"ЮКОС может винить только сам себя"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::16.08.2004

"ЮКОС может винить только сам себя"

Converted 17250.jpg В течение девяти месяцев, пока длится «дело ЮКОСа», Министерство по налогам и сборам хранило молчание и отказывалось от каких-либо комментариев. В понедельник это молчание было нарушено. Первое интервью о позиции налоговых органов в «деле ЮКОСа» замминистра РФ по налогам и сборам Сергей Шульгин дал корреспонденту ГАЗЕТЫ Марии Селивановой.

"Юристы компании обо всех рисках прекрасно знали"

- Срок давности для налоговых правонарушений составляет три года, и в случае с ЮКОСом он истек 1 января 2004 года. Почему МНС предъявило претензии так поздно? 

- Сбор информации велся достаточно долго: объем материалов большой, их невозможно быстро изучить. Налоговый кодекс предусматривает, что проверка может охватывать три года, предшествующие году ее проведения. Налоговые органы до окончания 2003 года составили акт, в котором были зафиксированы все правонарушения. Таким образом, проверка была закончена до конца года, а ее результаты были оформлены позднее. Вообще я должен сказать, что при проведении проверки компания оказывала противодействие, делая все, чтобы налоговики не успели в срок закончить проверку и не смогли привлечь ее к ответственности. В декабре было дикое давление головной компании на дочерние структуры, чтобы те не выдавали налоговикам необходимые документы. Более того, даже арбитражными судами были приняты решения, которые приостанавливали наши действия. Впоследствии эти акты были отменены, поскольку для их принятия не было никаких оснований. Мы надеемся, что будет дана должная оценка и компании, и людям, которые принимали такое решение, поскольку оснований у них не было. Одна судья даже написала в обосновании о прекращении проверки, что действия налоговиков по изъятию документов могут привести к взысканию денежных средств. Совершенно непонятно, как исследование первичных документов может иметь такие последствия.

Мы точно знаем, что директорам дочерних предприятий были даны команды под любыми предлогами не выдавать документы. Иногда офисы были просто закрыты. Когда же проверка происходила в головной компании, то делалось все, чтобы как можно меньше документов было отксерокопировано и как можно больше времени было потеряно для нас.

- Но ведь налоговые органы ежегодно принимали отчетность компании "ЮКОС" и проверяли ее. Как получилось, что при проведении выездной налоговой проверки обнаружилась недоплата налогов в миллиарды долларов? 

- Это нелепые утверждения. Да, компании сдавали камеральную отчетность, мы ее принимали. Но по Налоговому кодексу налоговики могут проводить выездную проверку. Ведь компании-то разбросаны по всей России, и, принимая отчетность, налоговики всей картины не видели и не могли видеть. Поэтому была проведена проверка. Какие могут быть претензии? По логике ЮКОСа, процедуру выездных налоговых проверок мы должны в принципе не применять?

- Но почему налоговые органы не указали ЮКОСу на невозможность применения тех же офшорных схем раньше? 

- Налоговые органы проверяют правильность и полноту исчисления и уплаты налогов. МНС - контролирующий орган, а не консультирующий. Это не ваш налоговый адвокат, не аудитор и не юридическая консультация. Наверное, ЮКОСу стоит сказать «большое спасибо» аудиторам, которые им подсказали схемы и не предупредили о том, какие могут быть последствия. Тут следует еще разобраться с теми консультантами, которые оказывали им услуги. Впрочем, в Самарской области при расследовании дела следствием изъята из делопроизводства докладная записка на имя руководства ЮКОСа от одного из видных юристов, который участвует сегодня в процессе против нас, где он подробнейшим образом на пяти листах описывает все риски, которые связаны с использованием схемы ЗАТО. И там же фактически повторяются все наши претензии. Это говорит о том, что юристы компании, которые сейчас защищают их интересы, обо всех рисках прекрасно знали и тогда.

- Эта докладная записка была обнаружена налоговиками уже после того, как были подведены итоги проверки? 

- Да. Ее нашли при расследовании дела по Самарскому НПЗ.

«ЮКОС фактически контролировал все движение нефтепродуктов»

- По Налоговому кодексу для доначисления налогов необходимо доказать проведение компанией операций со взаимозависимыми лицами. Таковыми считаются структуры, где участие компании превышает 20%. В случае с ЮКОСом налоги доначислялись по деятельности 17 фирм, однако взаимозависимость имела место лишь в трех случаях («Юксар», «Ю-Мордовия» и ЮКОС-М). Адвокаты компании считают, что ЮКОС не должен платить налоги за других, а налоговые претензии должны быть предъявлены офшорным компаниям. 

- 20% - это хороший критерий, но не единственный. Мы доказывали взаимозависимость по совокупности критериев. В суд представили таблицу, в которой была расписана взаимозависимость ЮКОСа с семью десятками организаций. И с каждой из этих компаний взаимозависимость подтверждалась первичными документами, уставом, учредительными и бухгалтерскими документами.

В схеме были фирмы, на которые якобы завозилась продукция, и были организации, пользующиеся налоговыми льготами, на которые искусственно "вешались" обороты. В схеме были также задействованы фирмы-«прокладки», через которые проводились вексельные операции, расчеты. Эту таблицу нам в суде пришлось доказывать три дня. Кроме того, представив суду маршрутные поручения, договоры поставки, грузовые таможенные декларации и весь набор первичных документов, МНС доказало, что ЮКОС фактически контролировал все движение нефтепродуктов. К кому же в такой ситуации должны быть претензии, если доказано, что организаторами схемы были должностные лица ОАО "НК "ЮКОС"? Если главный бухгалтер ЮКОСа Ирина Голуб была одновременно главбухом целого ряда компаний, то здесь, на наш взгляд, нет никаких оснований говорить, что претензии должны предъявляться кому-то другому, а не НК "ЮКОС". Ведь именно руководство компании организовало и реализовало схемы, при которых налогов не платил сам ЮКОС.

- В ЮКОСе считают, что фирмы пользовались льготами во внутренних офшорах законно. Доказано ли обратное? 

- Естественно, доказано. Мы считаем, что фирмы пользовались льготами незаконно. Но первично другое: все это были обороты ОАО "НК "ЮКОС", которая зарегистрирована никак не в Мордовии, а совершенно в другом субъекте Федерации. Эти обороты никакого отношения к фирмам, зарегистрированным, например, в Мордовии, не имеют. Поэтому нет даже вопроса о законности предоставляемых льгот. Как сторона, участвующая в процессе, могу сказать, что процесс по делу очень тяжелый и длительный, самый тяжелый для нас судебный процесс, аналогичных не было. Если почитать газеты, то складывается впечатление, что мы должны просто приходить в суд. Но на самом деле каждый аргумент нас заставляют подтверждать, представлять основания, первичные документы. Хотя юристы компании "ЮКОС" почему-то говорят, что суд не исследует документы. Я могу объяснить это только тем, что они либо сами не приходят на процесс, либо умышленно искажают факты.

- При проверке установлено, что офшорные трейдеры не продавали и не покупали нефть, так как на территории внутренних офшоров нет ни резервуаров для нефти, ни транспортных мощностей. Между тем трейдеры не обязаны транспортировать нефть в ЗАТО или офшор: достаточно, чтобы 70% персонала компаний трейдеров, причем необязательно руководство, было зарегистрировано в офшорной зоне. Были ли соблюдены эти условия в случае с ЮКОСом

- Если уже доказано, что оборот не принадлежит этим компаниям, то какой смысл говорить о них? Ряд директоров офшорных фирм давали показания, что не понимали, что они подписывают. Им платили деньги, приносили бумаги, и они их подписывали, не вникая в суть происходящего. Их нанимали за смешные деньги.

«Говорить о нарушении налоговой тайны просто глупо»

- Но в ЮКОСе считают, что МНС при проверке компании нарушило налоговую тайну, раскрыв подробности финансовой деятельности трейдеров, не связанных с холдингом.

- Еще раз повторяю: трейдеры с ЮКОСом были связаны. Все первичные документы и ЮКОСа, и офшорных фирм велись одной структурой. Более того, информация, что эти компании принадлежат ЮКОСу, висела на сайте компании. И налоговую тайну МНС не нарушало. Согласно статье 102 НК, если налоговые органы доказали, что компания нарушила налоговое законодательство, налоговая тайна в ее отношении прекращает действовать, информацию о нарушении законодательства можно размещать в СМИ. Так что говорить о нарушении налоговой тайны просто глупо, поскольку в данном случае материалы проверки свидетельствуют о сплошном правонарушении со стороны компании.

- Сумма недоплаченных налогов ЮКОСа за 2000 год по результатам проверки составляет 3,4 миллиарда долларов. При этом чистая прибыль, которую получила компания в этот период, составила 3,7 миллиарда долларов. В результате проверки за 2000 год доначисления почти равны чистой прибыли компании. Из каких средств ЮКОС должен заплатить деньги в бюджет? 

- Учитывая результаты проверки за 2000 год, можно утверждать, что реальная прибыль ЮКОСа гораздо больше заявленной. Если бы ЮКОС нормально выполнял свои обязанности по уплате налогов в 2000 году, то его бы не обязали доначислить 99 миллиардов рублей. В этой сумме налоги составляют всего 40 с небольшим миллиардов рублей. Все остальное - это пеня и штрафы. Так что ЮКОС может винить только сам себя.

- Схему оптимизации налоговых платежей, которую использовал ЮКОС, применяли и другие нефтяные компании. Почему налоговые санкции применены только к ЮКОСу?

- Санкции применяются не только к ЮКОСу. В Высшем арбитражном суде рассматриваются дела о башкирском нефтеперерабатывающем комплексе: в неуплате налогов обвинены три уфимских нефтеперерабатывающих завода. Они использовали схему, схожую с той, что применял ЮКОС. Отличаются схемы только тем, что в Башкирии нам показали искусственно созданный договор аренды оборудования, где арендатор якобы был производителем, хотя реально этой аренды не было. ЮКОС показал пачку договоров поставок, хотя реальных поставок не было. Уфимские НПЗ неправомерно пользовались налоговыми льготами на Байконуре, ЮКОС - в Мордовии. Конечно, сумма претензий к НПЗ гораздо меньше, чем к ЮКОСу, - всего 12 миллиардов рублей. Но для них это гораздо серьезнее, чем для ЮКОСа 99 миллиардов рублей.

- В каких еще отраслях активно используются схемы ухода от налогов? 

- Цветная металлургия и угледобывающий сектор используют эти схемы. Есть все основания полагать, что химическая промышленность делает это очень активно. Но если я кого-то не назвал, то это не значит, что они их не используют.