"Я не член Совета Федерации, подобно обобравшему меня до нитки Владимиру Слуцкеру"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Слуцкер, используя свое служебное положение, неоднократно обращался в Генеральную прокуратуру РФ, преследуя личную заинтересованность и интересы своей жены Слуцкер О.С. в коммерческой деятельности"

Оригинал этого материала
© FLB.Ru, origindate::14.05.2008

Решетка к лицу сенатору: последнее слово подсудимого

Марика Мирзоян

Converted 26731.jpg

Амбурцум Сафарян и Владимир Слуцкер

В Пресненском суде подошел к концу длившийся четыре месяца судебный процесс над Амбарцумом Сафаряном, бывшим президентом компании «Финвест», обвиняемым в мошенническом присвоении 83 миллионов рублей, якобы полученных им 6 декабря 2002 года за акции, никогда не стоившие подобных денег.

По версии обвинения акции, принадлежавшие его жене, Сафарян продал некоему Сергею Желтову, не имевшему денег даже на самое необходимое. («Потерпевший» как раз в 2002 году занял у обвиняемого 100 тысяч долларов на покупку квартиры и вроде бы не отдал их по сей день!) Жаждущий акций покупатель без согласия акционеров своей только что зарегистрированной фирмы с уставным капиталом в 10 тысяч рублей изготовил ничем не обеспеченный вексель, купленный у него патологически доверчивым Промторгбанком и в тот же день выкупленный у банка еще одной очень бедной фирмой из Солнцева.

Якобы директор «солнцевских» и принес деньги, тут же унесенные обвиняемым.

Чтобы пересчитать на машинке 830 пачек тысячерублевых купюр, кассиру банка потребовалось бы около пятнадцати часов.

И по заявлению следователя-фантаста она проделала эту операцию трижды за одни сутки. Волшебным образом раздвинув границы времени!

Во время следственного эксперимента, призванного доказать, что Сафарян, которому врачи давно и категорически запретили поднимать тяжести (у него тяжелейшая форма стенокардии!) якобы лично вытащил из банка сумки, набитые деньгами, эти сумки заполнили не настоящими купюрами, а резаной бумагой. Не потому, что у банка не набралось достаточно наличности. А просто за почти три года следствия никто не сообразил уточнить – в каких именно купюрах «злодей» получал деньги.

Завершая допрос свидетелей, федеральный судья Татьяна Михайловна Васюченко, председательствующая на процессе, исключила протокол следственного эксперимента из числа доказательств. Ибо при его проведении не было выполнено категорическое требование уголовно-процессуального кодекса о максимальном приближении к условиям, в которых совершено проверяемое действие.

Государственный обвинитель, надеявшаяся без каких либо неожиданностей повторить текст, в муках рожденный следователем, в панике пыталась перекраивать заранее заготовленную итоговую речь. Но получилось у нее очень плохо…Ведь если остается недоказанным, что Сафарян выносил из банка деньги – бросается тень сомнения и на все остальные «доказательства».

Уже у Басманного суда, год назад решавшего арестовывать Сафаряна или нет, возникли серьезные сомнения в обоснованности аргументов, приводимых следователями.

А конвоиры отказались держать под стражей подозреваемого без санкции суда.

Старший следователь по особо-важным делам Генеральной прокуратуры Николай Батманов подал в суд на отпустивших «злодея» конвоиров…Но добился только собственного отстранения от дела. И, в конце концов, вообще вылетел со службы.

Вместо него пришлось трудиться сотрудникам ОБЭП при Центральном округе Москвы, разыскавшим того «директора» из славного города Солнцево, что якобы принес в банк 83 миллиона рублей наличными.

Сергей Леонидович Кривошеин категорически заявил, что у него никогда не было подобных денег. Ни в какой банк в указанное число он не ходил и его подписи на платежных документах подделаны.

Следователь Батманов вульгарно спрятал материалы, собранные ОБЭПовцами.

Но с федеральным судьей Татьяной Михайловной Васюченко такие шутки не проходят. До того, как стать судьей, она работала в Следственном управлении Генеральной прокуратуры. И достаточно критически относится к уровню работы своих бывших коллег. Тому пример хотя бы легендарное уже уголовное дело эстонской теннисистки Инны Вендтке, якобы зарубившей топором нападавшего на нее бугая, мастера по восточным единоборствам.

11 апреля 2003 года судья Васюченко оправдала обвиняемую, усомнившись, что получившая тяжелейшую черепно- мозговую травму от нападавшего, госпожа Вендтке могла всадить ему в голову топор, с трудом выдернутый затем из его черепа могучими оперативниками.18 апреля 2003 года прокуратура пробовала обжаловать приговор в Мосгорсуде. Но суд второй инстанции нашел приговор полностью законными и обоснованным.

Получив дело Сафаряна, Татьяна Михайловна добилась от Генеральной прокуратуры присылки всего, что следователь Батманов пытался утаить от суда.

А утаить он хотел многое: фальшивые документы о покупке векселя «солнцевскими» и доставке в банк 83 миллионов рублей, протокол допроса в ОБЭП г-на Кривошеина, категорически отрицающего свое участие в противозаконном обналичивании денег, протоколы допросов сотрудников банка, позволивших себе сомнения в том, что приписываемая Сафаряну сделка вообще когда-либо имела место.

Не без труда добившийся ареста «злодея» его бывший партнер по бизнесу Владимир Слуцкер почему-то не захотел выяснять отношения в арбитражном суде…Ему непременно нужно было посадить в клетку человека, не желавшего отдавать то, что Слуцкер считал «своей собственностью». Почтеннейший Владимир Иосифович многие годы проповедует каббалу – учение по его словам более всесильное, чем даже марксизм-ленинизм. Но, увы, он все еще не достиг того уровня могущества, когда достаточно взглянуть злодею прямо в глаза, и тот сразу рвется отдать все, что, по мнению Владимира Иосифовича, задолжал.

А речь шла о финансовых потоках ни больше, ни меньше, как через 52(!) коммерческие структуры, совместно учрежденные Сафаряном и Слуцкером в разные годы.

Пришлось сенатору оторваться от трудов во благо родной Чувашии и потревожить следователей прокуратуры, обязанных бросать все дела ради выполнения прихотей членов парламента.

Усилиями этих ребят, не всегда соблюдающих нормы УПК, Сафарян все же оказался в клетке.

Несмотря на поручительства помощника президента РФ Михаила Лесина и главы Союза армян России Ары Абрамяна, на запросы первого вице-спикера Государственной Думы Любови Слиски.

25 января нынешнего года сменивший Батманова новый руководитель следственной бригады Генпрокуратуры Р.Б.Кметь признал абсолютно безосновательными почти все обвинения Слуцкера против арестанта. В своем постановлении он написал:

«…Слуцкер О.С. и Слуцкер В.И. материалов и документов о причинении им материального ущерба не представили, данных о расчете ущерба не предъявили. В ходе следствия таких доказательств не получено.

Вместе с тем заявители полагают, что действия Сафаряна являются неправомерными, направленными на хищение чужого имущества. Несмотря на то, что первоначально Слуцкер владел 19 процентами акций, а спустя некоторое время его доля возраста до 31 процента.

Свидетель Желтов С.С. показал, что за время его работы генеральным директором ОАО «Группа Финвест» с 1998 по 2004 год никаких незаконных действий, направленных на отчуждение активов, не производилось. По поводу ущерба в сумме более 67 миллионов рублей, заявленного Слуцкером, он пояснил, что ему неизвестно каким образом была рассчитана данная сумма.

Все обращения и ходатайства Слуцкера проверены. Свидетели допрошены.

Материальный ущерб, заявленный Слуцкером В.И и Слуцкер О.С.выводами экспертизы не подтверждается. Судом в порядке гражданского судопроизводства разрешены споры между коммерческими структурами ОАО «Группы Финвест».

Несмотря на это, Слуцкер, используя свое служебное положение, при отсутствии достаточных оснований, неоднократно обращался в Генеральную прокуратуру РФ, преследуя личную заинтересованность и интересы своей жены Слуцкер О.С. в коммерческой деятельности».

Все знающий и все понимающий следователь Кметь элементарно устал от нескончаемых наездов сенатора. Он направил в суд небольшой кусочек закрытого им уголовного дела, прекрасно понимая его полную бесперспективность.

Чтобы только больше никогда не разговаривать с сенатором, считающим себя вправе решать коммерческие проблемы через Генпрокуратуру.

Если Кметь хотя бы раз прочитал бумаги, оставленные ему в наследство фантазером Батмановым – он не мог не устыдиться непрофессионализму «коллеги». Но когда тебе подчиненные изо дня в день вдувают в уши некий набор глупостей - в конце концов, начинаешь верить в сказанное!

Не будем же слишком строги к «важнякам», не всегда имеющим время читать. Даже служебные документы.

Обвиняемый на суде, как и до того на следствии, упорно твердил, что никому никаких акций не продавал, денег за них не получал, а все обвинение сфальсифицировано от первого до последнего слова.

Адвокаты и эксперты два месяца терпеливо объясняли, что представленных обвинением документов, даже если счесть их не фальшивыми (а их подлинность никто так и не доказал!) элементарно не хватает для передачи права собственности на якобы проданные акции.

И, значит, вообще нет предмета для судебного разбирательства.

Но вот прения сторон завершены. Судья Васюченко предоставила подсудимому Сафаряну последнее слово.

Приводим сказанное без всяких сокращений:

- Многоуважаемая Татьяна Михайловна Васюченко!

За четыре месяца судебного разбирательства обвинение не доказало абсолютно ничего.

У меня не было никаких оснований добывать наличные деньги описанным следователем способом.

На тот момент мои прожорливые компаньоны по бизнесу еще не украли имущества, заработанного мною за долгие годы.

Сейчас их стараниями я лишился практически всего.. Но даже сейчас я не стал бы участвовать в махинациях с фальшивыми векселями. Даже ради прокормления собственной семьи.

Никто не доказал, что подписи на мифическом договоре о купле-продаже акций и на расходном банковском ордере действительно принадлежат мне.

А свидетельские показания господина Кривошеина, чьи подписи на финансовых документах также подделаны, доказывают – «потерпевшего» давно пора арестовать.

Я уже устал повторять, что не продавал Сергею Желтову никаких акций и не получал в банке никаких денег.

Все мифическое «обвинение» - часть большого мошенничества, направленного на то, чтобы отобрать у меня заработанное за почти двадцать лет.

Даже адвокат, представляющий в этом зале «потерпевшего», вынужден был признать, отчаянно сопротивляясь вызову в суд свидетелей защиты – «Если мы все сказанное этими людьми воспримем всерьез – чего доброго договоримся до того, что не было никакого события преступления!».

Но что делать, если события преступления с моей стороны действительно не было!

И единственная моя вина в том, что я не член Совета Федерации, подобно обобравшему меня до нитки Владимиру Слуцкеру. Со мной расправиться легче, чем с ним. Я, увы, не обладаю парламентской неприкосновенностью.

Очень грустно, что невольными (очень надеюсь на это!) соучастниками мошенничества стали сотрудники Генеральной прокуратуры. Они наложили арест даже на мою квартиру..

На квартиру наложен арест, как и на все, что я имел на воле.

А с дачи, куда семья вынуждена перебраться, во время ночного обыска (обязательно было вламываться непременно ночью!) изъяли даже детские вещи.

Большим потрясением для меня стало и то, что против меня пытались очень неумело свидетельствовать сотрудники Промторгбанка, созданного и руководимого людьми, которых я имел основания считать своими друзьями.

В банк пришел некто Желтов, ранее представленный мною сотрудникам банка, как человек, имеющий право в мое отсутствие представлять интересы созданной мною компании «Финвест». Он, как я теперь понимаю – заморочил людям голову. Заявил, что якобы Сафаряну нужны наличные для уплаты налогов в конце года.

Сотрудники банка выполнили все, о чем их просил этот господин.

И теперь они пытаются утверждать, что я будто бы получал в банке деньги, которых в природе не было.

Признать, что они провернули незаконную финансовую операцию – значит, по меньшей мере, лишиться лицензии.

Когда я вынужден был подать в следственные органы несколько заявлений о возможной причастности Желтова к незаконным финансовым операциям (и началось реальное расследование!) парень нанес мне сокрушительный контрудар с помощью Слуцкера.

Не будь у него такой «крыши» - его никто бы не пустил на порог ни одного кабинета, где «решают вопросы».

Вы здесь слышали собственными ушами выступление свидетеля Слуцкера..

И наверняка заметили – этот человек убежден, что с ним постоянно разговаривает Бог. Причем болтает с ним день и ночь так, что Вова не всегда может уснуть.

За то время, что Володя пытается выпихнуть меня из бизнеса – погибли два человека, усомнившиеся в чистоте и обоснованности его жизненных притязаний.

Сначала среди бела дня был застрелен генерал-полковник ФСБ Анатолий Трофимов, всего лишь по-отечески пожуривший Вову за очень непрофессиональное подбрасывание бомбы в наш тогда еще общий с Вовой офис.

А позднее убийца, очень похожий на того, кто застрелил генерала, застрелил и следователя Назыма Казиахметова, начавшего понимать, что у меня не было ни малейшего повода добывать наличные деньги примитивным мошенничеством.

То, что я сейчас на скамье подсудимых - результат моей чрезмерной веры в человека. Возможно, противоестественной для нормального бизнесмена.

Несмотря на все случившееся со мной, я продолжаю верить в людей.

Прошу меня оправдать!

***
ПРОТОКОЛ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ ПО ДЕЛУ № 1-39/08
г. Москва 17 апреля 2008 года

Пресненский районный суд г. Москвы в составе:
председательствующего федерального судьи Васюченко Т.М.,
рассматривая в открытом судебном заседании уголовное дело № 1-39/08 в зале суда № 11 по обвинению Сафаряна А.А. по ст. 159 ч.3 п. "б", 174-1 ч.1 УК РФ.
переходит к допросу свидетеля Кривошеина Сергея Леонидовича, origindate::12.07.1976 года рождения.

Вопросы адвоката Гервиса свидетелю:

-Вы вносили origindate::06.12.02 г. на расчетный счет Вашей фирмы ООО "Ранд-Окс" 83 миллиона рублей в КБ "Промторгбанк"?

-Нет, я не вносил, но, насколько я знаю, такая сумма вносилась. Узнал я об этом в конце декабря 2002 года.

Мой приятель, предложивший заняться торговлей «рахат-лукумом», заявил, что регистрация новой компании займет слишком много времени. Он привез меня в компанию "Финвест", находившуюся на Гоголевском бульваре. Там, в юридическом отделе нам выдали документы на уже зарегистрированную фирму «Ранд-Окс», сказали - идти работайте. Я стал генеральным директором. Начали искать помещение, компьютеры, офисную мебель.

-Вы расчетный счет в Промторгбанке открывали?

-Да.

-Вексель в банке вы покупали?

-Я не покупал.

-Вам известно, что от имени Вашей фирмы куплен вексель?

-От сотрудников ОБЭП я узнал, что фирма, оказывается, занималась валютными операциями. Хотя у меня даже счета валютного не было. Но мне показали выписки из банка с 2002 по 2005 год, по которым каждый день обналичивались деньги и приобретались товары на сотни тысяч долларов.

Но самый максимальный объем продаж в месяц был около шестьсот тысяч рублей, а согласно выпискам крутились миллион.

Вопросы адвоката Тер-Саркисова свидетелю Кривошеину:

- Но вы когда-либо заключали дополнительное соглашение с "Промторгбанком" на внесение наличных денежных средств?

-Я заключал пакет договоров с "Промторгбанком", когда открывал счет. Но никаких документов, где проходили бы 83 миллиона я не подписывал.

-Кто в Вашей компании являлся главным бухгалтером?

-Бухгалтерию "Ранд-Окс" сначала я сдавал в "Финвест". Я только подписывал, а они направляли документы в налоговую инспекцию. В дальнейшем появился Желтов Алексей Сергеевич, он выполнял бухгалтерские функции. Позднее он и сменил меня на посту генерального директора.

-Предъявляли ли Вы когда-либо к оплате вексель на сумму 83 млн. рублей?

- Нет. Я о существовании такого векселя узнал, когда меня вызвал на допрос в ОБЭП..

Свидетель Кривошеин обозревает копию договора купли-продажи ценных бумаг № 16 от origindate::06.12.02 г. и копию акта приема-передачи векселей от origindate::06.12.02 г.

Вопросы адвоката Тер-Саркисова свидетелю Кривошеину:

- Вы подписывали эти документы?

-Подписи похожи. Но если рядом будет моя настоящая подпись, то и ребенок заметит, что на документах подпись не моя. Я точно помню, что документов на векселя, покупку иностранной валюты, на открытие валютного счета, акт приема-передачи векселей я не подписывал.

-Вы не обратили внимания, что Ваши обороты вдруг составили более 83 млн. рублей?

-Мы звонили в банк, когда появились клиенты, чтобы узнать пришли деньги или нет. Потом нам поставили на компьютер систему "Клиент- банк", где я увидел другие цифры, и я понять не мог, откуда они. А банк с нас списал 120 тысяч рублей за то, что переварил эти 83 млн. рублей.

Я задавал вопрос по поводу этих денег юристам «Финвест». Мне объяснили, что учредитель деньги принес, хотел купить ценные бумаги, но не купил(!) деньги забрал и они в балансе не отражались.

А банк с меня списал 120 тысяч рублей за «пере6варивание» этих 83 миллионов!

Вопросы подсудимого Сафаряна свидетелю Кривошеину:

-Я правильно понял, что подпись выполнена не Вами?

-Не моя.

-Имитирована?

-Да.

Приговор по уголовному делу Амбарцума Сафаряна будет оглашен в пятницу 16 мая в 10-30.