"Юкос" никогда не был прозрачным

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Платон Лебедев швейцарскому журналисту:

"Ты когда будешь улицу переходить, то по сторонам осмотрись. Мы на тебя досье заведем и будем следить за каждым твоим шагом"

Оригинал этого материала
© "Российские вести", origindate::29.06.2005, "Послесловие к приговору"

Олигарх Михаил Ходорковский осужден и сидит в тюрьме. Его подельники по бизнесу кто в бегах, а кто устроился на земле обетованной. Пущены по ветру сотни миллионов долларов, затраченных на пиар по всему миру, на многочисленных и высокопоставленных лоббистов всех мастей.

Чем только не грозили России! Развалом страны, использованием "любых мер" в борьбе против Владимира Путина, прекращением иностранных инвестиций и международной изоляцией. За что? Оказывается, за то, что Кремль нанес удар по самой "продвинутой", "цивилизованной", "прозрачной" компании, которая выступала чуть ли не в качестве эталона российского капитализма.

В защиту Ходорковского открыто выступали некоторые российские высокопоставленные чиновники, которые призывали власть объявить амнистию капиталам, нажитым неправедным трудом в эпоху Бориса Ельцина. Когда не получилось, стали намекать на эволюцию власти в сторону авторитаризма и подавления демократии. Такие лозунги были быстро подхвачены на Западе, который со ссылкой на "авторитетные" источники не упускал случая нанести очередной удар по имиджу России.

Думается, не случайно именно в это время Запад стал грозить нашей стране "цветной революцией", новыми политическими катаклизмами и чуть ли не переворотом. И за всеми этими сценариями стояла тень Михаила Ходорковского. Он до последнего момента верил, что Кремль "продавят", что он не рискнет вести, с его точки зрения, "опасную игру". И мечтал выйти из-под стражи "победителем", рассчитывающим в дальнейшем конвертировать нажитый в тюрьме "политический капитал" во власть.

Однако образ "пламенного революционера", борца за интересы России Михаилу Ходорковского мало подходит. По-настоящему его дело еще только начинается, когда с каждым днем высвечивается все больше и больше сюжетов его скрытой ото всех глаз жизни и деятельности. Читатель может убедиться в этом сам, прочитав в этом номере "РВ" эксклюзивное интервью нашего парижского корреспондента с бывшей сотрудницей "ЮКОСа" Еленой Коллонг-Поповой.

Она до сих пор находится под наблюдением французской полиции и спецслужб из-за неуплаты налогов, которые должны были выплатить Ходорковский и его подельники. Она опасается вернуться и в Россию, поскольку знает методы работы спецслужб Ходорковского. Они, по ее словам, продолжают действовать, и не исключено, по сценарию оказавшегося в Израиле господина Невзлина. Поэтому нашей героине грозит опасность. Потому, что она раскрывает некоторые мало кому известные тайны "ЮКОСа".

***

Оригинал этого материала
© "Российские вести", origindate::29.06.2005

"Юкос" никогда не был прозрачным

Константин Качалин

На вопросы "РВ" отвечает бывший сотрудник этой Компании Елена Коллонг-Попова.

- Лена, у вас недавно закончилось условное наказание, которое вы получили во Франции за то, что "ЮКОС" не заплатил налоги. Ведь часть денег, которые Ходорковский, Лебедев переводили в офшорные зоны, шла через счета, зарегистрированные на ваше имя. Вы теперь чувствуете себя свободным человеком или меч французского правосудия все равно занесен над вашей головой? 

- Я до сих пор нахожусь под абсолютным контролем французской полиции и французских налоговых служб. О какой свободе может идти речь? Мне дали условное наказание. И хотя срок закончился совсем недавно, меня в любой момент могут посадить в тюрьму. Ведь налоги, которые так и не заплатили во Франции господа Ходорковский, Лебедев, Голубович, Невзлин, Брудно - очень небедные люди, в России и на Западе их всех называют олигархами - по сей день висят на мне. Я бы с большим удовольствием заплатила , но при одном условии, что у меня были бы деньги. А я осталась без гроша. Меня могут арестовать не только во Франции, но и в любой стране мира. По сей день налоговая полиция требует от меня уплатить налог в 700 000 евро.

- Лена, а ваш главный партнер и в недалеком прошлом большой друг вашей семьи Алексей Голубович за эти годы хоть раз дал о себе знать? Он не собирается вам как-то помочь? 

- Нет, он мне ни разу не звонил, не присылал никаких писем, ни SMS - сообщений. Последнее время он занимается только тем, что подделывает мою подпись на всех документах, через которые еще можно снять деньги с офшорных счетов. Это у него прекрасно получается. Кроме того, он подделывал бумаги, которые теперь находятся в швейцарских судах. Я сужусь с господином Голубовичем в Швейцарии. Во Франции я не могу с ним судиться, потому что у нас здесь никогда не было счетов. Вся тяжба с Голубовичем у меня происходит в Швейцарии.

- Лена, вы показывали мне письмо, в котором Голубович называет вас шантажисткой и вымогательницей, рассказывая о том, что они самые честные люди в мире, о том, что их компания самая прозрачная.

- Он может рассказывать все что угодно. Всем уже давно ясно, что Голубович был одним из главных соратников, основным партнером Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Они сейчас сидят в тюрьме, российский суд определил их вину и назначил наказание - 9 лет заключения. О прозрачности и честности "ЮКОСа" повсюду говорили не только руководители компании , но все адвокаты "ЮКОСа". В частности, и адвокат Дрель. Но после того, как были опубликованы списки всех акционеров "ЮКОСа", выяснилось - больше 50% акций зарегистрированы в Гибралтаре. Это чистый бизнес, когда такое количество акций висит в офшорной компании?

- Откуда появилась информация в швейцарской прессе о том, что вы сотрудничаете с "Менатепом" и "ЮКОСом"? Как о вас узнали журналисты? Ведь вы, как я понимаю, не хотели, чтобы об Елене Коллонг-Поповой писали на Западе, а тем более в России?

- Все началось с маленькой заметки в швейцарском еженедельнике Hebdomadaire. Затем это перепечатали во Франции. В газете Nouvelle observateure есть рубрика "красный телефон". И в ней рассказывают о разных скандальных событиях. Там буквально говорилось, что есть такая гражданка Франции Елена Коллонг - Попова, и к ней пришла налоговая полиция, предъявив иск в 20 миллионов евро. И все началось с этой маленькой статьи. Затем ее [page_11587.htm подхватила швейцарская газета Le Temps]. Некто Сильван Бессон написал статью на эту тему. Платон Лебедев тут же вызвал Сильвана Бессона в Москву и стал ему угрожать. И ему намекнули: "Ты когда будешь улицу переходить, то по сторонам осмотрись. Мы на тебя досье заведем и будем следить за каждым твоим шагом". В "ЮКОСе" существовала такая служба, полицейская служба, которая влезала в дела чужих людей, даже иностранцев. Швейцарскому журналисту намекнули, что они будут выяснять, откуда у него деньги, дорогая машина "Феррари" и так далее. Но Сильван Бессон не испугался. Он написал такую статью, что плохо не покажется. Не сумев справиться со швейцарским журналистом, "ЮКОС" взялся за меня. Алексей Голубович начал всем рассказывать, что Елена Коллонг-Попова авантюристка, шантажистка.

- Ходорковский и Лебедев наказаны, а Голубович ходит на свободе. Он живет в Лондоне, в Тоскане у него есть вилла, оформленная на тещу. Говорят, что он иногда приезжает в Москву. Так ли это?

- По моим данным, он свободно приезжает в Москву. Мне до сих пор не понятно, почему Платон Лебедев два года назад вызывал в Москву моих адвокатов? Почему Голубович на этом свидании не присутствовал?

- Так кто же все-таки был главным в "ЮКОСе" и "Менатепе"? Ходорковский и Лебедев или же мозговым центром был господин Голубович?

- Я не могу поставить памятник господину Голубовичу, но я думаю, что он занимался акциями, он создавал схемы их приобретения. Голубович создавал систему, по которой и приумножались капиталы. Все, что касается акций "ЮКОСа", дочерних компаний, увода денег из России в офшорные зоны - все это разрабатывал и контролировал Алексей Дмитриевич Голубович.

- Но в России некоторые правозащитники и оппозиционные партии называют судебный процесс над Ходорковским и Лебедевым политическим. Как вы относитесь к тому, что был суд над руководителями "ЮКОСа"? И можно ли назвать этот процесс политическим? Ведь защищали Ходорковского и Лебедева не только в России, но и на Западе и, в частности, в США. Даже американский Госдеп подключался к акции защиты и пытался оказать на Москву политическое давление.

- Удивительная вещь. Но подобное дело уже было во Франции. И здесь никто не пытался наклеить ярлык "политического дела" на историю с фирмой ELF и господ Сервена и Пежана. За те же финансовые махинации и неуплату налогов их судили и посадили в тюрьму. Во Франции знали и хорошо знают, что наказание за подобные преступления неминуемо. В Москве тоже судили не за политику, а за элементарное воровство и обман государства. Люди в "ЮКОСе" всего за три года заработали по десятку миллиардов на каждого. За три года. Где такое возможно? И после этого разные оппозиционеры в Москве говорят, что это политический процесс.

- А кого из своих людей подключал Алексей Голубович к созданию офшорных компаний, которые он регистрировал через вас?

- У меня есть документы, бумаги нескольких дочерних компаний, которые оформлял Голубович. Естественно, что знаю далеко не все, потому что это была целая сеть, настоящая паутина. То, что делала я, - лишь небольшая часть в этой обширной паутине. Ведь только на меня было зарегистрировано 30 офшорных компаний. Но на самом деле их было намного больше. Мне не раз встречались названия компаний, которые проходили через мои счета и на контрактах, которые я подписывала. Меня попросили передать право подписи некой Ирине Марчук. Среди тех, кто еще номинально числился, директором была и секретарша Голубовича - Надежда Шейх. Была и госпожа Четверикова. Сестра жены Голубовича , естественно, тоже работала в этой системе. Господин Голубович включил в эту систему многих своих родственников и знакомых. И я говорила об этом еще очень давно. Но меня никто не хотел даже слушать. Я давала интервью и во Франции, и в Швейцарии. И тогда, и сейчас я могу повторить слово в слово: "ЮКОС" никогда не был прозрачной компанией.

Совсем недавно в Швейцарии обнаружили документы, на которых стоит якобы моя подпись. Всем ясно, что эта подпись поддельная, потому что на бумаге нет отпечатков моих пальцев. Швейцарцы провели дактилоскопию и подтвердили, что Голубович и его люди подделали многие мои подписи на документах. И сейчас по этому поводу идет судебный процесс в Швейцарии.

Но мне кажется, что Голубович с его деньгами и адвокатами, которых он нанимает по всему миру, будет доказывать всем свою правоту. Кстати, ко мне не раз обращались и даже приезжали в Париж самые известные американские адвокаты. Голубович им платит огромные гонорары, чтобы доказать всем на Западе, что он самый честный бизнесмен на свете. Но я-то знаю, кто он самом деле. У меня есть документы, есть его письма, в которых четко описывается, как надо передавать акции из одних рук в другие, как их надо перепродавать через подставные фирмы. На самом же деле все они принадлежали господину Голубовичу и его ближайшим родственникам и друзьям.

- А как Голубович подключил к делу вашего сына, который к тому времени был уже гражданином Франции?

- Голубовичу нужны были иностранные граждане для того, чтобы на них регистрировать фирмы. Например, на моего бывшего секретаря господина Стейнберга Голубович зарегистрировал фирму "Вальпен", которая владела акциями Ангарской нефтехимической компании. Затем Голубович приехал во Францию и предложил моему сыну Вадиму Бочарникову стать директором офшорной компании. Вадим в то время учился в Нью-Йорке. Голубович давно мечтал и не раз говорил мне о том, что надо отмывать по 20 миллионов долларов в день. Часть сумм он отмывал через Прибалтийские страны, где у него были нефтеперерабатывающие комбинаты. Часть - через разных людей, которые соглашались сотрудничать с ним.

- Елена, а каким образом Голубович располагал к себе людей, как это происходило? Ведь, как я понимаю, за все услуги по созданию офшорных компаний он ничего не платил. Или , если и платил, то очень и очень мало.

- Голубович всегда говорил так: "Мы дружим, у нас хорошие дружеские отношения. Что вам трудно подписать бумагу, просто так по дружбе?" Ведь до знакомства с Голубовичем я долго прожила во Франции, у меня был свой бизнес, я занималась торговлей продуктами. Но после скандала, когда выяснилось, что Голубович и его партнеры Ходорковский и Лебедев должны были заплатить налоги во Франции, я превратилась в обычную секретаршу, которая еще и предъявляет претензии. Они стали пинать меня ногами. Мой бывший адвокат сказал мне: "Лена, ты же затронула королеву - жену Голубовича Ольгу Миримскую." Я думаю, что Ольга Миримская сделала Голубовича - она очень умная женщина. У нее хорошее образование, она закончила Плехановский институт. Кроме того, вместе с Голубовичем и его женой Ольгой Миримской работает и бывший , как он сам себя называет, генерал КГБ из Белоруссии, Лыч. Он был резидентом в Латинской Америке, у него хорошие связи в Польше. Это человек образованный и говорит прекрасно на испанском, английском и польском языках.

- Елена, а не собираетесь приехать в Москву, чтобы дать показания против Ходорковского, Лебедева и Голубовича?

- Нет, в Россию я не поеду, я просто боюсь этих людей и их спецслужбы. Они могут сделать со мной все, что угодно. А я еще хочу жить. Я думаю, что они не трогают меня здесь из-за того, что у меня слишком много документов, часть из них я передала французским органам, часть швейцарским. Плюс к этому моим делом занимается постоянно французская налоговая полиция. Там есть копии всех документов Голубовича, в том числе и поддельные счета, схемы создания поддельных компаний и прочие бумаги. Я знаю, что это моя своеобразная защита и гарантия того, что Голубович меня не тронет.

В январе 2003 года ко мне в Париж приезжал следователь по особо важным делам Следственного управления МВД России Николай Борисович Шумилов. Он меня нашел после публикации интервью со мной в журнале Paris-Match. Но после нашей встречи с этим следователем, насколько мне известно, он был уволен из МВД, и что произошло с моими показаниями, я честно говоря, просто не знаю.

- Елена, и вопрос, связанный с Леонидом Невзлиным, который проживает сейчас в Израиле и постоянно защищает дела "ЮКОСа". Что знаете и думаете об этом человеке?

- Леонид Невзлин защищает Ходорковского совершенно осознанно. Ведь он единственный владелец акций "Менатеп-групп". Мне кажется, что это делается специально, чтобы посадить друга и партнера Михаила Борисовича Ходорковского на более долгий срок. У Леонида Невзлина и Алексея Голубовича, я просто в этом уверена, достаточно акций, которыми теперь владеют только они. Чем меньше конкурентов, тем больше денег на их счетах. Речь идет о десятках миллиардов долларов, которые они просто спрятали на разных счетах в офшорных зонах. В свое время они скупали за копейки все, что попадалось под руку. Тогда это не запрещалось в России. Тогда при Ельцине на это смотрели, закрыв глаза. "ЮКОС" купили за 300 миллионов долларов, а через год компания уже стоила десятки миллиардов долларов. Так распродавали за бесценок Россию и создавали олигархические структуры. А теперь все эти люди говорят, что очень любят свою страну. Да, они любят Россию, но лишь потому, что только здесь можно было стать миллиардером за сутки. Главное было быть ближе к тем, кто сидел тогда в Кремле. И только это.