согласен. Даже при том, что сегодня акции компании "висячие", они растут. Мы уже 150 миллионов долларов по корпоративной цене отыграли на том, что продолжаем бороться с РАО, с неправильными действиями менеджеров. Наверное, сейчас и работает тот самый авторитет, который формировался в течение года. Акционеры верят в компанию. 
- Существуют сравнительные данные, согласно которым на единицу мощности рыночная капитализация "Мосэнерго" в 1,7 раза больше, чем РАО "ЕЭС России". Это действительно так? 
- Стоимость единицы установленной мощности - да. Однако это относительный показатель. Я бы взял другой - за год стоимость акций выросла в два раза: с двух центов до четырех. Наши депозитарные расписки, которые стоили 70% номинальной стоимости, сегодня стоят 97%. То есть существует 100-процентная гарантия уверенности в погашении. И я действительно знаю, где и как сегодня взять деньги и погасить долги. Каждый месяц на погашение облигаций откладывается 288 миллионов рублей. Но здесь возникает другой вопрос: где хранить эти 300 миллионов? Вот тут-то Ремезов как раз и неугоден, потому что он будет исходить из единственного критерия в вопросе, где надо хранить эти деньги. Мы будем хранить их там, где выгодно "Мосэнерго". 
- Это конфликт с менеджментом РАО или лично с Чубайсом? 
- Я думаю, что инициаторами этого конфликта, конечно, выступают заместители Чубайса. Другое дело, что они довели до сведения председателя массу надуманного негативного материала и тем самым сформировали его мнение. 
- Вы были на круглом столе по реформе энергетики, который проходил в "Независимой газете". Тогда вы активно отстаивали позицию Чубайса... 
- Я и сейчас человек, который встанет и скажет, что реформирование, реструктурирование, замена формы управления необходимы. Мы сегодня первые уговариваем РАО "ЕЭС России" вывести все непрофильные бизнесы из "Мосэнерго". Семь месяцев мы подаем свои предложения в совет директоров "Мосэнерго", которым управляет РАО, и не можем решить эти вопросы. Что это такое? Налицо явное несоответствие декларирования реструктуризации и фактического состояния дел. 
- Может, как раз причина отказа менеджмента РАО от ликвидации непрофильного производства "Мосэнерго" кроется в желании сохранить возможность безнаказанного увода денег? 
- Возможно. В процессе реструктуризации обязательно встанет вопрос перераспределения собственности. И, конечно, лучше это делать под собственным контролем, чем под контролем директоров, которые не учитывают частных интересов конкретных людей. Моя жесткая позиция и является основой конфликта. 
- А насколько велика вероятность того, что Чубайс или менеджмент РАО опасались возможного отказа с вашей стороны от выполнения их указаний? 
- Вероятность 100-процентная. Эти люди знают, что я не буду делать то, с чем не согласен. 
- Александр Николаевич, а чем можно объяснить тот факт, что власти Москвы активно оказывают вам всяческую поддержку? При том, что еще чуть более года назад ваша кандидатура не вызывала особого энтузиазма у мэра Москвы Юрия Лужкова. 
- Это можно объяснить результатами работы "Мосэнерго". Зиму прошли, фактически спасли в прошлом году катастрофическую ситуацию по запасам топлива. И тогда Борис Никольский - заместитель Лужкова, курирующий ТЭК, не верил, что мы выправим ситуацию. В результате проиграл ящик коньяка, правда, так и не поставил до сих пор. В этом году в мае уже сформированы запасы, которые положено иметь в октябре. Могу сказать, что у энергетиков Москвы сегодня никаких проблем при подготовке к зиме нет. 
- Это положительные стороны вашего сотрудничества с Москвой. А связана ли поддержка Лужкова с бедственным положением вашего довольно крупного должника - завода "Москвич"? 
- Мы решаем эту проблему. Позиция московских властей достаточно конструктивная: должник и кредитор должны договариваться. Сегодня все стороны объективно заинтересованы в разрешении этой проблемы. Можно конечно, как РАО, писать приказы: заставить всех в 2001 году рассчитаться по долгам. Результат обычно печален. Как это произошло, к примеру, в Иваново. Пришел новый мэр и сообщил, что в бюджете денег на тепло нет. В итоге жители без тепла, власти накалены, Ивановская энергосистема потеряла колоссальные средства оттого, что нет реализации тепла. Кто выиграл? Все проиграли. 
Что сделаешь, если у должника нет в бюджете денег? Я думаю, что у двух руководителей всегда есть возможность договориться. Проще говоря, РАО должно доверять своим руководителям. Но такого доверия нет, а есть палка, дубина. В сентябре прошлого года меня тоже хотели снять с работы за то, что я включил отопление в городе не по указанию заместителя Чубайса Михаила Абызова, а в соответствии с постановлением правительства Москвы о начале отопительного сезона. Причиной стало то, что город не дал банковских гарантий под имеющиеся долги. Хотя город перевыполнял свои обязательства по согласованному графику погашения задолженности и исправно платил за текущее потребление. Если кредитор перевыполняет график погашения долгов, зачем мне еще гарантии? Вот тогда за нарушение приказа меня пообещали снять с работы. Очевидно, если нужен повод, то он всегда найдется. 
- Складывается впечатление, что ваш союз с московским мэром достаточно прочен. А с кем вы сейчас чаще встречаетесь - с Лужковым или Чубайсом? 
- И с тем, и с другим я встречаюсь редко. Хотя раньше с Чубайсом мы встречались каждые две недели. Это был нормальный производственный обмен мнениями. Многие из тех положений, которые сейчас предъявляются мне в качестве претензий, были согласованы в устном режиме с Анатолием Чубайсом. Странно, что сегодня эти вопросы перекочевали в разряд финансовых нарушений. 
С Лужковым же были отдельные встречи, производственные совещания, часть которых инициировало "Мосэнерго". Например, в первом квартале дважды по моей просьбе мэр собирал совещания по расчетам должников. Я думаю, что любой генеральный директор может мне только позавидовать при таком отношении мэра. 
- В отчете ревизионной комиссии обнародованы некие "ужасные финансовые нарушения", которые и выдвигаются вам в качестве обвинений. Насколько эти обвинения соответствуют реальному положению дел? 
- Ситуация парадоксальная: ревизионная комиссия ранее утвердила все результаты нашей финансово-хозяйственной деятельности. Кроме того, совет директоров 18 июня также утвердил итоги первого квартала. Но потом ревизионная комиссия решила изменить свои выводы. Это говорит о том, что результаты работы ревизионной комиссии скорее всего заказные. 
- Но если ваша деятельность сопровождалась такими серьезными финансовыми нарушениями, то почему речь идет только об отставке, а не о возбуждении уголовного дела? 
- Я лично сказал Анатолию Чубайсу, что раз допущены такие нарушения, надо прокуратуру приглашать. Мне пообещали, что меня посадят в тюрьму. 
- В том случае, если вы не уйдете? 
- Естественно, это определенный фактор давления. Я сам передал материалы в прокуратуру для защиты деловой репутации, поскольку единственное, что у меня есть, - мое имя менеджера и специалиста. 
- Вы подали в суд на РАО "ЕЭС России"? 
- Нет. На ревизионную комиссию. На тех, кто, как я считаю, меня оклеветал. Кстати, компания "Внешаудит", которая работала у нас после ревизионной комиссии, а до этого семь лет проводила аудит нашей деятельности, является аттестованным аудитором РАО "ЕЭС России". Мы попросили их дать свою оценку. Там, где РАО нашло убытки, они насчитали рентабельность 9000%. Вот такие полярные оценки. 
- Вам ставили в вину еще и то, что вы передавали заказы компаниям, близким к вам. Каким? 
- Это страховая компания "Энергополис". А суть этой близости заключается в следующем: я знаю этих людей и полностью им доверяю. Они приняли решение участвовать в тендере и предложили такие условия, которые не высказала ни одна из пяти компаний: ни РОСНО, ни "Спасские ворота" и так далее. "Энергополис" гарантировал полное медицинское страхование по всей области. Я согласился. А почему я должен отказываться от тех людей, которым доверяю? Они что, воруют? Я же не говорю о том, что половина Новосибирска сегодня работает в подчинении РАО и следует за Журбой и Меламедом по вызову. Это считается нормальным для РАО. 
- Связь с этой единственной компанией вам и поставили в вину? 
- Нет. Еще я пригласил аудитора, с которым тоже был знаком еще в то время, когда работал в Самаре. Мне нужна была абсолютно чистая, доверительная информация. Я предложил аудиторам ставку в 900 рублей нормо/час - 30 долларов. За 30 долларов ни один аудитор в Москве работать не будет. А в РАО все очень умные сидят: говорят, надо было найти за 700 рублей - эти 200 рублей вы им переплатили. Это ваша упущенная выгода - скрытый убыток. Хотя средняя рыночная цена по расценкам Ассоциации аудиторов города Москвы - минимум 50 долларов. Все факты были предъявлены ревизионной комиссии. Но ведь ревизионная комиссия пришла совсем для другого. 
- У вас довольно неожиданно нашелся защитник в лице никому доселе не известного акционера Андрея Воронкова из Кемеровской области, которая славится своим "нежным" отношением к Чубайсу. По его иску было возбуждено исполнительное производство, которое запрещало проводить совет директоров, где должны были рассматриваться кандидатуры на пост главы "Мосэнерго". 
- Ко мне обращались с десяток миноритарных акционеров с вопросом, что же происходит. Мы убеждали наших инвесторов, аналитиков, что все происходящее - это чисто личное и к реальному состоянию дел в компании не имеет никакого отношения. Итоги полугодия показывают 1 миллиард 800 миллионов рублей сверхплановой прибыли. Поэтому финансово в компании сегодня все нормально, и тот, кто сегодня покупает акции "Мосэнерго", делает очень мудро: они будут еще выше. 
- А лично у вас есть акции "Мосэнерго"? 
- Нет. Я принципиально их не покупаю, так как располагаю внутренней информацией и косвенно могу влиять на динамику акций. Чтобы меня в этом не обвинили, я и не держу акции "Мосэнерго". Так спокойней живется. 
- А акции каких компаний у вас есть? 
- У меня есть акции РАО "ЕЭС России", "Энергогаранта". 
- Александр Николаевич, очевидно, что менеджмент РАО и Чубайс на этом не остановятся, вы, похоже, тоже не намерены сдаваться. Как вы видите дальнейшее развитие ситуации? 
- Моя главная задача - защита деловой репутации. У меня уже есть ряд документов, которые подтверждают: акт ревизионной комиссии - чистый бред и к реальному положению дел никакого отношения не имеет. А дальше вступают в действие совершенно иные критерии оценки. Если государство устраивает такой менеджмент РАО "ЕЭС России", который, в свою очередь, распоряжается дочерними компаниями, значит, я должен встать и уйти. 
- Даже в случае вашего ухода вы без работы не останетесь. Есть ли у вас предложения от каких-нибудь других компаний? 
- Есть. Это серьезные компании, и оклад мне там предлагают гораздо больше - раз в 30. 
- Компании, куда вас приглашают, связаны с энергетикой или хороший топ-менеджер пригодится везде? 
- Нет. Меня приглашают именно в энергетику. 
- В списке кандидатов на ваше место нас заинтересовали две довольно известные фигуры - Березкин и Евстафьев. 
- Гриша Березкин очень хороший специалист, высокого класса менеджер и порядочный человек. Он проявил себя на "КомиТЭК". Другое дело - пойдет он или не пойдет. Наверняка человек дорожит своей репутацией. Он сам разберется и примет решение. 
- А Евстафьев? 
- Я бы хотел оставить эту кандидатуру без комментариев. 
- В связи с чем? 
- В связи с личными качествами данного работника. Я уважаю позицию людей, которые приходят и говорят: я с тобой не согласен, у меня другое мнение, я буду делать по-другому. Но когда человек собирает и выдумывает компромат, а при этом тебе улыбается, это называется по-другому. Бог им судья. 
- Он же ваш заместитель. 
- Пока еще числится заместителем. Сейчас он в отпуске, но с каким лицом вернется, я не знаю. 
- В случае вашей отставки команда в "Мосэнерго" сменится, и как это повлияет на дальнейшую судьбу компании? 
- Придут те, кто будет осваивать новые финансовые потоки. Через полгода "Мосэнерго" просто разорвут - компании хватит на полгода. 
- Сможет ли Лужков повлиять на ситуацию, ведь ваша кандидатура внесена в список с подачи московских властей? 
- Конечно. Во-первых, они акционеры, поэтому внесли свою кандидатуру. Во-вторых, Лужков имеет безусловное политическое влияние. Хотя я знаю, что и его сейчас активно прессуют и убеждают, что Ремезов плохой. 
- Можно назвать вашу отставку началом кадровой войны Чубайса? 
- Началом назвать нельзя, скорее - продолжением. За последние два-три месяца, я думаю, директоров 20-30 заменили. Ремезов - единственный, кто отказался писать заявление по собственному желанию, а десятки директоров - Камчатка, Амур, Хабаровск, Чувашия, Калуга, Алтай, Омск, Новосибирск, Саратов - ушли. 
- Такая кадровая война затеяна в преддверии реформы электроэнергетики? 
- Конечно, расставляют своих людей, чтобы уверенно решать вопросы собственности. Причем я знаю этих людей, которых снимают. Уходят наиболее достойные. Я же имею возможность стать первым директором, которого снимут по корпоративной процедуре. 
- А какие у вас шансы остаться на своем посту? 
- Я расцениваю их как 50 на 50. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации