"Я только подошел к нему с ножом"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Я только подошел к нему с ножом" Поймали причастного к зверскому убийству российских солдат

"В ингушском райцентре Слепцовск сотрудники Урус-Мартановского и Сунженского РОВД задержали Ислама Мукаева, подозреваемого в причастности к жестокой казни шестерых российских военнослужащих в дагестанском селе Тухчар в сентябре 1999 года, когда банда Басаева заняла несколько сел Новолакского района. У Мукаева изъята видеокассета, подтверждающая факт его причастности к кровавой расправе, а также оружие и боеприпасы. Сейчас сотрудники правоохранительных органов проверяют задержанного на возможную его причастность и к другим преступлениям, поскольку известно, что он был членом незаконных вооруженных формирований. До задержания Мукаева единственным участником казни, попавшим в руки правосудия, был Тамерлан Хасаев, приговоренный в октябре 2002 года к пожизненному заключению. Охота на солдат Ранним утром 5 сентября 1999 года басаевские отряды вторглись на территорию Новолакского района. За тухчарское направление отвечал эмир Умар. Дорогу на чеченское село Галайты, ведущую из Тухчара, охранял блокпост, на котором несли службу дагестанские милиционеры. На сопке их прикрывал БМП и 13 солдат бригады внутренних войск, направленных на укрепление блокпоста из соседнего селения Дучи. Но боевики зашли в село с тыла, и, захватив после короткого боя поселковый отдел милиции, стали обстреливать сопку. Зарывшийся в землю БМП нанес немалый урон нападавшим, но когда кольцо окружения стало сжиматься, старший лейтенант Василий Ташкин приказал выгнать БМП из окопа и открыть огонь через реку по машине, которая подвозила боевиков. Десятиминутная заминка оказалась для солдат роковой. Выстрелом из гранатомета боевой машине снесло башню. Наводчик погиб на месте, а водитель Алексей Полагаев был контужен. Ташкин приказал остальным отходить к блокпосту, расположенному в нескольких сотнях метров. Потерявшего сознание Полагаева вначале нес на плечах его сослуживец Руслан Шиндин; потом Алексей, получивший сквозное ранение головы, очнулся и побежал сам. Увидев бегущих к ним солдат, милиционеры прикрыли их огнем с блокпоста. После непродолжительной перестрелки наступило затишье. Спустя некоторое время на пост пришли местные жители и сообщили, что боевики дали полчаса на то, чтобы солдаты покинули Тухчар. Сельчане прихватили с собой гражданскую одежду - это был единственный шанс на спасение для милиционеров и солдат. Старший лейтенант уходить отказался, и тогда милиционеры, как рассказал потом один из солдат, "полезли на него в драку". Аргумент силы оказался более убедительным. В толпе местных жителей защитники блокпоста добрались до села и стали прятаться - кто в подвалах и на чердаках, а кто в кукурузных зарослях. Спустя полчаса боевики по приказу Умара начали зачистку села. Сейчас уже трудно установить, выдали ли военных местные жители или сработала разведка боевиков, но шестеро солдат попали в руки бандитов. "Ваш сын погиб из-за халатности наших офицеров" По приказу Умара пленных отвели на поляну рядом с блокпостом. Дальнейшее скрупулезно зафиксировал на камеру оператор боевиков. Четверо назначенных Умаром палачей поочередно выполнили приказ, перерезав горло офицеру и четырем солдатам. С шестой жертвой Умар расправился лично. "Сплоховал" только Тамерлан Хасаев. Полоснув жертву клинком, он выпрямился над раненым солдатом - от вида крови ему стало не по себе, и он передал нож другому боевику. Истекающий кровью солдат вырвался и побежал. Один из боевиков стал стрелять вдогонку из пистолета, но пули прошли мимо. И лишь когда беглец, споткнувшись, упал в яму, его хладнокровно добили из автомата. На следующее утро глава администрации села Магомед-Султан Гасанов получил у боевиков разрешение забрать тела. На школьном грузовике трупы старшего лейтенанта Василия Ташкина и рядовых Владимира Кауфмана, Алексея Липатова, Бориса Эрднеева, Алексея Полагаева и Константина Анисимова были доставлены на Герзельский блокпост. Остальным солдатам в/ч 3642 удалось отсидеться в своих укрытиях до ухода бандитов. В конце сентября шесть цинковых гробов были опущены в землю в разных концах России - в Краснодаре и Новосибирске, на Алтае и в Калмыкии, в Томской области и на Оренбуржье. Родители долгое время не знали ужасных подробностей гибели их сыновей. Отец одного из солдат, узнав страшную правду, попросил занести в свидетельство о смерти сына скупую формулировку - "огнестрельное ранение". Иначе, объяснил он, жена этого не переживет. Кто-то, узнав о смерти сына из телевизионных новостей, оберегал себя от подробностей - сердце не выдержало бы непомерного груза. Кто-то пытался докопаться до правды и искал по стране сослуживцев сына. Для Сергея Михайловича Полагаева было важно знать, что его сын не дрогнул в бою. О том, как все было на самом деле, он узнал из письма Руслана Шиндина: "Ваш сын погиб не из-за трусости, а из-за халатности наших офицеров. Командир роты три раза к нам приезжал, но ни разу не привез боеприпасы. Он привез только ночной бинокль с посаженными батарейками. А мы там оборонялись, у каждого было по 4 магазина…" Палач-заложник Первым из головорезов в руки правоохранительных органов попал Тамерлан Хасаев. Осужденный на восемь с половиной лет за похищение человека в декабре 2001 года, он отбывал срок в колонии строгого режима на территории Кировской области, когда следствию благодаря видеопленке, изъятой в ходе спецоперации на территории Чечни, удалось установить, что именно он - один из тех, кто участвовал в кровавой резне на окраине Тухчара. В басаевском отряде Хасаев оказался в начале сентября 1999-го - один из друзей соблазнил его возможностью заполучить в походе на трофейное оружие, которое потом можно было бы выгодно продать. Так Хасаев оказался в банде эмира Умара, подчинявшейся небезызвестному командиру "исламского полка особого назначения" Абдулмалику Межидову, заместителю Шамиля Басаева... В феврале 2002 года Хасаева перевели в махачкалинский СИЗО и показали запись казни. Отпираться он не стал. Тем более что в деле уже имелись показания жителей Тухчара, уверенно опознавших Хасаева по фотографии, присланной из колонии. (Боевики особенно не скрывались, а сама казнь была видна даже из окон домов на краю села). Хасаев выделялся среди облаченных в камуфляж боевиков белой футболкой. Процесс по делу Хасаева состоялся в Верховном суде в октябре 2002 года. Он признал себя виновным лишь частично: "Признаю участие в НВФ, оружие и вторжение. А солдата я не резал... Я только подошел к нему с ножом. До этого зарезали двоих. Когда я увидел эту картину, то отказался резать, отдал нож другому". "Они первые начали, - рассказал Хасаев о бое в Тухчаре. - БМП открыл огонь, и Умар приказал гранатометчикам занять позиции. А когда я сказал, что такого уговора не было, он приставил ко мне трех боевиков. С тех пор я сам был у них как заложник". За участие в вооруженном мятеже боевик получил 15 лет, за хищение оружия - 10, за участие в НВФ и незаконное ношение оружия - по пять. За посягательство на жизнь военнослужащего Хасаев, по мнению суда, заслужил смертную казнь, однако в связи с мораторием на ее применение была избрана альтернативная мера наказания - пожизненное заключение. Семеро других участников казни в Тухчаре, в том числе четверо ее непосредственных исполнителей, по-прежнему числятся в розыске. Правда, как сказал корреспонденту ГАЗЕТЫ следователь по особо важным делам управления Генпрокуратуры РФ на Северном Кавказе Арсен Исраилов, который расследовал дело Хасаева, в этом списке до последнего времени не было Ислама Мукаева: «В ближайшее время следствие выяснит, к каким конкретно преступлениям он причастен. И если подтвердится его участие в казни в Тухчаре, он, возможно, станет нашим "клиентом" и будет переведен в махачкалинский СИЗО". "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации