"Эй, длинный, дай списать!"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «"Эй, Длинный, Дай Списать!"»)
Перейти к: навигация, поиск


"Никелированный" король Прохоров "душа" великосветских тусовок Куршавеля

1083063431-0.jpg О казаться в нужном месте и в нужный час и правильно распорядиться подарками судьбы талант не меньший, чем голос Шаляпина. Живое тому подтверждение олигарх Прохоров.

Наверное, такие люди существовали во все времена и при любых политических режимах. Некоторые за редкую силу воли и упорство считают их прирожденными лидерами. Другие настаивают на определении «карьеристы». Во всяком случае, в умении жить им отказать нельзя. К примеру, бывшие однокашники одного из самых молодых российских миллиардеров, совладельца ГМК «Норильский никель» Михаила Прохорова, считают, что он наверняка добился бы успеха даже в случае полной победы мирового коммунизма. Сегодня можно только сожалеть о том,какого перспективного политика потеряла Россия в лице удачливого бизнесмена Прохорова. Выбор за него сделала страна,распрощавшись с плановой экономикой, советской властью и надежной системой выстраивания собственной карьеры по «комсомольско-партийной линии».

Став олигархом, Прохоров доказал на собственном примере, что можно одновременно быть жестким, почти лишенным сантиментов профессионалом и душой великосветского общества. При этом его персоной никогда не будут пугать коммунистически настроенных избирателей. Михаил Прохоров считается самой загадочной фигурой российской бизнес-элиты: двухметровый атлет с многомиллиардным состоянием предпочитает держаться в информационной тени, избегая любых контактов с журналистами.

ЖИЗНЬ ПО ПЛАНУ

Биография молодого генерального директора ГМК «Норильский никель» больше напоминает сюжет американской книжки «Сделай себя сам». По сути, в свои 38 лет будущий металлург не сделал ни одной карьерной ошибки. Более того, как замечают некоторые его летописцы, он даже ухитрился родиться в нужное время и в нужной семье, благодаря чему смог в полной мере воспользоваться преимуществами смутного времени великих экономических реформ.

Михаилу Прохорову повезло: в советское время он не принадлежал к числу так называемой золотой молодежи, а потому не столкнулся с послеперестроечной опалой собственных родителей. Вместе с тем, семья смогла дать ему все,что нужно для успешной карьеры. Отец Прохорова работал заведующим лабораторией Главпрофобра, мать заведовала кафедрой полимеров в Московском институте химических материалов, поэтому с подготовкой к вступительным экзаменам в престижный Московский финансовый институт, на факультет международных экономических отношений (МЭО), у будущего олигарха проблем не возникло. Тем более, что в придачу к аттестату с отличием английской спецшколы Прохоров смог обзавестись рекомендациями райкома ВЛКСМ.

Вскоре после посвящения в студенты выяснилось, что блестящие характеристики комсомольца Прохорова полностью соответствовали его моральному облику и волевым качествам. Михаил, которого сокурсники в шутку окрестили Мишей-маленьким, если и не был пламенным комсомольцем, то исключительно удачно им прикидывался. Через некоторое время преподаватели Финансового института с удивлением обнаружили, что практически всю общественную нагрузку в своей группе тащит обаятельный спортсмен Прохоров. Энтузиазм молодого комсомольца было решено поощрить: активиста включили в состав факультетского бюро ВЛКСМ. А тот моментально оправдал доверие, отличившись на очередном субботнике.

ПЕРВЫЙ НАВАР

Замечательный жизненный план студента-отличника Михаила Прохорова скорректировали горбачевские реформы. Скажем, в КПСС он, как и было задумано, вступил, а на последнюю волну распределения «молодых специалистов» уже не попал. Правда, карьере Прохорова это не помешало: благодаря его эрудиции в области проблем прогнозирования валютного курса в условиях рыночной экономики (примерно так называлась его дипломная работа) начинающего финансиста взяли на работу в Международный банк экономического сотрудничества (МБЭС), причем сразу на должность начальника отдела.

Невысокий уровень зарплаты Прохорова не смущал: к тому времени будущий олигарх на пару с нынешним губернатором Красноярского края Хлопониным наладил собственное производство модных тогда «вареных» джинсов. Причем, если верить свидетельству людей, знакомых с особенностями первого бизнеса металлургического магната, роли в кооперативе распределялись четко: Хлопонин заведовал производством, где трудились студенты родного института, а Прохоров распространял «самопальные» штаны среди своих коллег по МБЭС.

Какая была у этой артели прибыль, не известно. Во всяком случае, основной деятельности молодого банкира варка джинсов не мешала. Так, наверное, и работал бы талантливый финансист Прохоров в советской, а затем и российской банковской системе, если бы не встреча с начинающим предпринимателем Владимиром Потаниным. Основатель фирмы «Интеррос» и будущий олигарх пришел в банк Прохорова за деньгами. Как потом выяснилось, в придачу к кредиту он получил единомышленника. Будущее показало, что к этому тандему деньги липли, как банные листы к распаренному телу. Наверное, чувствовали, что здесь их любят и всегда им рады.

ЧАСТНЫМ ПОРЯДКОМ

Деловые партнеры встретились в исключительно удачное время: вскоре после этого исторического для отечественной металлургии события Международный банк экономического сотрудничества попытался избавиться от тяжелого бремени в виде необходимости раздачи безнадежных кредитов своим учредителям, правительствам дружественных социалистических стран. Чтобы отвадить охотников до отечественных денег, МБЭС решили преобразовать в МФК (Международную финансовую компанию). Соответственно, именно в это кредитное учреждение перевели счета многочисленных внешнеторговых предприятий. Руководить новой структурой со старыми связями поставили перспективного специалиста Михаила Прохорова.

Правда, дело попервоначалу не заладилось. Прежние клиенты МБЭС отнеслись к затее с МФК недоверчиво, новые предпочитали иметь дело с банками. Финансисты полуразорившегося МБЭС решили с ними не спорить, создав частный Объединенный экспортно-импортный банк (ОНЭКСИМ). Его главой был назначен благодаря личным талантам и семейным связям молодой, но прыткий бизнесмен Владимир Потанин. Кроме того, в банк были трудоустроены практически все институтские друзья Прохорова: Александр Хлопонин, Олег Касьянов, Дмитрий Маслов, Владимир Шматович. А потом прохоровский МФК, потанинский «Интеррос» и некоторые другие, связанные с ними структуры, выкупили контрольный пакет акций ОНЭКСИМа.

Своему дальнейшему карьерному успеху Прохоров, похоже, обязан финансовому гению своего партнера Потанина. Весной 1995 года тот разработал уникальную по доходности схему кредитования правительства под залог пакетов акций приватизированных предприятий. В результате ОНЭКСИМ буквально за гроши приобрел РАО «Норильский никель», нефтяную компанию СИДАНКО, кусок Новолипецкого металлургического комбината и большую часть Северо-Западного морского пароходства. Все эти «флагманы экономики» обошлись предприятию Прохорова и Потанина примерно за треть своей реальной стоимости, сделав друзей-бизнесменов богатейшими людьми России. Конечно, эта изящная «приватизационная комбинация» была бы невозможна без содействия «сверху»: бизнесу ОНЭКСИМа видимо помогали такие высокопоставленные реформаторы, как Вавилов.

ДУША ИЗЫСКАННОГО ОБЩЕСТВА

Конечно, жизненный успех Михаила Прохорова нельзя списать исключительно на его умение заводить нужные знакомства вроде дружбы с Потаниным. Став главой Норникеля, вчерашний финансист показал себя предельно жестким, но исключительно работоспособным управленцем. Стиль его руководства идеально соответствует определению «авторитарный». Нередкие перегибы по части требовательности сделали его довольно непопулярной фигурой в глазах некоторой части простых жителей Норильска. Вот как, к примеру, описывает неоднозначную реакцию горожан на некоторые инициативы гендиректора градообразующего предприятия одно из норильских интернет-изданий: «Решил, скажем, Михаил Дмитриевич увлечь норильчан футболом. Дело хорошее, правильное – никто с этим спорить не станет. Он зовет к себе своего заместителя и говорит: «А давай-ка проведем в Норильске матч по мини-футболу, мне кажется, что это понравится норильчанам. Я даже сам готов выйти на поле». Заместитель кивает и,вернувшись в свой кабинет, звонит в Норильск: «Так, через две недели Михаил Дмитриевич хочет приехать в Норильск и сыграть в футбол. Организуйте там, чтобы все было на достойном уровне».

Норильское руководство собирает директоров заводов и говорит: «Через две недели матч по футболу с участием Прохорова. Чтобы от каждого завода по сто человек с флагами и трубами! Завтра доложить о готовности!» Директора дают такое же распоряжение своим подчиненным,те – своим, и в результате в каком-нибудь плавильном цеху подходит бригадир к обычному работяге и говорит: «Вася, завтра ты идешь на футбол!» Вася с удовольствием сходил бы на футбол, но по собственной воле и в другой день. А здесь начальство приказало. Вася матерится, но идет, потому что боится увольнения. И вот Михаил Прохоров приезжает в Норильск, заходит во дворец спорта, видит полные трибуны людей с флагами и трубами. «А ведь я оказался прав, норильчане действительно любят футбол!» – догадался Прохоров».

Действительно, спорт Прохоров любит. Долгие годы олигарх, покупающий из-за двухметрового роста себе одежду в магазинах для баскетболистов, занимался кикбоксингом. Говорят, что между его кабинетом и рабочими апартаментами Потанина находится настоящий спортзал с беговой дорожкой и боксерской грушей. Однажды, если верить злым языкам, из-за характерной спортивной внешности Прохорова попытались не пропустить в зал, где он должен был подписать важный договор: дескать, не место здесь телохранителям, подожди пока у входа.

Зато, как и всякий спортсмен, этот неузнанный «телохранитель» умеет красиво отдыхать. Именно его вечеринки прославились своим размахом среди постоянных обитателей фешенебельных курортов в Сан-Тропе, на Лазурном берегу и в горнолыжном Куршевеле. Говорят, что на Nikki Beach, на вечеринке в Voile Rouge, Прохоров даже поставил рекорд местного значения в обливании фотомоделей коллекционным шампанским, вылив на них 260 бутылок стоимостью 300 евро каждая. А вы говорите, что наши олигархи не занимаются благотворительностью! Характерно, что ни одна из девушек не заявила потом о так популярных сейчас на Западе сексуальных домогательствах: атлет, миллиардер и красавец Михаил Прохоров считается одним из самых завидных женихов не только России, но и всего мира. Правда, по его словам, жениться он не собирается до 42 лет. Так что фотомодели могут как минимум еще четыре года рассчитывать на танцы до упаду, прогулки на яхте и ванны шампанского…

Альберт Соколянский

Оригинал материала

«Вслух о»