"Я лично ничего не потерял"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «"Я Лично Ничего Не Потерял"»)
Перейти к: навигация, поиск


Невзлин:"Ходорковский знал на что идет… Будет жить в г…не пока, ничего не поделаешь"

1145513351-0.jpg Леонид Невзлин пережил крах группы Menatep, арест друзей и вынужденную эмиграцию. И говорит, что ни о чем не жалеет. В деньгах после разгрома ЮКОСа он не потерял. Уверен что с Ходорковским будет нормально, так как по его словам «он знал на что шел».

Пять лет назад вы входили в десятку богатейших бизнесменов России, могли себе позволить любой атрибут успеха…

— Я кибернетик по образованию. Яхты и прочее — я эту возможность уважаю, не реализую. Если я это куплю, это начнет занимать мое личное время. А у меня личного времени в сутках 24 часа, и зачем мне заниматься тем, что мне не нравится и не интересно? В России у меня никогда не было эйфории по поводу моего состояния. Все время было ощущение угрозы. Потому что страна неадекватная. Социальное расслоение огромное, зависть. Жить спокойно с деньгами в России неправильно и нельзя. А я все время вспоминаю картинку Эйнштейна с высунутым языком — ему, чтобы стать Эйнштейном, всего этого не нужно было. Ни яхт, ничего. Только библиотека и башка. Этому я могу позавидовать.

— Какие у вас были планы на будущее до начала «дела ЮКОСа»?

— У меня свои, за других не отвечаю. Мои планы, были: 10 лет — реформа РГГУ, дальше — пенсия, туризм. А до какого периода заниматься ЮКОСом — это были не мои планы, это планы Ходорковского. Я шел бы и дальше за ним, но планов у меня в этом смысле не было. Я как партнер был в основном пассивен.

— Что это значит?

— Все лавры, которые на меня упали в России как на второго при Ходорковском,— это на самом деле отражение лучей его славы. Я выполнял для него свою маленькую партнерскую функцию, и выполнял бы, наверное, еще достаточно долго, если бы все было нормально, но судьба распорядилась по-другому. Поэтому я никогда не обольщался тем, что я великий и грандиозный или очень удачливый и успешный. Я просто оказался в нужном месте, с нужными чертами характера, образованием — надеюсь, что с интеллектом, — и был полезен некоторое время великому человеку, который увидел во мне собеседника и партнера. Думаю, что Миша наделен даром предвидения. Он видит на год, на пять и на десять вперед. И ему, для того чтобы не ошибиться в прогнозах и в реализации, нужны разного рода собеседники. И думаю, что я ему на определенном этапе был полезен своими сомнениями, другим подходом к анализу действительности и прогнозированию будущего.

— Но все это неожиданно закончилось. Мир рухнул?

— Ни депрессий, ни отчаяния с момента отъезда не было. Были негативные эмоции — в день ареста Ходорковского и так далее. Самый тяжелый период был вначале, когда непонятно было, что делать.

— Часто думаете о Ходорковском? Жалеете его?

— Часто. Я немножко себя мучаю тем, что был недостаточно убедителен в отношении Миши, не убедил его, что он не должен был оставаться в России. Хотя, если честно, больше думаю о Платоне Лебедеве, потому что он совсем жертва. О Пичугине думаю много (бывший сотрудник службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин осужден на 20 лет) и о девушке Бахминой, с которой не знаком лично (юристу ЮКОСа Светлане Бахминой также грозит большой срок). С Ходорковским все будет нормально, он знал, на что идет. А эти как кур в ощип попали. Когда он попал туда, я знал, что это не розы нюхать. Будет жить в г… е пока, ничего не поделаешь. Но Миша не тот человек, который вызывает жалость.