"Love story" с летальным исходом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "FreeLance Bureau", origindate::05.10.2000

"Love story" с летальным исходом

Михаил Казаков

Converted 28954.jpg Максим Корсаков-Богатков прилетел в Москву из США 26 марта в 17.00. Тридцатитрехлетний бизнесмен занимался всем понемногу. Торговал автомобилями, бензином и "чем придется". И пока не имел очень уж больших оснований жаловаться на жизнь.

Настроение у путешественника было прекрасное. Ему наконец-то удалось увезти в США жену и трехлетнюю дочку...Правда, предстояла не совсем приятная работа по получению денег с должников в Москве. Но прежде ему всегда благополучно удавались подобные операции.

27 марта он проснулся очень рано. И позвонил жене за океан. Поинтересовался - как дела. До одиннадцати он оставался в квартире. Читал, смотрел новости по телевизору. В 11 поднялся к приятелю Косте, жившему в том же доме - позавтракать и поболтать. Около часа дня Максим попросил Костю довезти его до офиса на Кутузовском проспекте. В половине четвертого за ним заехал партнер по бизнесу Миша. Приятели решили куда-нибудь наехать поесть. И отправились в ресторан "Дрова" на Мясницкой. Они обсудили как вести себя с должником, который был должен им обоим. Потом Миша подвез приятеля на 2-ю Фрунзенскую улицу, где была намечена встреча с риэлтером. После осмотра квартиры Максим с риэлтером сели в такси и поехали смотреть еще одну квартиру возле метро "Алексеевская". Прощаясь, дама-риэлтер попросила подбросить ее до станции метро "Проспект Мира". Тут зазвонил телефон, и Костя предложил встретиться в спортзале "World class" на проспекте Вернадского.

Таксисту Максим сказал: "Езжай в сторону Ленинского!...". Пока он ехал в машине - ему кто-то позвонил. По словам дамы-риэлтера этот разговор его очень заинтересовал. До такой степени, что Максим даже не попрощался с ней!

Куда он потом поехал и с кем встречался - до сих пор неизвестно.

Спустя примерно двадцать минут после названного риэлтером времени ему еще раз звонил Костя. По словам Кости - Максим уже сидел в каком-то ресторане или баре. На вопрос: "Где ты?!" - ответил "Сижу тут с людьми!" Еще один звонок через двадцать минут позволил понять, что Максим не хочет говорить ни где он, ни с кем, ни о своих планах.

Больше его никто нигде не видел.

Безрезультатный поиск

Никто из людей, способных называть себя его "друзьями" позже не сознался, кто в тот вечер был с Максимом.

А, по мнению его жены Кати совершенно исключено, чтобы он "загулял" бы с незнакомыми людьми.

Катя позвонила мужу из-за океана утром 28-го, но никто не поднял трубку. Весь последующий день она снова и снова набирала один и тот же номер - безрезультатно.

Утром 29-го она позвонила Мише, но тот сказал - что сам не представляет, где Максим, и весь вчерашний день не мог его найти. Родилось, было, предположение, что он мог вдруг улететь по делам в другой город с деловым партером Димой Маденовым. Но тут оказалось, что Дима сам только-только прилетел в Москву и с Максимом не разговаривал.

Навели справки во всех изоляторах Москвы и Московской области. Среди задержанных не числится!

На 9-й день исчезновения бывший ФСБшник, работавший с одним из знакомых Максима сообщил, что вроде бы имеется карточка о задержании г-на Корсакова-Богаткова. Но вскоре обнаружилось, что карточка содержит данные шестилетней давности, неспособные никак помочь в сегодняшних розысках.

Таксиста, который в день исчезновения вез Максима, найти так и не удалось. И никто не позвонил, не попросил выкупа.

Женская логика

Между тем, как раз в дни исчезновения Максима Москву покрыли стенды с громадными фотографиями актрисы Марьяны Цареградской и с пылкими объяснениями в любви к ней.

И у несчастной Кати, потерявшей своего Максима, тут же родилась версия, что таким вот образом "аукнулась" история шестилетней давности. Тогда Максим оказался виновником дорожно-транспортного происшествия, в котором пострадала Марьяна Цареградская - возлюбленная, а затем и жена (ныне - бывшая!) всесильного тогда первого заместителя министра финансов Андрея Вавилова.

В ту далекую пору Вавилов пылал яростным гневом по поводу "злодея", "наехавшего" на объект его страсти. Грозил, если верить слухам, "из под земли достать". "Так что не является ли растиражированное на всю Москву признание в любви Марьяне еще и "рапортом о проделанной работе"?!- подумала Катя.

Ночное происшествие

В ночь с 4 на 5 декабря 94 года на Ленинградском проспекте Максим на белом "Саабе" столкнулся с серой "девяткой".

"Сааб" ехал по главной дороге. А "девятка" вливалась в поток машин с Новой Башиловки, имея два знака "уступи дорогу".

Максим был слегка пьян.

Поняв, что удар был не слишком сильный - он уехал с места аварии.

По показаниям Марьяны Цареградской, сидевшей за рулем "девятки", картина была следующей.

В два часа ночи Марьяна решила поехать "купить водички". Выехала на Ленинградский проспект. И тут в нее врезался "Сааб". "На бешеной скорости". В то время, как она "ехала тихо".

В ходе расследования выяснилось, что водительские права Марьяна получила за три недели до столкновения. И опыта вождения автомашины по Москве не имела (она иногородняя). "Девятку" ей подарил Вавилов в качестве учебной машины.

Максим же с двадцати лет сидит за рулем почти ежедневно. И за десять лет вождения имел лишь две незначительные аварии.

У него на "Саабе" осталась вмятина в боковой, "пассажирской" двери.

Цареградскую с места аварии увезли в больницу, где был поставлен диагноз: "Перелом ключицы и сотрясение мозга средней тяжести"(Максим это потом выяснил через знакомых).

Одновременно по факту ДТП было возбуждено уголовное дело.

Субъективное расследование

Первый следователь, изучив картину столкновения, пришел к выводу, что в ДТП виновата сама Цареградская. Дело закрыли и отправили в архив.

Максим забрал свою автомашину из ремонта и продолжал на ней ездить. А потом продал ее приятелю, которому "Сааб" ужасно нравился.

В конце декабря 94-го Цареградская становится женой Вавилова.

Приятеля на "Саабе" Максима вскоре останавливают для проверки документов и автомашины. Сообщают, что "Сааб" находится в розыске. Приятеля сажают в тюрьму "для выяснения личности", а автомашину арестовывают. Тут же обнаруживается, что заведено новое уголовное дело, и Максим "объявлен в розыск".

Новый следователь несколько видоизменяет схему аварии. Чуть сдвинув положение знаков "Уступи дорогу". И описывает события уже следующим образом: "Цареградская ехала по Ленинградскому проспекту в крайней правой полосе, медленно. И в нее на большой скорости "влетел" "Сааб".

Само место аварии сдвигается на сто с лишним метров.

Поняв, что это "наезд", Максим посылает к Вавилову приятеля - "парламентера" с предложением встретиться и "мирно решить проблему". Вавилов от всяких встреч категорически отказывается. Фотография Максима появляется на всех стендах "Их разыскивает милиция". Участковые регулярно наведываются к родителям Максима. Расспрашивают соседей - не появлялся ли. Родители отвечали, что парень давно живет за границей, и они крайне редко с ним общаются, а соседи были лаконичны - "давно не видели!"

Странный налет

Затем последовало довольно длительное "затишье". Примерно до лета 97-го года. Вроде бы Вавилову было не до того, чтобы воевать с каким-то "лихачом". Его собственные позиции в обществе, казавшиеся абсолютно незыблемыми, оказались под угрозой.

10 июня 1997 года. Максим с женой Катей живет в поселке Вешки по Алтуфьевскому шоссе в частном коттедже. Когда ночью он заводил автомашину в гараж - следом за ним туда забежали два человека в камуфляже и масках. Максиму связали руки и заклеили рот "скотчем". Катю тоже связали и спросили где лежат деньги.

За два дня до того Максим продал очередную автомашину и выручил за нее 70 тысяч долларов. Но про саму сделку знали очень немногие. Что говорило о странной своевременности визита непрошенных "гостей".

Максима закрыли в бассейне, а Кате сказали: "Объясни ему - пусть либо закрывает свои старые дела, либо вообще уезжает отсюда. Квартира, где вы жили раньше - прослушивалась. А тут за вами установлен наблюдение. И все-все про вас известно. Если он не хочет неприятностей - пусть будет послушным!"

После чего они дали Кате ключ от наручников Максима - и ушли.

Ну, очень странные "налетчики"!

Первое, что пришло после их ухода в головы Максима и Кати - "Парламентеры от Вавилова".

Неожиданный арест

Максиму посоветовали адвоката, который вроде бы был в хороших отношениях со следователем. И адвокат заявил, что дело о ДТП уже потеряло прежний "накал". А потому разумней для Максима явиться к следователю и дать собственноручные показания. На чем "все и закончится"! Но какие гарантии, что его тут же не арестуют?! Адвокат утверждал, что будто бы следователь "настроен мирно" и озабочен только получением показаний "разыскиваемого виновника ДТП".

Поразмышляв, что история уже очень давняя и у Вавилова нет былой силы, Максим решил таки отправиться к следователю. На всякий случай за рулем был шофер, работавший у Максима.

Возле Савеловского следственного отдела несколько оперативников вытащили Максима из автомашины, нацепили на него наручники и повели к следователю. Обычная "акция устрашения", чтоб "знал свое место".Из кабинете следователя его отправили уже в Бутырку.

Катя собрала людей, которых привыкла считать друзьями мужа - и попросила совета как быть дальше.

Через месяц Максима вынуждены были выпустить под подписку о невыезде. А новый адвокат, прочитав дело, сказал, что оно не слишком сложное. А потому после разбирательств в суде, скорее всего, будет отправлено на доследование из-за наличия разных схем аварии у разных следователей, отсутствия судебно-медицинских экспертиз и следственного эксперимента для проверки различных версий случившегося.

Судебная тяжба

10 сентября 97 года была первая встреча сторон в суде. Адвокаты Цареградской заявили: "Просим извинить, что наша доверительница сегодня отсутствует. Пролежав после аварии полгода в больнице (!), она до сих пор еще не вполне пришла в себя.. После тяжелейших травм (!) она навсегда потеряла любимую работу (!), лишена жизненных перспектив и возможности вести полноценную жизнь... Ведь г-н Корсаков-Богатков лишил ее возможности когда-либо иметь детей!" Доказательством сказанного просили считать обыкновенные справки из поликлиники.

Адвокаты потерпевшей требовали осудить Максима по двум статьям - ДТП и оставление в опасности, дав максимально возможный срок лишения свободы с выплатой компенсации за материальный и моральный ущерб в миллион долларов!

За то время, что судьи размышляли над прочитанным и услышанным (до 12 октября 97-го), удалось узнать, что утверждения адвокатов Цареградской, мягко говоря, "не вполне точны". Так как авария не помешала Цареградской сняться в фильме "Научная секция пилотов", играть в спектаклях Ленкома, встречаться со многими "многообещающими" мужчинами и в конце концов выйти замуж за Вавилова.

На очередное и решающее заседание суда г-н Вавилов явился лично с десятком охранников. На ревнивый взгляд жены Максима и "потерпевшая" выглядела блестяще.

Все ходатайства адвоката о проведении следственных действий, без которых невозможно утверждать о всестороннем исследовании случившегося, отвергались без каких-либо аргументов. Тут очень легко было заподозрить незримое участие в развернувшемся шоу некоего всесильного "режиссера".

А прокурор в заключительной речи слово в слово повторил требования адвокатов Цареградской о максимальном сроке лишения свободы и миллионе долларов компенсации. Добавив, что никакие деньги, разумеется, не смогут облегчить ее страдания. И что "может быть лучше ей было бы умереть, чем так вот мучиться!"

Первого следователя, решившего, что в случившемся виновата сама Цареградская, даже не стали вызывать для дачи показаний. Чтобы не портил общей картины? А когда адвокаты Максима начинали возмущаться попытками заткнуть им рот, судья грозил вообще удалить их из зала "за неуважение к суду!"

На следующий день Максим был госпитализирован с серьезными повреждениями коленного сустава, ему был наложен гипс. А выслушивать приговор приехала одна Катя.

Вавилова и Цареградской не было, но охранники Вавилова зачем-то явились в полном составе.

Как и ожидалось, Максиму дали 2,5 года в колонии общего режима и признали правомочность компенсации в миллион долларов.

Адвокаты, приглашенные Вавиловым, раздраженно интересовались, где же Максим. Но в канцелярии Савеловского суда им ответили, что он в ИЗ 48-2 (т.е. в Бутырке). Скорее всего - лишь бы отвязаться. Но в результате за Максимом в больницу никто не приехал и никуда не увез его.

Адвокат Кучерена, к которому обратились за помощью, предлагал не дергаться и ждать неминуемую амнистию. Но никто не знал когда она будет. А нервы не железные.

Еще один адвокат, прочитав дело, сказал, что вроде бы можно попытаться, изменить вынесенное наказание на условное, подав жалобу в Мосгорсуд.

Но Мосгорсуд лишь поправил суд первой инстанции, напомнив, что виновники ДТП отбывают наказание не на зоне общего режима, а в колонии - поселении.

На радость Максима и Кати в конце декабря 97-го, наконец, вышла амнистия. И Максим вернулся домой. Но так как он не был ни в тюрьме, ни на зоне - заниматься его амнистированием не хотели ни прокуратура, ни милиция по месту жительства. "Кто его осудил - пусть тот его амнистирует!".Помыкались почти три месяца - и пришли за советом все к тому же Кучерене. Он предложил подать жалобу уже в Верховный суд, способный вообще отменить приговор. Но чуда не произошло. И Верховный суд дал указание суду первой инстанции предпринять все необходимые действия, дабы амнистировать осужденного.

Через месяц Максим получил извещение, что он амнистирован, а еще через полгода ему вернули изъятую автомашину.

О прошлом старались побыстрее забыть.

В декабре 98го Максим и Катя продали дом и переехали в Москву. А затем приложили массу усилий, чтобы покинуть небезопасную Родину.

Грустное послесловие

В январе нынешнего года в журнале "Профиль" со слов Марьяны Цареградской была описана история давней аварии и ее последующих страданий. Много теплых слов было сказано о Вавилове, который оказался рядом с дамой и вел себя, как заботливый рыцарь. Катя пробовала подсунуть журнал Максиму, но тот категорически отказался читать. И даже слушать пересказ напечатанного.

В марте Максим увез жену и дочь в США. Но оставались недоделанные дела на Родине. Он улетел в Москву, пообещав вернуться к семье в конце апреля...Теперь уже очевидно, что ничего не доделал и никуда уже не вернется.

Примерно через месяц после его исчезновения рекламное агентство Умара Джабраилова расставило вдоль всех главных автомагистралей столицы множество рекламных щитов с ликом Марьяны Цареградской и надписями "Привет Марьяне!" и "Любимая, любимая..."

По неофициальным сведениям Вавилов уже развелся с Марьяной и будто бы даже слышать о ней теперь не может.

Но ведь, как заметил мудрый классик: "Все женщины - актрисы, русские женщины - преимущественно - драматические...". И если богатенький "ромео" почему-либо охладел к своей "миледи", забыл обо всех ее муках и совсем не рвется покарать злодея - не беда. Найдется много других "ромео", готовых "замочить" любого, кто, по их мнению, недостаточно боготворил их идеал. На подобный сюжет уже и фильм снят. Именуемый, кажется, "Умирать легко". И совершенно неудивительный в наши дни, когда уже и психиатры все чаще теряются в определении грани между нормой и патологией, а человеческая жизнь стоит день ото дня все меньше и меньше.

Адвокат Анатолий Кучерена сказал мне, что, по его мнению, история вокруг столкновения автомашин посреди ночной Москвы не приобрела бы трагических черт, если бы г-жа Цареградская не была возлюбленной столь влиятельного человека. Да, она во время столкновения получила серьезные травмы. И ей нельзя не сочувствовать. Но это не повод для того, чтобы полностью перечеркнуть работу следователя, доказавшего, что виновник столкновения - она, и затем "перевести стрелки" на Максима.

Адвокат Владимир Коханов объяснил мне, что его пригласили защищать интересы Цареградской после того, как "выявились попытки обвинить ее в столкновении автомашин". Само по себе участие в процессе адвокатов потерпевшей - явление в наших судах более чем редкое. Хотя нервная система любого потерпевшего вряд ли в лучшем состоянии, чем у актрисы Цареградской, имевшей рядом с собой сразу двух опытнейших профессионалов из столичной коллегии адвокатов. Мэтр Коханов категорически отвергает всякое предположение о том, что г-н Вавилов как-то пытался повлиять на ход процесса. Заявив, что "можно занимать очень высокий пост и при этом быть истинным интеллигентом".О позиции первого следователя, отстраненного от дела, адвокат ничего сказать не смог Сейчас он уже "запамятовал все подробности".Но допуская, что в процессе следствия могло выплыть что-то, доказывающее вину Цареградской, адвокат недоумевает по поводу квалификации своих оппонентов: "Ну, что же они не отстояли свою точку зрения в суде?!".

Г-н Коханов считает, что маленький Вавилов в очках в куда меньшей степени способен вызвать у кого- либо страх, чем в два раза более крупный Максим, к тому же - не носящий очков. "И вообще, этот бугай, хоть и имеет папу - сотрудника ФАПСИ - весь какой-то мафиозный!...".

Едва Максим пропал - почти все былые "друзья" постарались побыстрее позабыть и Катю, и свои долги Максиму. А что?! Очень удобный случай решить свои проблемы за чужой счет. Ведь когда один блистательный и удачливый молодой человек "под честное слово" дает другому, не менее блистательному, без малого миллион долларов - он совершенно не думает о том, что нынче убивают и за куда меньшие деньги. Плевать, что вокруг чуть не каждый день "мочат" не менее умных, чем он. Молодой человек не хочет даже на минуту предположить, что и он тоже смертен. И, как заметил другой не менее мудрый классик: "что самое прискорбное - внезапно смертен!"

Служба криминальной милиции Юго-Западного округа Москвы 24 апреля 2000 года объявила розыск Максима. Но если в его исчезновении было столько заинтересованных - тут разве найдешь?!