"Шпак лично привозил деньги в штаб"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Меня обязывали заниматься черным пиаром [...] приказали собрать команду и сделать надписи 'Иди к сыну"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::05.04.2005

"Шпак лично привозил деньги в штаб"

В Рязанском облсуде выступил главный свидетель обвинения

Александр Рюмин, Рязань

Фото: Андрей Лукин / Коммерсантъ

Член Комитета Государственной Думы России по энергетике, транспорту и связи Игорь Морозов на пресс-конференции, посвященной подробностям финансирования избирательной кампании губернатора Рязанской области Георгия Шпака

Вчера в Рязанском облсуде на процессе по делу об отмене итогов губернаторских выборов выступил Александр Сучков, отвечавший за финансовые вопросы в штабе нынешнего главы области Георгия Шпака. Свидетель сообщил, что получил от кандидата Шпака и его помощника более 80 млн руб., что в десять раз превышает предельный размер расходов из избирательного фонда кандидата в губернаторы.

Скандал с финансированием рязанских выборов начался после того, как основатель холдинга "Кротберс" Наталья Сучкова 14 февраля 2005 года подала в Советский райсуд Рязани иск к Георгию Шпаку по поводу неисполнения им условий соглашения, заключенного во время избирательной кампании. По словам истицы, в марте 2004 года господин Шпак получил от нее 48 млн руб., пообещав сделать ее вице-губернатором и согласовывать с ней кадровые назначения, но затем отказался выполнять эти обязательства. 4 марта госпожа Сучкова свой иск отозвала, но с иском об отмене результатов губернаторских выборов в облсуд обратился депутат Госдумы Игорь Морозов, который проиграл Георгию Шпаку во втором туре выборов. Депутат представил в суд документы, подтверждающие, по его мнению, что в ходе предвыборной кампании кандидат Шпак превысил допустимый размер расходов из избирательного фонда.

На прошлой неделе представитель Игоря Морозова Александр Сидякин заявил, что упомянутые документы депутату передал Александр Сучков, сын Натальи Сучковой. Вчера господин Сучков выступил в суде, сообщив, что до первого тура выборов работал заместителем начальника штаба Георгия Шпака и вел бухгалтерию кампании. Он рассказал, что "Шпак лично привозил деньги в штаб", как и его помощник Геннадий Дедиков. "В общей сложности от Шпака и Дедикова я получил 80-83 млн руб.",– заявил господин Сучков (предельный размер избирательного фонда кандидата в губернаторы составлял 8 млн руб.).

Все, что происходило в штабе, как уверен свидетель, делалось с ведома кандидата Шпака: "Ни один проект не проходил без указания Георгия Ивановича". В подтверждение свидетель рассказал о "производственных совещаниях", где обсуждались "все решения, начиная с установочных и заканчивая финансовыми". Александр Сучков сообщил, что Георгий Шпак был в курсе и того, что каждый агитатор получал "от 3 тыс. до 6 тыс. руб.". Главный финансовый вопрос – сколько всего нужно денег для проведения кампании, по словам господина Сучкова, решался в январе 2004 года в одной из московских гостиниц. Тогда, по утверждению свидетеля, в присутствии Георгия Шпака была названа цифра $3-5 млн.

Говоря о своем уходе из штаба, господин Сучков заявил, что произошло это не из-за обвинений в сотрудничестве со штабом кандидата Морозова, а потому что господин Сучков "был комплексно не согласен с методами ведения PR-кампании". "Меня обязывали заниматься черным пиаром",– пояснил свидетель, уточнив, что, в частности, ему [page_14666.htm "приказали собрать команду и сделать надписи 'Иди к сыну']" (видимо, на билбордах Георгия Шпака, сын которого погиб в Чечне в 1995 году.–Ъ). "Мы на конфликт не пошли, высказали свои претензии,– рассказал господин Сучков.– Шпак в один из вечеров сказал, что мне больше сюда (в штаб.–Ъ) нельзя".

Скандальные документы оказались у Александра Сучкова "при непонятных обстоятельствах". Через несколько дней после первого тура у него отозвали мандат доверенного лица, но он остался жить в гостинице "Солнечная", где располагался штаб Георгия Шпака, чтобы "присматривать за офисной техникой". Когда выборы закончились и штаб съехал, господин Сучков пошел за оргтехникой, но оказалось, что она "скоропостижно пропала". А в одной из комнат он обнаружил "агитки, здоровые ящики с наказами избирателей, немного личных вещей и часть документов". Почти год эти бумаги "лежали в сарае и пылились", пока в январе к господину Сучкову не обратился депутат Морозов. Он сказал, что знает о существовании документов, и попросил их отдать. "Я отдал",– пояснил свидетель, подчеркнув, что "не получил за них ни копейки".

Представитель Георгия Шпака Сергей Мозер поинтересовался у господина Сучкова, "что он делал утром во дворе правительства области". Свидетель, немного помявшись, признался, что встречался там с господином Мозером, который во время беседы "оказывал на него давление". Господин Мозер в ответ пояснил, что "никакого давления не оказывал", а просто просил "говорить правду". При этом, по версии господина Мозера, Александр Сучков якобы "требовал деньги за какие-то расписки" и просил "повлиять на правоохранительные органы и не подавать в прокуратуру заявление о нарушениях на предприятии, которым руководит Сучков".

Представитель Игоря Морозова Александр Сидякин назвал все сказанное господином Мозером ложью. Кроме того, господин Сидякин отметил, что "на Сучкова оказывается огромное давление". "Именно поэтому он первую неделю в суде не появлялся,– пояснил Александр Сидякин.– Его пугали: если, не дай бог, придешь, у тебя будут серьезные последствия".