"Это наша нефть"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «"Это Наша Нефть"»)
Перейти к: навигация, поиск


Семья Кадыровых фактически с 2003 года приступила к многоходовой комбинации по вытеснению "Роснефти" из Чечни

Едва возглавив Чечню, Ахмат Кадыров четко определил, какой бизнес внутри республики интересует его больше всего. 10 августа 2000 года он публично заявил, что должен контролировать добычу чеченской нефти. Рамзан Кадыров уже почти реализовал замысел отца.

«Это наша нефть»

5 сентября 2000 года в Ростове-на-Дону министр энергетики Александр Гаврин провел совещание с Ахматом Кадыровым, полпредом президента в ЮФО Виктором Казанцевым и первым вице-президентом «Роснефти» Евгением Терпуговым. Это была первая попытка договориться о судьбе компании «Грознефтегаз» и распределении долей ее акций. Эта дочерняя компания «Роснефти» с 2000 года ведет добычу нефти в республике. Переговоры закончились неудачей.

Месяц спустя Кадыров озвучил свою позицию: 51% акций «Грознефтегаза» и соответствующая доля прибыли должны «принадлежать республике» и контролироваться ее администрацией. В апреле 2001 года Кадыров занял должность главы совета директоров «Грознефтегаза», но добиться перераспределения долей ему не удалось.

В марте 2003 года Ахмат Кадыров пересмотрел «свою» долю в чеченском нефтяном бизнесе. «Это наша нефть — чтобы мы имели 100% акций нефти, которая добывается здесь, чтобы мы могли экспортировать и использовать эти свои недра», — заявил он. 17 октября 2003 года Госсовет Чечни принимает постановление: все доходы от добычи и переработки нефти и газа остаются в республике, которая «создает свою национальную топливно-энергетическую компанию».

Однако, понимая, что это намерение в Москве отклика не находит, семья Кадыровых фактически с начала 2003 года приступает к многоходовой комбинации по вытеснению «Роснефти» из Чечни. Смысл ее прост — добиться полной изоляции «Грознефтегаза» путем приватизации или ликвидации чеченских партнеров компании.

Первой жертвой стало ФГУП «Чеченнефтехимпром», которое предоставляет в аренду «Грознефтегазу» оборудование для добычи и первичной переработки сырья. Администрация Кадырова организовала тендеры по продаже в частные руки имущества ФГУП. Часть оборудования демонтировали и вывезли как металлолом.

Немногим позже по иску группы кредиторов был наложен арест на все объекты ФГУП «Чеченнефтехимпром». Часть имущества была продана. В частности, с торгов ушла линейная производственно-диспетчерская служба (ЛПДС) «Ищерская» — едва ли не ключевой объект «Грознефтегаза», использующийся в непрерывном производственном цикле для сбора и транспортировки нефти. При рыночной цене более 33 млн. рублей объект продали за 2, 5 млн. рублей некоему ООО «Крекинг». По данным источников The New Times, за всеми фирмами, участвовавшими в нефтяных «тендерах», стоит клан Кадыровых.

В январе 2004 года судебные приставы арестовали оборудование и другое имущество, которые «Грознефтегаз» арендовал у «Чеченнефтехимпрома», общей рыночной стоимостью свыше 2 млрд. рублей. На этот раз формальным основанием стал другой иск — мало кому известного ООО «МиД», требовавшего взыскать с «Чеченнефтехимпрома» недоимки за нефть, якобы поставленную еще в 1992 году. По данным источников The New Times, арестованное имущество планировалось срочно продать подставным фирмам за 450 млн. рублей. Эти планы удалось сорвать президенту «Роснефти» Сергею Богданчикову, который в феврале направил генпрокурору России заявление с просьбой «принять меры по защите государственных интересов в вопросе сохранности имущества нефтегазового комплекса» в Чечне. Тендеры приостановили. В апреле 2004 года гендиректор «Чеченнефтехимпрома» Умар Абуев добился в суде отмены ареста всех активов предприятия.

Уголовные дела как инструмент — передела собственности

9 мая 2004 года на грозненском стадионе «Динамо» убит Ахмат Кадыров. Однако его клан интереса к нефтяной теме не утратил. В сентябре 2004 года к этой теме подключилась чеченская прокуратура. Она обнаружила «факт необоснованного использования федерального имущества, закрепленного за федеральным государственным унитарным предприятием «Чеченнефтехимпром». Гендиректора «Грознефтегаза» Баудина Хамидова обвинили в причинении ущерба «Чеченнефтехимпрому» на сумму 436 млн. 794 тысяч рублей, было возбуждено уголовное дело.

Далее уголовные дела стали появляться одно за другим. В декабре 2005 года ряд должностных лиц «Чеченнефтехимпрома» обвинили в «непринятии необходимых мер по соблюдению правил хранения радиоактивных веществ». В марте 2006 года прокуратура Чечни объявила в розыск гендиректора ФГУП Умара Абуева. Его обвинили в присвоении облигаций внутреннего валютного займа, которые его предприятие получило еще в 1990 году.

В марте 2006 года парламент Чечни обратился к руководству России с просьбой передать в собственность республики контрольной пакет акций «Грознефтегаза» и «Чеченнефтехимпрома». Спикер парламента Дукваха Абдурахманов заявил, что договор о разграничении полномочий между федеральным центром и Чеченской Республикой должен только обрамлять перераспределение акций компании «Грознефтегаз».

В июле 2006 года в Минводах арестован и этапирован в Чечню гендиректор «Чеченнефтехимпрома» Умар Абуев.

В октябре 2006 года глава Минпромэнерго Чечни Амадий Темишев заявил, что «Роснефть» может лишиться лицензии на работу в Чечне. Через несколько дней будущий глава республики Рамзан Кадыров открыто обвинил «Роснефть» в том, что она, добывая нефть в республике, дает мало денег в чеченский бюджет.

Владимир Грачев

Оригинал материала

«The New Times» от origindate::26.02.07