"Я ничего продавать не собираюсь"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "RBC daily", origindate::13.12.2005

Я ничего продавать не собираюсь – Фархад Ахмедов

Converted 20388.jpgИнтервью с совладельцем компании «Нортгаз» и сенатором от Краснодарского края
Сегодня стало известно, что кипрская R.E.D.I. Holding, контролирующая 49% капитала «Нортгаза», подала в суд сразу восемь исков к членам совета директоров и менеджерам газовой компании. Структура сенатора Фархада Ахмедова стремится сменить совет директоров «Нортгаза», контроль над которым с осени этого года вернул «Газпром». По мнению наблюдателей, ситуация вокруг «Нортгаза» близка к тупиковой. Дело в том, что совладелец Фархад Ахмедов ни в какую не хочет уступать «Газпрому» в вопросе цены на газ, добываемый предприятием. В свою очередь монополист не торопится увеличивать объемы закупки газа своей вновь обретенной «дочки», сохраняя их на уровне 60-70% от максимума. Между тем г-н Ахмедов заинтересовался новым для себя бизнесом. Он намерен организовать привлечение инвестиций для горнолыжного курорта в Красной Поляне: в этот проект предполагается вложить около 350 млн евро. Подробнее об этом корреспондентам RBC daily рассказал сам Фархад Ахмедов.

– Фархад Тимурович, как Вы оцениваете перспективы независимых производителей газа в нынешних условиях? 

– Перспективы «независимых» зависят исключительно от политики «Газпрома», а она направлена на реставрацию централизованной модели 1980-х гг. Реформа газовой отрасли, на которую возлагали надежду 3-4 года назад, связывая ее с созданием свободного газового рынка, по сути свелась к реструктуризации внутри самого «Газпрома», а все независимые проекты «Газпром» пытается поставить под свой контроль, диктуя цены, условия доступа и не пуская к конечным потребителям. Это не оправдано экономически, является катализатором инфляции и препятствует конкуренции. Сегодня очевидно, что «Газпром» готов рассматривать в качестве независимых производителей газа в первую очередь крупные нефтяные компании, которые развивают газовое направление в своем бизнесе. Все они добывают порядка 14% от общего объема добычи газа, в будущем их доля увеличится. Но пока «Газпром» является главным газодобытчиком и одновременно монопольно владеет транспортной инфраструктурой, говорить о независимости других газовых компаний можно только условно. Де-юре они есть, но де-факто они все зависимы.

– На Ваш взгляд, насколько актуальна в нынешних условиях либерализация цен на газ для промышленных потребителей? 

– Либерализация цен на газ в условиях монопольного рынка невозможна, поскольку для создания свободного рынка и формирования справедливой рыночной цены должно быть множество независимых производителей газа, а их пока можно пересчитать по пальцам. Если цены для промышленных потребителей будут отпущены, вся промышленная политика станет заложником действий «Газпрома» и его понимания справедливой цены на газ. Тем не менее промышленные потребители не должны покупать газ по заниженным ценам, когда вовсю используется перекрестное субсидирование и трансфертное ценообразование. Предприятия электроэнергетики, химической промышленности, производители минеральных удобрений и т.п. покупают газ по льготным внутренним ценам, а конечную продукцию экспортируют, получая за счет газовиков сверхприбыли.

– А готовящийся эксперимент биржевой торговли газом «5+5» может помочь выйти из этого тупика? 

– Он муссируется в прессе и лоббируется «Газпромом» уже несколько лет. Для газового монополиста создание биржи будет означать возможность продавать сверхлимитный газ по коммерческим ценам. Роль же независимых производителей зависит от объемов добываемого газа, а не от наличия или отсутствия биржевой торговли. Они вряд ли выиграют от этой инициативы.

– Ранее сообщалось, что в прошлом независимый производитель газа «Нортгаз» сейчас испытывает трудности со сбытом всего производимого газа. Как сейчас обстоят дела в компании? 

– Надеюсь, что ситуация в ближайшее время прояснится. Отдельные менеджеры «Газпрома» пытаются диктовать цену и регулировать «экономику» другого хозяйствующего субъекта, в данном случае «Нортгаза». Однако не следует забывать, что «Нортгаз» был создан с нуля за счет средств иностранного акционера. 51% «Газпром» получил фактически бесплатно. Владение этой долей позволило ему поставить на свой баланс дополнительные 5 млрд куб. м газа. Реализация газа на предложенных «Газпромом» условиях может серьезно ухудшить финансовые показатели «Нортгаза» и сделает невозможным его дальнейшее развитие. А ведь нам нужно еще завершить строительство дожимной компрессорной станции стоимостью 50-60 млн долл. и, согласно лицензионным соглашениям, освоить Восточный купол Северо-Уренгойского месторождения, для чего потребуется еще 250-300 млн долл. Департаменты «Газпрома», занимающиеся ценообразованием, рассматривают «Нортгаз» как свое дочернее предприятие, что противоречит основному соглашению между акционерами, подписанному «Газпромом» и утвержденному его советом директоров. «Газпром» должен покупать газ у «Нортгаза» на взаимно приемлемых условиях.

– Но, судя по всему, это не мешает «Нортгазу» платить членам совета директоров одни из самых высоких вознаграждений в России… 

– В свое время Черчилль говорил: «Одна из социалистических идей состоит в том, что делать прибыль порочно, по-моему, настоящий порок – это приносит убытки». Менеджеров нужно мотивировать и стимулировать на получение прибыли. Кроме того, это не противоречит российскому законодательству, потому что выплаты производятся из чистой прибыли, а все налоги уплачиваются.

– Несмотря на сложности, «Нортгаз» также до последнего времени производил крупные выплаты своим собственникам. С вхождением «Газпрома» в их число в этом отношении что-нибудь изменится? 

– Так как 51% акций компании перешло к «Газпрому», таких выплат собственникам, как раньше, больше не будет. Возможно, компания будет платить дивиденды своим акционерам из чистой прибыли. В соглашении с «Газпромом» есть условие, по которому не менее 10% чистой прибыли должно идти на выплату дивидендов. Однако ряд департаментов «Газпрома» ведет политику по переводу центра прибыли из «Нортгаза» в «Газпром». Они предлагают нам продавать газ по внутрикорпоративной цене, фактически по себестоимости, на что мы категорически не согласны. По их словам, «Нортгаз» все равно сможет рассчитывать на 10-12%-ную рентабельность, но по-прежнему неясно, на какие деньги развивать производство, покупать дожимные компрессорные станции, осваивать восточный купол, рассчитываться по облигационным займам. Если «Газпром» решит выделить нам как своему дочернему предприятию 250-300 млн долл. на Восточный купол, если он обяжется гасить кредиты, тогда это будет другой разговор. Тогда к 2010 г. «Нортгаз» выйдет на удвоение добычи (до порядка 10 млрд куб. м). Но рассчитывать на это пока не приходится.

– Можно ли в этой ситуации найти компромисс? 

– Конечно. Мы уже отозвали все иски, заключили мировое соглашение, создали совместное правление, избрали совет директоров. Но, к сожалению, неграмотный подход отдельных лиц, желающих покупать газ подешевле, а продавать подороже, приводит к обычной ситуации: хотели как лучше, а получилось, как всегда. Прошло уже два с половиной месяца с тех пор, как было подписано соглашение с «Газпромом», по которому он обязался открыть задвижку на полную мощность, а «Нортгаз» продолжает работать на 60-70% от потенциала. Правда, я надеюсь, что мы договоримся. Но если нет, миноритарный акционер будет блокировать продажу газа «Газпрому» по 360 руб. за 1 тыс. куб. м. Лучше мы не будем добывать, чем добывать на таких условиях.

– Будем надеяться, что все образуется. В таком случае как Вы оцениваете потенциал роста «Нортгаза» – в производственном плане и с точки зрения роста капитализации? 

– Возможно, «Нортгаз» станет оператором проекта по разработке второго экспериментального участка Ачимовских залежей Уренгойского месторождения. «Нортгаз» обладает полным комплектом документации, необходимой для разработки этого месторождения, получены все требуемые экспертные заключения, со всеми ведомствами вопрос согласован. Это даст возможность «Газпрому» добавить в свой газовый баланс дополнительно 6-8 млрд куб. м газа и 1,5-2 млн т газового конденсата.

– Есть ли у «Нортгаза» планы по строительству газоперерабатывающих мощностей, или же компания намерена ограничиться добычей углеводородов? 

– Таких планов у «Нортгаза» нет.

– Говорят, что для Вас газовый бизнес перестал быть интересным после перехода контрольного пакета акций «Нортгаза» «Газпрому». Это действительно так? 

– Есть недоброжелатели, которые хотят продажи моей доли в «Нортгазе», но я ничего продавать не собираюсь. Конечно, у меня есть и другие проекты, например строительство горнолыжного курорта «Карусель» в Красной Поляне стоимостью 350 млн евро, но одно другому не мешает.

– Проект «Красная Поляна» получает серьезную поддержку от госструктур. Без нее он мог бы быть осуществлен? 

– «Красная Поляна» – главный туристический проект не только края, но и всей России, и без участия в нем государства не обойтись. Во всем мире столь глобальные проекты строятся именно за счет госсредств. Например, правительство РФ приняло решение выделить в 2006 г. 3 млрд руб. на создание в Сочи нового аэропорта. Очевидно, что для любого курорта, тем более для города, претендующего на право проведения Олимпийских игр, это ключевой объект. Без решения подобных инфраструктурных проблем ни строительство комплекса «Карусель» в Красной Поляне, ни тем более проведение каких-либо статусных мероприятий вообще невозможно.

– При этом «Красная Поляна» фактически затмила другие возможные проекты, о них речь даже не идет. 

– Государство выделяет значительные средства на поддержку этого проекта, поскольку «Красная Поляна» должна стать основной ареной проведения Олимпиады в 2014 г. Это общепринятая мировая практика: тот же Куршевель на 70-80% отстроен за счет средств государства, частный бизнес занимался преимущественно строительством ресторанов, коттеджей, развлекательных центров и тому подобного.

– Несет ли для частных компаний участие в этом проекте помимо экономических выгод еще и политические? 

– «Красная Поляна» должна стать самодостаточным курортом. В случае реализации федеральных программ по созданию необходимой инфраструктуры, «Красная Поляна» будет рентабельным проектом, и политических выгод тут нет. Думаю, через год-два в Сочи начнется серьезное удорожание земли, объектов недвижимости и проектов на этом рынке. Ведь туризм в России – одна из самых перспективных отраслей, но сегодня на его долю приходится меньше 1% ВВП, тогда как в развитых странах – существенно больше. В той же Испании – 13%. На мой взгляд, эту отрасль серьезно еще никто не осваивал, хотя с коммерческой точки зрения она весьма привлекательна.

– Тем не менее некоторые компании неоднократно меняли свое решение по поводу участия в этом проекте. 

– Если речь идет об «Интерросе», то он, скорее всего, будет строиться на Красной Поляне.

– Расскажите, пожалуйста, о проекте «Карусель». Вы рассчитываете, что он будет реализован в срок? 

– Проект рассчитан на 7 лет. За это время мы планируем проложить 70 км трасс, построить 20 подъемников и современный гостиничный комплекс на 4 тыс. мест прямо на горном плато. Спортивная часть будет включать трассы для катания – от самых простых до экстремальных «черных». Строительство первой очереди «Карусели» уже начато. Общий объем инвестиций составляет 300-350 млн евро. Срок окупаемости по недвижимости – 2-3 года, спортивной части – не менее 7 лет. Работать комплекс будет круглогодично, ставка делается на семейный отдых. Однако наши гости смогут не только покататься на лыжах, но и получить полный спектр оздоровительных услуг – начиная от бальнеологических процедур и заканчивая Spa-услугами.

– Можно ли говорить о том, что Красная Поляна будет общедоступным местом отдыха, или же она станет курортом для политической и экономической элиты России

– Думаю, покупателями недвижимости и потребителями высококачественных услуг будут россияне с доходами выше среднего. А приехать покататься на лыжах смогут все желающие: цена ski-pass будет доступна для всех. В перспективе мы хотим создать общий ski-pass, чтобы туристы могли посещать склоны смежных курортов. Ведь спрос на горнолыжные поездки у нас огромный: в стране больше миллиона лыжников. А затраты на отдых в Красной Поляне будут несоизмеримы с теми, что вкладываются в поездку в Куршевель или Сент-Мориц.

– Не так давно стало известно, что в крае будет проведена проверка объектов недвижимости. Ее исход, в общем, ясен, и, очевидно, он скажется на инвестиционной привлекательности региона. 

– У нас несовершенная законодательная база в отношении земельно-правовых отношений. Не завершено формирование генплана и кадастра, нет четкого разделения полномочий между региональными и федеральными властями. Но я бы обратил внимание на более острые проблемы. В данном случае государство должно создать условия и законы, обеспечивающее неприкосновенность права собственности людей.

– Очевидно, в скором времени вход на сочинский рынок для малого и среднего бизнеса подорожает? 

– Да, поскольку это гораздо более интересное вложение средств, чем, скажем, акции. Земли больше не будет, а недвижимость всегда остается в цене. Количество людей, желающих проживать или отдыхать на юге России, будет расти. Так что тенденция к росту цен на недвижимость, безусловно, есть.