"Spiegel": Гальмондово хитросплетение

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  "Правление Commerzbank в лапах русской мафии"
© "Spiegel", 01.08.2005 Гальмондово хитросплетение
Converted 19481.jpg

Pauly Christoph, Schmitt Jörg
В связи с тем, что банк Commerzbank номинально держал фирму для одного датского адвоката, проживающего в Гамбурге, он подпал под подозрение об участии в отмывании денег. При этом он являлся только частью всемирной системы по отмыванию денег. 

Улица "Новый Вал" относится к самым изысканным торговым адресам, которыми располагает Гамбург. Здесь, между шиком и роскошью, на третьем этаже одного скорее неприметного делового здания располагается адвокатское сообщество «Болльман, Киссельбах и партнеры». На вывеске стоят шесть имен, в том числе доктора Михаэля Бёмке и адвоката Дж. П. Галмонда. Ничто не указывает на то, что отсюда осуществляется управление всемирной сетью из подставных фирм, этакое необозримое сплетение компаний, через которые должны были перекачиваться большие суммы на покупку долей участия в бывших российских государственных предприятиях, и которое поставило сейчас один из самых больших немецких коммерческих банков в затруднение.

Бёмке и Галмонд, которые сотрудничают уже с 1978, считаются следствием ключевыми фигурами в денежной афере по отмыванию денег, в которую втянут Commerzbank. Две недели назад 120 служащих, в том числе следователей из Таможенного криминального ведомства и Федерального криминального ведомства, провели обыски в их банковских офисах и многочисленных зданиях в области Рейн-Майн, в том числе и служебных помещениях Commerzbank. Одновременно сыщики нанесли удар по посредникам и финансовым адвокатам в Лихтенштейне, Люксембурге, на Кипре и в Швейцарии. 

По словам швейцарских следователей, речь идет о "подозрении в злоупотреблениях, направленных против Российской Федерации". В результате этого денежные средства и ценности через различные подставные фирмы переводились в фонды, через которые впоследствии вновь приобретались доли участия в российских предприятиях. Считается, что в центре аферы стоит сегодняшний российский министр телекоммуникации и соратник Путина Леонид Рейман и его друг и адвокат Джеффри П. Гальмонд, который для него служит в качестве подставного лица. Сотрудники Commerzbank при этом, якобы, оказали помощь в отмывании миллионных сумм сомнительного происхождения через одну люксембургскую фирму, с которой банк имел посреднические отношения. В целом прокуратура во Франкфурте ведет следствие в отношении 5 бывших и нынешних сотрудников банка по обвинению в содействии отмывания денег. Все пятеро уверены в том, что не совершили никакие противоправные действия. Председатель правления Андреас де Мезиер, двоюродный брат прежнего премьер-министра ГДР, вынужден был уйти в отставку. "Правление Commerzbank в лапах русской мафии?" - испуганно вопрошает газета "Бильд-Цайтунг".

"Мы были просты слишком наивны, но по нашим документам мы не могли заподозрить, чтобы у нас отмывались деньги», - говорит один высокопоставленный служащий Commerzbank. Банк учуял прибыльное дело и попал при этом между фронтов двух российских олигархов, которые продвигают свои интересы на миллиардном российском телекоммуникационном рынке, не обращая внимания на потери.

Один из них - Михаил Фридман. Шеф Группы «Альфа» борется за третью по величине российскую компанию мобильной связи «Мегафон», и имеет 25 % акций.

Самыми крупными его конкурентами являются фирма по имени «Телекоминвест», которая скупила 31,3 % «Мегафона», и расположенный на Бермудах фонд IPOC, которому принадлежит 8%. 

За обоими обществами, как подозревают следователи по вопросам отмывания денег, стоит Леонид Рейман, российский министр телекоммуникаций. «Альфа» стремится не допустить, чтобы IPOC смог использовать возможности для приобретения акций «Мегафона». Спором вокруг акций занимались несколько арбитражных судов: в Женеве, Стокгольме, на Бермудах, а также на Виргинских островах. Нередко обвинительные показания против Реймана оказывались обоснованными. В двух случаях показания свидетелей, в том числе одного бывшего сотрудника фонда IPOC против своего старого работодателя, якобы, были вовремя выкуплены за крупную сумму. 

И все же, в случае с Commerzbank следователи уверены, что они схватили за шиворот Реймана и отлаженную международную систему отмывания денег. Франкфуртский банк в середине 90-х годов ввязался в дело, в ходе которого также служил в качестве подставного лица.

Тогда в Люксембурге существовала фирма по имени Selz&Turban Holding SA, которая принадлежала двум панамским фирмам и которую возглавлял один люксембургский адвокат. 11 мая 1995 она изменила свое название на First National Holding SA (FNH) и приобрела вскоре после этого 75% фирмы «Телекоминвест», в создании которой участвовал Рейман и которая стала потом важным игроком на российском рынке телекоммуникаций. Это предприятие между тем приобрело доли в более чем 30 телекоммуникационных фирмах и стало несколько лет спустя одним из крупнейших владельцев телекоммуникационного великана «Мегафона».

В первой половине года 1996 оба адвоката Галмонд и Бёмке вместе с Рейманом, тогда еще менеджером «Петербургской телефонной сети» и членом наблюдательного совета «Телекоминвеста» в Санкт-Петербурге, появились в Commerzbank. Финансовый дом согласился взять в доверительное управление First National Holding SA (FNH), который принадлежал Гальмонду, и вербовать новых инвесторов. Считается, что Гальмонд в течение прошедших лет с помощью различных инвестиционных проектов в Санкт-Петербурге заработал массу денег и хотел бы оставаться анонимным в последующих делах, так как иностранные инвесторы уж не чувствовали себя в безопасности в России.

Работники Commerzbank ввязались в роковую сделку. И Клаус-Петер Мюллер, его сегодняшний председатель правления, а тогда – ответственный за дела в России член правления, одобрил эту сделку.

Банк принял FNH в доверительное управление за одну немецкую марку. Доверитель мог потребовать возврат фирмы в любое время за ту же цену, но в дальнейшем в качестве собственника больше не появлялся. В этой связи Commerzbank, якобы, чуть позже выставил эту фирму на торги на бирже, что было во времена золотой лихорадки в России очень заманчивым бизнесом. Слишком заманчивым, чтобы быть чистым? Говорят, что доверителем фирмы FNH была фирма по имени Complus, которая, как считалось тогда, принадлежала Гальмонду. Люксембургское предприятие с представительством на Кипре, секретным место расположения банка в Средиземном море, охотно использовалось богатыми русскими, чтобы прятать свои не всегда чисто приобретенные деньги от обложения налогами. Согласно документам, которыми располагает Федеральное ведомство по надзору за услугами в финансовой области (BaFin), соглашение о доверительном управлении было подписано 31 июля 1996 между Commerzbank, адвокатом Бёмке и фирмой Complus. От имени люксембургской фирмы договор в качестве генерального директора подписал Гальмонд.

Однако очевидно, что адвокаты и фирма служили прикрытием. Ведомство по контролю над банковской деятельностью располагает документами, которые дают основания полагать, что Complus, в свою очередь, принадлежит одной датской фирме по имени Danco, и что там среди прочих фигурируют в качестве уполномоченных бывшие генеральные директора петербургской телефонной сети ПТС Леонид Рейман и Валерий Яшин, хотя они и не были формально внесены в регистр. Подозреваемые это оспаривают.

Роль сегодняшнего министра телекоммуникаций в случае с FNH, очевидно, намного значительнее, чем считалось до сих пор. Так, в делах федерального криминального ведомства имеется одно подписанное лично Рейманом распоряжение, в котором подтверждается, "что в соответствии с установленным порядком созданы или создаются все официальные предпосылки для их участия в фирме Danco или Complus» Commerzbank следовало бы самое позднее уже тогда забить тревогу, когда после фирмы Complus в 1997 в качестве нового доверителя внезапно всплыл некий трест Fiduciary Commerce Trust (FTC) из Вадуца. В качестве представителя этой подставной фирмы («фирмы одного почтового ящика») зарегистрировались Бёмке, который не был готов дать какие-либо объяснения и ссылается на его обязанность как адвоката сохранять молчание, а также Гальмонд – в качестве протектора. Однако дела фирмы First National Holding складывались не очень успешно. Commerzbank в феврале 2000 продал 30 % акций FNH за примерно 80 млн. $ шведскому телекоммуникационному концерну Telia.

В конце 2001 для Commerzbank наступила окончательная расплата. Доверители захотели, чтобы банк возвратил его долю участия в FNH за одну немецкую марку, как это было оговорено ранее. И возвратил ее определенной фирме Comtel Eastern – фонду, расположенному на Багамах. И вот теперь то наконец, бизнес для Commerzbank стал слишком «горячим». Вместо того чтобы передать ее непосредственно этому сомнительному обществу, он 11 декабря 2001 возвратил свою долю в FNH господам Гальмонду и Бёмке. А несколько дней спустя фирма Comtel Eastern выкупила эту долю за 600 000 $.

Однако, некоторые из служащих Commerzbank и не думали о прекращении этой деятельности. Например, Майкл Норт, ранее бывший первым вице-президентом телекоммуникационной группы Commerzbank по Центральной и Восточной Европе. Некоторое время он работал председателем наблюдательного совета FNH. Вскоре после ухода из Commerzbank он вместе со своим коллегой Вадимом Виноградовым открыл собственный бизнес, организовав фирму Eurokapital Vermoegensverwaltungs GmbH, и работал, очевидно, на своего старого доверителя – Гальмонда, который управлял предприятием через подставную лихтенштейнскую фирму Thesis-Anstalt. Таким образом, Норт был не только главой фонда Bermuda Ipoc Capital Partners, но и с ноября 2002 также членом наблюдательного совета Comtel Eastern, купившего FNH. "Мы не можем избавиться от подозрения, что наши бывшие сотрудники делали у нас свой собственный бизнес", говорят в Commerzbank.

Следователи подозревают Норта в том, что он управлял сомнительными денежными потоками, получаемыми в ходе приватизационных сделок, и отмывал деньги через фонды, управляемые «Еврокапиталом». По поводу ведущихся против него лично расследований Норт высказываться не желает. Только говорит: "Eurokapital Verwaltungs GmbH отвергает всякие обвинения". Гальмонд оспаривает подозрения в отмывании денег так же бурно, как и то, что он играет роль подставного лица для российского политика. "Рейман не имеет никаких долей ни в First National Holding, ни в любой другой принадлежащей мне компании».

Из своей дружбы с Рейманом Гальмонд не делает никакой тайны. Они познакомились в начале девяностых годов, когда Гальмонд одним из первых западных юристов обосновался в С.-Петербурге. Они вместе катались на лыжах, плавали на яхте, вместе проводили отпуск на Майорке и брали уроки тенниса. Ни одно из подозрений в том, что Рейман незаконно обогатился, до сих пор не доказано. Сын преподавательницы английского языка с немецко-эстонскими корнями после смены режима в России сделал быструю карьеру: от главного инженера до замглавы приватизированного санкт-петербургского Телекома, затем переехал в Москву, с 1999 став статс-секретарем и главой государственного комитета по телекоммуникациям, а вскоре после этого - министром телекоммуникаций под началом своего старого друга Путина.

Контакты с Рейманом поддерживали также и председатели правления Commerzbank Мюллер и де Мезьер, который в 1999 после Мюллера стал ответственным за бизнес в России. 5 июля 1998 Мюллер встретился с Рейманом и адвокатами Бёмке и Галмондом за обедом и обсуждал совместный бизнес в телекоммуникационной области. Вопрос доверительного управления для FNH стал вновь темой только 2 марта 2004, когда Федеральное ведомство по надзору за услугами в финансовой области впервые приступило к рассмотрению дела об отмывании денег и потребовал от Commerzbank объяснений. Банк реконструировал факты и 15 марта 2004 представил доклад в Федеральное ведомство.

Глава отдела Восточной Европы Уве Йензен отстранен от выполнения своих обязанностей, якобы не из-за бизнеса с Россией. Федеральное ведомство по надзору за услугами в финансовой области (BaFin) в декабре прошлого года провело специальную проверку. В середине июля федеральный орган власти информировал главу наблюдательного совета банка Мартина Кольхауссена о том, что ответственный за бизнес с Россией с 1999 по 2004 де Мезьер не справился со своими обязанностями. Через несколько дней после этого де Мезьер ушел в отставку по «личным причинам».