"Я не знаю, как объяснить исчезновение многомиллионных сумм"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Показания свидетелей-подруг Евгении Васильевой по делу "Оборонсервиса"

Оригинал этого материала

© Право.Ру, 19.12.2014, Фото: via Право.Ру, Иллюстрации: via Право.Ру, ИА "Росбалт"

"Я не знаю, как объяснить исчезновение многомиллионных сумм" Евгения Ефименко

7847669580301697d79b5613f8ed7c13.jpeg
Евгения Васильева

В потоке свидетелей по делу "Оборонсервиса" выступили, вероятно, главные — те, кто дал показания на Евгению Васильеву . Они подтвердили, что в интересах основной фигурантки обналичивались "многомиллионные суммы", а сама Васильева прямо указывала на желательных покупателей имущества оборонного ведомства, при этом агентское вознаграждение поступало на счета контролируемой ею компании.

18 декабря на процессе по делу "Оборонсервиса" допросили двух, вероятно, главных свидетелей. Первой стала Динара Билялова , осужденная 2 апреля 2014 года Таганским районным судом по ч. 4 ст. 159. В ходе предварительного следствия она полностью признала вину и заключила досудебное соглашение о сотрудничестве. Биляловой назначили четыре года колонии общего режима со штрафом в размере 800 000 руб. Мосгорсуд смягчил наказание до трех лет. Билялова была одним из директоров ООО "ЦПП "Эксперт". Эта организация, по мнению следователей, использовалась для хищения денежных средств и другого имущества Минобороны, в частности, получала вознаграждение за фиктивные агентские услуги. Согласно обвинению, "Эксперт" контролировала главная фигурантка дела Евгения Васильева (обвиняется по 12 эпизодам, ст. 159, 174.1, 285 и 286 УК РФ (мошенничество, легализация денежных средств, злоупотребление должностными полномочиями — до 10 лет лишения свободы).

Подразумевалось

Билялова зашла в зал Пресненского районного суда в черном пуховике, скованная наручниками. Ее сопровождал сотрудник полиции. Судья Татьяна Васюченко попросила его проводить осужденную к трибуне: "Она у нас свидетель, клетка не нужна". Самой Биляловой судья предложила снять верхнюю одежду, но сделать этого было нельзя из-за наручников. Васюченко велела освободить от них Билялову. Сотрудник полиции сначала буркнул, что это не положено, но потом пошел на компромисс — застегнул второй наручник на своей руке. Так он и простоял весь допрос рядом с Биляловой. Сама же осужденная держалась спокойно и уверенно.

[ИА "РБК", 18.12.2014, "Ключевые свидетели по делу "Оборонсервиса" дали показания на Васильеву": Свою бывшую начальницу Билялова за время допроса называла не иначе, как Евгения Николаевна, и пыталась смягчить свои показания. Васильева, с ноября 2012 года остающаяся под домашним арестом, поглядывала на нее с неприязнью. — Врезка К.ру]

Допрашивать свидетельницу взялся прокурор Антуан Богданов. Билялова рассказала, что пришла на работу в Минобороны весной 2009 года специалистом-экспертом. В ходе своей трудовой деятельности она познакомилась с Евгенией Васильевой. После того как Билялова заняла должность начальника сводно-аналитического отдела, она стала видеться с Васильевой по рабочим вопросам почти каждый день. Начальником Васильева была жестким. Хотя, по словам Биляловой, между ними были только рабочие отношения, дальнейшие кадровые перемещения свидетельницы были связаны именно с Васильевой. После того, как Васильева возглавила аппарат министра обороны, Билялова по ее предложению перешла туда работать. В январе 2012 года Васильева ушла из ведомства: она решила закончить карьеру чиновницы и заняться бизнесом. Билялова, рассчитывая получить у нее рабочее место, тоже уволилась с госслужбы. Правда, предложений от бывшей начальницы не дождалась, зато другая знакомая, Екатерина Сметанова , предложила ей работу в ООО "ЦПП "Эксперт".

3647c777ec2816e5a5c1bf378bdff7f0.jpeg
Динара Билялова (слева) и Екатерина Сметанова

Сметанова сказала Биляловой, что является гендиректором и учредителем "Эксперта", но устала и хочет вернуться в родной Санкт-Петербург. Получив предложение возглавить "Эксперт", Билялова поговорила с Васильевой, чтобы больше узнать об агентской деятельности этой фирмы, немного подумала и согласилась. Это было в феврале 2012 года.

Работая генеральным директором, Билялова занималась текущей деятельностью фирмы, а руководила "Экспертом" Васильева. Ей подчинялись руководители отделов "Эксперта", и она могла давать им задания в обход Биляловой. Васильева лично контролировала ход выполнения договоров: Билялова несколько раз в неделю ходила отчитываться перед ней с таблицей по реализации сделок. При этом юридически Васильева не имела к "Эксперту" никакого отношения.

Свидетельница рассказала о нескольких компаниях, которые были зарегистрированы на Васильеву летом 2012 года и оказывали различные договорные услуги "Эксперту". Это были фирмы "Аргумент" (юридическая поддержка), "Константа" (IT-сервис), "Приоритет" (бухгалтерские услуги).

В "Эксперте" был главный бухгалтер (а вернее, несколько — они сменяли друг друга), но финансовой деятельностью организации ведала Ирина Егорова и ее подчиненные. Егорова — одна из подсудимых в этом процессе; ей вменяются два эпизода по п. "а" ч. 3 ст. 174.1, ч. 4 ст. 159 УК. Следствие считает, что она была казначеем Васильевой. Билялова рассказала, что Егорова готовила все финансовые документы, связанные со сделками, и приносила ей на подпись. В штате Егорова не состояла, но, по предположению Биляловой, работала по назначению Васильевой. Сама свидетельница не смогла ответить ни на один вопрос о финансовой деятельности "Эксперта" — по ее словам, она вообще этим не интересовалась, хоть и была гендиректором.

— Получала ли Егорова наличные средства со счетов "Эксперта" и в каком размере? — спросил прокурор Богданов.

— Да, она об этом один раз упоминала, — ответила Билялова. — Снимала деньги для Васильевой, не упоминала, с каких счетов. Размер назвать затрудняюсь.

— Почему вы решили, что деньги были именно для Васильевой?

— Это подразумевалось. Егорова не могла для себя брать деньги. Все задания ей давала Васильева.

Прокурор Андрей Обухов попросил огласить протокол допроса свидетельницы, так как заметил в ее показаниях противоречия. Судья зачитала показания Биляловой, данные ею чуть больше года назад. Из них следовало, что она встречалась с Егоровой в следственном изоляторе. Тогда Билялова, согласно ее показаниям, услышала от Егоровой такие слова: "Я не знаю, как объяснить исчезновение многомиллионных сумм, которые я брала на свое имя, а потом отдавала Васильевой".

Когда Билялова подтвердила свои показания, со своего места вскочила Егорова и спросила, когда произошла их встреча в следственном изоляторе. Свидетельница назвала дату 16 августа 2013 года. Егорова спросила:

— Вы в это время вели переговоры об изменении меры пресечения?

— Да, я потом со следователем разговаривала, — отвечала та.

Отвечая на вопросы прокурора Юрия Хализова, Билялова вспомнила и о другом происшествии, которое случилось в ноябре 2012 года после обысков в "Эксперте". Васильева тогда была в больнице и предложила Биляловой "съездить в отпуск", не уточняя, куда именно. Затем некие люди отвезли Билялову в пансионат в Смоленской области. Эти люди отобрали у нее телефон и наказали никому не звонить. Так она провела две недели.

— В связи с чем вы написали заявление о госзащите? — поинтересовался прокурор Хализов.

— Можно я не буду отвечать на этот вопрос? — спросила свидетельница у судьи Васюченко.

Судья ответила утвердительно. У защиты не нашлось вопросов к Биляловой, и ее увели.

Надежные покупатели для Минобороны

Следующей допросили Екатерину Сметанову. Ее дело выделено в отдельное производство — она признала вину в предъявленных ей эпизодах мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК — до десяти лет лишения свободы) и коммерческом подкупе (ч. 3 ст. 204 УК — до семи лет лишения свободы). Это дело пока не рассматривали в суде.

Сметанова, как и Билялова, зашла в зал не одна. Ее сопровождали люди в масках (свидетельница находится под госзащитой). Сметанова отвечала монотонно и так тихо, что судья неоднократно просила ее говорить громче.

Допрашивала свидетельницу прокурор Вера Пашковская. Сметанова поведала, что она, Егорова и Васильева учились в СпбГУ. В начале 2011 года она приехала в Москву по приглашению Васильевой — та хотела предложить работу. Сметанова согласилась, но сказала, что не может переехать без мужа, Максима Закутайло, и тот по протекции Васильевой начал работать в структурах Минобороны. Теперь Закутайло, экс-директор ГУП "ОМС" — один из подсудимых. Ему предъявлены обвинения по ч. 4 ст. 159 УК, ч. 3 ст. 160 УК (присвоение средств или растрата в крупном размере или с использованием служебного положения — до шести лет лишения свободы), а также по ч. 5 ст. 33 и п. "в" ч. 3 ст. 286 (пособничество в превышении должностных полномочий).

По результатам тестового задания Васильева предложила свидетельнице работу генеральным директором "Эксперта", и 19 марта 2011 года Сметанова приобрела 100%-ную долю в этой организации. Условия были такие: работа под контролем Васильевой, зарплата — 300 000 руб. в месяц. Целью создания "Эксперта", как якобы объясняла Васильева Сметановой, было выполнение заказов на реализацию имущества Минобороны. Их стало очень много, поэтому нужно было организовать быструю и эффективную работу. 1 апреля 2011 года вышло решение совета директоров "Оборонсервиса" об утверждении "Эксперта" в качестве агента, а Васильева представила Сметанову экс-министру Сердюкову . Отношения между бывшим главой Минобороны и Васильевой свидетельница назвала "доверительными".

["Коммерсант", 19.12.2014, "Евгении Васильевой засвидетельствовали 5% вины": Екатерина Сметанова, по ее словам, анализировала ликвидность предлагаемых к продаже объектов недвижимости Минобороны, готовила технические и правоустанавливающие документы на них, подыскивала покупателей и сопровождала сделки, проводя их через многочисленные структуры военного ведомства. При этом начальник ДИО, по словам свидетеля, непосредственно в процесс никогда не вмешивалась. Она, например, утверждает Екатерина Сметанова, не устанавливала цены на объекты и не назначала покупателей на них, а если что и требовала от агента, то только увеличить общие объемы и скорость продаж. Иначе говоря, версию следствия о том, что Евгения Васильева якобы намеренно занижала стоимость продаваемых объектов, приберегая их для "своих" покупателей, Екатерина Сметанова, заключившая, кстати, досудебное соглашение о сотрудничестве, не подтвердила.

В то же время, по данным Екатерины Сметановой, еще в период формирования ЦПП "Эксперт" Евгения Васильева дала понять подруге, что та будет в фирме лишь номинальным владельцем. [...] К осени 2011 года, по данным свидетеля, на счетах ЦПП, получающего пятипроцентное агентское вознаграждение от каждой проведенной с недвижимостью Минобороны сделки, скопилось уже порядка 100 млн руб. К концу года эта сумма должна была утроиться за счет реализации еще нескольких крупных контрактов. Тогда Евгения Васильева, по данным свидетеля, и приказала ей подумать о покупке нескольких "не самых дорогих" из реализуемых оборонным ведомством объектов.

Однако в феврале 2012 года система чуть было не дала сбой — Екатерину Сметанову задержали по подозрению в мошенничестве. Взять на себя руководство "Экспертом" пришлось тогда другой подруге Евгении Васильевой — Динаре Биляловой [...] — Врезка К.ру]

"Известно ли вам, куда планировалось направлять прибыль от агентской деятельности?" — спросила прокурор Пашковская. Сметанова ответила, что поначалу она могла оплачивать только текущие расходы организации, а все остальные деньги скапливались на счетах. Спустя некоторое время Васильева решила приобрести на них несколько объектов недвижимости. Для этого она создала в августе 2011 года ООО "Вита Проджект", 99 % которой принадлежали "Эксперту", а 1 % — гендиректору "Виты" Алексею Наумкину. Согласно объяснениям Сметановой, Наумкин подчинялся ей, но решения о покупке недвижимости принимала Васильева. "Эксперт" передал "Вите" деньги в виде целевых беспроцентных займов, и "Вита" смогла приобрести здание на Арбате. Это один из эпизодов в деле Васильевой: как предполагает следствие, здание на Арбате было продано за 115 млн руб. (хотя стоило на 27 млн руб. дороже). Помимо этого, "Вита" намеревалась приобрести другое здание на Большой Серпуховской, и его оценили в 75 млн руб., что, по версии следствия, на 7,2 млн меньше рыночной цены. Поскольку сделка не состоялась из-за неправильно оформленных документов, следствие трактует это как покушение. За две сделки (включая несостоявшуюся) "Эксперт" получил вознаграждение за свои фиктивные услуги в размере около 6 млн руб. (это еще два эпизода).

Вспомнила свидетельница и реализацию объектов в поселке Пересыпь с баланса ОМС фирме "Сити Инжиниринг". Как полагает следствие, эта фирма также контролировалась Васильевой, но в то же время за ее "поиск" "Эксперт" получил 4,5 млн руб. Как рассказала Сметанова, это тоже была сделка с заранее известным покупателем, потому что работа по реализации началась именно после заявки "Сити Инжиниринга" и ее одобрения Васильевой. Впрочем, вспомнила свидетельница, еще до этого она давала указание изучить возможности продажи этих объектов. Точно так же отчуждался комплекс зданий на Смоленском бульваре, принадлежавших 31-му Государственному проектному институту спецстроительства . В июне 2011 года, рассказывала Сметанова, в "Эксперт" поступила заявка от "Теоремы". Васильева одобрила — "надежный покупатель". Сметановой она сказала, что у компаний, аффилированных с "Теоремой", есть опыт работы с Минобороны. В результате комплекс зданий ушел за 1,6 млрд руб. (следствие полагает, что его реальная рыночная стоимость была 2,3 млрд руб.), а "Эксперт" получил 81,3 млн руб. комиссионных.

Оценкой недвижимости, предлагаемой к реализации структурами Минобороны, занимались отдел оценки ДИО совместно с ООО "Оценка бизнеса" (эта фирма, как предполагает следствие, также была подконтрольна Васильевой). Применялся доходный метод определения стоимости. Сметанова вспомнила, что цена объектов на Арбате, Серпуховской и Смоленском обсуждалась еще и на совещаниях Васильевой.

Свидетельница осветила еще один эпизод дела — продажу акций 31-го ГПИСС, которая произошла после отчуждения здания. Акции тогда ушли за 142 млн руб., а по версии обвинения их стоимость составляла 2,25 млрд руб.). Сметанова поведала суду, что августе 2011 года Васильева попросила ее проработать вопрос продажи акций. Вскоре был готов предварительный отчет, подготовленный фирмами "Оценка бизнеса" и "Некса", согласно которому стоимость акций была равна 307 млн руб. "Я доложила Васильевой, она спросила, почему такая стоимость, — излагала Сметанова. — Я ей ответила, что на расчетном счете института лежит 150 млн руб., и это влияет на цену. Тогда было принято решение распределить эти средства". После того как от этих денег избавились [благодаря внеочередной выплате дивидендов. — "Право.Ru"] , 30 ноября последовала вторая оценка. Васильева указала покупателей — "Сосновборэлектромонтаж" (29,9 %) и "Виту Проджект" (70 %). В декабре последняя заплатила за свою часть акций института ровно столько, сколько было у нее в тот момент на счетах — около 103 млн руб. [...]

["РАПСИ", 19.12.2014, "Свидетель по делу "Оборонсервиса": стоимость имущества пытались занизить": По словам свидетельницы, она в интересах компании "Теорема" вела переговоры о покупке помещений 31-го Государственного проектного института специального строительства (31 ГПИСС), расположенного в центре Москвы. Параллельно, представляя Минобороны, она выясняла у руководства этого института и оценщиков, возможно ли снизить его стоимость.

"Нужно узнать у Перушина (глава оценочной компании, рассчитывавшей стоимость здания), насколько он максимально может снизить цену активов института. Они стоят 300 миллионов, а департамент (имущественных отношений Минобороны, который возглавляла Васильева) говорит, что цена должна быть 180-160 миллионов", — сказано в аудиозаписи ее переговоров.

Сметанова подтвердила их, прослушав на суде, и пояснила, что "под департаментом, возможно, имела в виду Васильеву".

Сметанова не знает, имела ли "Теорема" какое-либо отношение к Васильевой, однако следствие пытается доказать, что эта компания подчинялась экс-чиновнице.

По мнению СК РФ, общий ущерб от действий Васильевой превысил 3 миллиардов рублей. Сама бывшая чиновница обвинения отвергает и настаивает, что все сделки проходили с ведома Анатолия Сердюкова, который в связи с делом "Оборонсервиса" был отстранен от должности, обвинен в халатности , однако потом попал под амнистию . — Врезка К.ру]

["РАПСИ", 19.12.2014, "Допрос ключевых свидетелей по делу "Оборонсервиса". День 2-й. Онлайн": РАПСИ провело текстовый онлайн из Пресненского суда Москвы, где второй день допрашивают ключевых свидетелей в рамках процесса по делу "Оборонсервиса". На вопросы прокуроров, обвиняемых и судьи ответила бывшая коллега Евгении Васильевой Екатерина Сметанова. [...]

18:50 Зарплату Сметановой назначала Васильева.

18:49 Для разговоров с Васильевой у Сметановой был отдельный мобильный телефон. [...]

17:59 Васильева: Вы признали себя виновной в составе ОПГ? Как распределялись роли?

Сметанова: Относительно других не делаю выводы. Договоренностей по совершению преступлений у меня не было. [...]

17:04 Сметанова отвечает, что местонахождения данных средств ей неизвестно.

17:02 Васильева: Нам вменяется ущерб порядке 3 млрд похищенных денег, может вы поясните суду где эти деньги, ведь вы признали вину? — Врезка К.ру]

      • 793718f3ddb6153b00b45e8507c3e6e3.jpeg

 


Ссылки

Источник публикации