"Я не боялся угроз Вавилова"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::24.04.2002

"Я не боялся угроз Вавилова"

Последнее слово генерала Олейника

Владимир Баринов

Converted 12924.jpg

"Попробуйте меня убедить, - обратился генерал к судье, - что Бирюков не был заинтересован в деле и судьбе Вавилова! Дело по нему прекращено необоснованно!"

Близится к завершению скандальный судебный процесс по делу бывшего главного финансиста Министерства обороны России генерал-полковника Георгия Олейника - приговор ожидается в понедельник. В среду же подсудимый выступил с последним словом. Напомним, его обвиняют в превышении должностных полномочий при перечислении на Украину 450 миллионов долларов за поставку строительных материалов. По данным следствия, ущерб от этой сделки составил 327 миллионов долларов. Олейник же считает, что его сделали «стрелочником», а вина лежит на вышестоящих начальниках, в том числе на бывшем заместителе министра финансов Андрее Вавилове.

«Я полностью отрицаю свою вину в инкриминируемых мне преступлениях», - начал бывший начальник Главного управления военного бюджета и финансирования генерал Олейник. Он вкратце напомнил историю злополучных соглашений с Украиной в 1996--1997 годах, указав, что они заключались на правительственном уровне и сам он являлся лишь простым исполнителем чужих решений. «Министерство обороны поставили перед фактом, и его мнение не учитывалось».

В то же время, объяснил Олейник, наличие подписи министра обороны Родионова он воспринимал как приказ, кроме того, у него не было оснований считать соглашения незаконными.

Олейник утверждает, что ему звонил замминистра финансов Вавилов и открыто говорил о «негативных последствиях», которые последуют из-за проволочек с перечислением денег. «Я не боялся угроз Вавилова и не опасался за свою карьеру, как утверждает следствие, - отметил генерал (в своих показаниях на суде Вавилов отрицал, что звонил и давил на Олейника. - 'ГАЗЕТА'). - Именно на Минфине лежала обязанность разбираться с каждым соглашением, а Минфин в лице Вавилова позволял себе делать все, что пожелает!».

Кстати, в отношении Вавилова также было возбуждено уголовное дело, однако затем прекращено Генпрокуратурой. Это возмущает Олейника: «Все, что мне инкриминируют, у Вавилова считается законным! Неравное законодательство, одно - для слуг, другое - для господ!» Олейник отметил, что Минобороны не раз обращалось с просьбой разобраться с приостановкой поставок с Украины: трижды - к президенту, шесть раз - к премьер-министру и 11 - в Минфин. «Это делает абсурдным версию обвинения, что я имел злой умысел. Если бы так было, то я бы не привлекал к себе внимание высших лиц государства! Я не только не совершал противоправных действий в ущерб интересам государства, а наоборот - пытался как мог защитить их».

Георгий Олейник отверг и выдвинутое против него обвинение в нарушении валютного законодательства при подписании платежки о перечислении миллионов долларов без разрешения ЦБ: «Как офицер я выполнял соглашения, подписанные моим непосредственным начальником - министром обороны и заместителем министра финансов Андреем Вавиловым, отвечающим за законность валютных операций в России». Он добавил также, что его действиями не был причинен ущерб государству, как утверждает следствие, поскольку «все операции был проведены в течение одного дня в одном банке, дальше которого деньги не выходили, никакого вывоза капитала не было».

Говоря о Вавилове, генерал также отметил, что в ходе следствия не была установлена роль каждого должностного лица в проделанной афере. По словам Олейника, «Вавилов после предъявления ему обвинения едет к заместителю генпрокурора Юрию Бирюкову. Тот вызывает к себе следователя, занимавшегося делом Вавилова, и с нецензурной бранью приказывает прекратить дело».

«Попробуйте меня убедить, - обратился генерал к судье, - что Бирюков не был заинтересован в деле и судьбе Вавилова! Дело по нему прекращено необоснованно! О какой объективности может идти речь?! Все свалили на меня… Я всю свою жизнь прожил честно и добросовестно и никаких преступлений не совершал. Совесть моя чиста». При этом Олейник отдал судье ходатайство о направлении дела на дополнительное расследование.

После окончания выступления Олейника судья объявил перерыв до понедельника. Если ходатайство будет отклонено, уже в понедельник ожидается вынесение приговора. Прокурор, напомним, потребовал приговорить его к четырем с половиной годам лишения свободы, считая доказанной вину в «превышении должностных полномочий из личной заинтересованности, повлекшем тяжкие последствия». Кроме того, обвинение требует лишить бывшего главного военного финансиста звания генерал-полковника и запретить ему в течение трех лет занимать государственные должности.

Журналистам после окончания заседания сам Олейник заявил, что его выступление «было искренним, от души» и он надеется, что суд учтет его и вынесет справедливое решение.