"VIP-решала" Евгений Косов на службе у Станислава Котельникова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"VIP-решала" Евгений Косов на службе у Станислава Котельникова

Кто и как организует истерику в СМИ и давление на правоохранительные органы по "делу ВВСК"

Оригинал этого материала
© "Ленинская смена", origindate::25.04.2013, Кривые пути давления на Фемиду, Фото: VIP-Premier

Владимир Кочетков

Compromat.Ru

Евгений Косов

Тот абсурд, что предприниматель Котельников регулярно вбрасывает в СМИ, покойный Борис Абрамович Березовский называл «потоком сознания». И остановить этот поток уже никому не под силу…

В настоящее время Нижегородскую область в буквальном смысле «накрыло» два тревожных социальных явления. Мы не можем остановить войну между полпредством президента в ПФО и губернатором Шанцевым. Мы не можем остановить предпринимателя Станислава Котельникова, заполняющего интернет-пространство своими интервью и открытыми обращениями.

Страницы печатных, интернет-СМИ пестрят мощными заголовками материалов, живописно излагающих историю обездоленного предпринимателя, которого лишают последнего. «Поток сознания» нижегородского бизнесмена Котельникова проникает во все медиаресурсы, и конца этому не видно… Общественность задается вопросом: что же такое происходит?..

На самом деле, ничего нового: по стилистике материалы выглядят как выполненные под копирку. Интересно другое: где находится спусковой крючок и «точка невозврата» начала информационной атаки Котельникова на всех и вся? И каковы первопричины ее возникновения?

Получается, пока только я один могу ответить на этот вопрос. Учитывая общественную значимость возникшей в СМИ шумихи, я принял решение обнародовать эти сведения.

История одного судебного ареста

Итак, кнопкой «Пуск» стал разговор с Котельниковым, случившийся 2 октября 2012 года в нижегородском кафе «Moloco». Именно туда меня и моего журналиста пригласил бизнесмен Котельников, поведав там о проблеме, которая, по его мнению, имела острое социальное звучание. Речь зашла о снятии областным судом ареста со счетов строительной компании «ВВСК» на сумму 878 миллионов рублей, наложенного решением суда первой инстанции (Нижегородский районный суд). Котельников рассказал мне и журналисту, что крайне опасается, что теперь Сергей Дегтярев (неформальный хозяин компании, к которому у Котельникова имеются претензии) может снять со счетов и увести все деньги. После чего три квартальные стройки в городе будут заморожены, а у Котельникова исчезнет сам предмет дальнейших судебных тяжб с ВВСК.

Я усомнился, что события будут развиваться именно по такому сценарию. Компания «ВВСК» не какая-нибудь «дурилка картонная». Фирма активно занимается строительством, имеет репутацию, дольщиков, обязательства, социальную ответственность. Не могут вроде как финансовые средства компании при таких обстоятельствах бесследно раствориться в воздухе?

Котельникова вопрос не поставил в тупик. Он заявил, что ВВСК и до этого вела в Нижнем Новгороде строительство как-то вяло и неэнергично. Дескать, вон в районе трамплина кран еле-еле работает, для видимости... А после этого решения фирма и вовсе может быть уничтожена: Дегтярев кинется спасать деньги. Дескать, это очень тревожный признак. Дегтярев — мало того, что москвич, пройдоха почище Остапа Бендера — от него можно всякого ожидать...

Затем Котельников повернул к судейской теме. Сказал, что областной суд принял неправильное и даже социально опасное решение. Намекнул, что ВВСК может в любой момент превратиться во вторую «Социальную инициативу»: компания свернет бизнес в регионе, цинично кинув дольщиков. Однако еще остался шанс восстановить справедливость. Только предав ситуацию общественной огласке, мы сможем повлиять на законность принятия решения, отстояв его в областной инстанции. Мол, только в условиях гласности и прозрачности судейские не рискнут продолжать покрывательство негодяя Дегтярева…

«На нас с тобой великая миссия — восстановить Справедливость и Законность!» — торжественно резюмировал он.

На тот момент доводы Котельникова показались мне убедительными. Я поверил этому человеку. Подумал, что он действительно добивается справедливости, в конце концов, наш — нижегородец, стоял у истоков создания ВВСК. Я решил ему помочь.

Через два дня в газете «Ленинская смена» свет увидел материал под названием «Дело ВВСК: коррупция в судейской системе?». Характерно, что Котельников настойчиво требовал продолжения публикаций. Утверждал, что воюет с мошенниками, которые обманывают всех: нижегородцев, правосудие и даже… друг друга.

Мобильный телефон он спрашивал у Шанцева

Продолжение история получила в марте этого года, когда мне на мобильный телефон поступил звонок от неизвестного абонента. Звонивший представился Евгением Евгеньевичем и рассказал, что с интересом прочитал в Интернете нашу статью о коррупции в судейской системе. Эта тема его заинтересовала, и он хотел бы встретиться со Станиславом Котельниковым. Собеседник пояснил, что лично знаком с Дегтяревым и когда-то они были в одной команде. Но теперь он убедился в непорядочности Дегтярева и сейчас считает, что по нему плачет тюрьма.

— Этого человека надо останавливать! Он уже начал кидать таких людей, что тюрьмы ему не избежать! Мы должны поставить точку в беспредельном поведении Дегтярева! — эмоционально кричал незнакомец в трубку. — Мы с Котельниковым были по разные стороны баррикад. Но теперь я понял, что это за шельма — Дегтярев. Пусть не опасается и позвонит, мы выработаем общий план действий.

Для чего-то еще незнакомец сообщил, что, увидев статью в Интернете, узнал номер моего телефона через людей, близких к правительству Нижегородской области. Чуть ли не лично через Валерия Павлиновича Шанцева

В общем, я без тени сомнения передал Евгению контакты Котельникова. Потом я созвонился с самим Станиславом Рудольфовичем. Тот был не на шутку возбужден. Взволнованным голосом он рассказал мне, что «неизвестный абонент» — главный редактор столичного журнала VIP-Premier Евгений Евгеньевич Косов. Человек чрезвычайно информированный, влиятельный, вхожий в «высшие круги». Дескать, Дегтярев в свое время получил все связи и инвестиции именно через связи Косова. Потому с ним крайне важно встретиться. Я сказал, что мне тоже было бы интересно принять участие во встрече. В итоге мы договорились о поездке в Москву. Наша совместная «презентация» перед очами «весомого человека» была назначена на 10 часов утра.

С Путиным на короткой ноге!

В Москве мы встретились с Котельниковым на площади Пушкина, и он привез меня в офис Евгения Косова на улице Петровка.

Редакция журнала не произвела на меня особого впечатления. Типичный офис, типичная редакция. Иным делом был личный кабинет Косова. Оказавшись там, сразу понимаешь, что это рабочее место действительно VIPа. Роскошная мебель в «кремлевском» стиле, телефон с гербом, глядя на который сразу вспоминаешь о прямых телефонах первых лиц государства, так называемых «вертушках». На стене фотография Косова с генералом Пиночетом и т.п.

Хозяин выглядел под стать интерьеру. Генеральский типаж, барские манеры, командный голос. Сразу видно — «весомый человек». С первых минут разговора Косов продолжил укреплять меня и Котельникова в этом мнении. Он говорил о своих дружеских связях с государственными деятелями такого высокого уровня, что их фамилии вслух и называть-то опасно. Утверждал, что может едва ли не единым звонком решить любую проблему. Для весомости слов раскинул передо мной и Котельниковым подборку фотографий с VIP-персонами. На одной из которых он красовался рядом с Владимиром Путиным в бытность последнего вице-мэром Санкт-Петербурга. Тем самым давая понять — даже с президентом на короткой ноге…

Евгений Косов убедительно рассказывал о своих связях в ФСБ и в других силовых ведомствах. Говорил, что лично до 1992 года работал в Службе внешней разведки. По ходу разговора кабинет занимали люди, которых Косов представил как действующих сотрудников ФСБ.

"Тайная вечеря"

Когда в комнате набралось пять человек, разговор зашел о проблемах Станислава Котельникова и его претензиях к Дегтяреву. Косов с ходу инициировал вопрос: можем ли мы помочь в ваших проблемах, господин Котельников? Выслушав монолог, Евгений Косов стал предлагать «рецепты». В обсуждение активно приняли участие и гости в штатском. Один из них посоветовал сосредоточиться на «сопровождении» уголовного дела в отношении Дегтярева. Того самого, за номером 352537, которое было возбуждено Нижегородским ГУВД 20 августа прошлого года и спустя 10 дней закрыто Пильгановым. Поступило предложение каким-то образом изъять дело из Нижегородской области в Следственный комитет РФ, чтобы оно попало под личный контроль Бастрыкина или его первого зама — с которым у них контакт и полное взаимопонимание. При этом докладчик намекнул Котельникову, что сопровождение дела потребует финансовых расходов…

— Мы будем с вами вместе рисовать схемы, в которых задействуем и финансовую составляющую.

Котельников намек понял, подтвердил, что деньги у него на эти цели имеются и вообще на благое дело ему их не жалко. Но он сомневается в целесообразности трат. Мол, а где гарантия, что вышеназванного заместителя Бастрыкина не перекупит конкурент — Дегтярев, который тоже щедр на подношения? Косов как мог успокаивал: мол, мы не такие… Дескать, его высокопоставленные друзья из силовых ведомств — люди проверенные и порядочные. И если уж берут, то честно всё отрабатывают и конкурентам не продаются...

Однако было видно, что Котельникова поступившее предложение не особо воодушевило.

Тогда был озвучен новый способ посчитаться с Дегтяревым и Ко. «Действующие силовики из ФСБ» поинтересовались историей с векселями (напомню, речь идет о четырех векселях, которыми при реконструкции АЗЛК подрядчик расплатился с субподрядчиками). Котельникову сообщили, что, поскольку векселя не были ничем подкреплены, действия выпустивших их людей подпадают под статью 159 УК РФ. Это хороший повод «зацепить» группу Дегтярева. Причем дело надо развивать не в Нижнем Новгороде, а у них, в Москве. Дескать, мы сделаем так, что дело попадет под контроль «проверенных людей». Видимо, и эта идея Котельникова не сильно заинтересовала. Он молча покивал головой и неопределенно проронил: «Ну, это в перспективе возможно…»

Собеседники продолжали выдвигать предложения. Тут Косов «раскрыл карты» и рассказал, почему их пути-дорожки с Дегтяревым серьезно разошлись. Он представил нам и собравшимся ксерокопию газеты «Биржа» за 2011 год. Указал на статью «Национальные амбиции нижегородской компании», где маркером был отмечен абзац интервью: «В Иркутске по заказу федерального правительства мы сейчас строим здание государственной библиотеки и ледовый дворец».

— Это же я его познакомил с губернатором Иркутской области! Я! — возмущенно кричал Косов. — И он теперь там строит! А мне ничего не платит!..

Косов заявил, что вполне достоин вознаграждения, как коммуникатор, миллионов в 20 рублей. И ожидал, что Дегтярев осыплет его золотым дождем. А когда он дал задание позвонить Дегтяреву и напомнить про «должок», тот ответил собеседнику со смешком: «Ну ладно, при случае организую премию журналу VIP-Premier».

Косов «шутку юмора» не понял и расценил ответ как издевку. По его мнению, Дегтярев повел себя, мягко говоря, некрасиво, и теперь он решительно готов на ответные шаги.

Не было удивительным, когда собеседники предложили Котельникову на крайний случай разобраться с Дегтяревым «по-пацански». То есть применить силовые варианты решения проблемы. Однако Станислава Рудольфовича задумка не привела в восторг. По прежней причине: а где гарантии, что «пацанов» в последний момент не перекупит Дегтярев и аналогичными методами не разберутся с ним и его близкими?

Не сказать, чтоб разговор не клеился. Он был похож на игру в одни ворота. Косов и его товарищи спрашивали у Котельникова, чего, мол, хочешь, подписывайся под любой схемой! У нас широкие возможности, говори, кому звонить! При этом проявляли удивительную настойчивость. Котельников явно не горел желанием откликаться на предложения.

Хорошо разыгранный спектакль или бездарная пьеса?

Чем дольше я наблюдал за происходящим, тем больше меня посещало ощущение, что я наблюдаю профессионально разыгранный спектакль.

С самого начала беседы, даже когда я едва переступил порог кабинета Косова, мне стало очевидно, что этот человек процветает отнюдь не как главный редактор международного журнала о лидерах VIP-Premier. Он — профессиональный коммуникатор. А в каких-то случаях даже «решала». Пользуясь огромными связями, наработанными в журнале VIP-Premier, помогает «хорошим людям» решать проблемы, конечно же, в расчете на преференции… Случай с Котельниковым выглядел явно таким.

При этом политический журнал, выходящий в свет раз в два месяца, — хороший инструмент для завязывания знакомств. Интервью с высокопоставленными VIPами, брать которые Косов всегда отправляется лично, — прекрасный повод обзавестись связями, сделать очередное фото с большим человеком. А потом показывать эти фотографии следующим «клиентам».

Офис рядом со стенами Кремля, телефон с гербами, фотография Пиночета — все это не просто понты. Это декорации к спектаклю. Причем, надо отдать должное организаторам действа, все подобрано профессионально, со вкусом, со знанием психологии. Безупречная обстановка, генеральский вид, поставленный голос. Все это, вперемежку с фамилиями влиятельных государственных персон, производит на «клиентов» Косова магический эффект: с порога посетителя убеждают, что он имеет дело с людьми, для которых невозможного не существует…

Косов — человек с высочайшей коммуникабельностью. Даже видя тебя первый раз, он с ходу разговаривает с тобой как с давним приятелем. Сразу на «ты». Цель — расположить к себе «клиента» (в данном случае Станислава Котельникова), затем обозначив цену вопроса отношений. Мои сомнения в бескорыстности, принципиальности и святости мести Косова Дегтяреву подтвердил другой факт. Когда Котельников пожаловался на прокурора Нижегородской области Кожевникова, Косов заявил, что знает Константина Михайловича лично и обязательно с ним договорится. Он сказал, что уже набирал телефон Кожевникова, но тот, видимо, на совещании и, скорее всего, ему перезвонит. Спустя некоторое время Косов, даже не моргнув глазом, соврал, что его давний друг Кожевников ему перезвонил и заверил, что с делом ВВСК «все будет в порядке».

— Он мне признался, что ему дали команду из Генпрокуратуры мягко микшировать дело ВВСК. Звонил заместитель генпрокурора Малиновский. Но теперь Кожевников сменит позицию и будет нашим сторонником, — уверенно сказал он.

Тут к месту мне вспомнился забавный сюжетец. В 80-е годы все удивлялись феноменальному успеху крайне посредственной группы «Ласковый май». «Поющие сироты с вокзала» неожиданно для всех оказались на вершине эстрадного Олимпа СССР. А причина была в гениальном продюсере (или мошеннике?) — Андрее Разине, который ходил по высоким министерским кабинетам с некоей невнятной фотографией. На мутной фотографии сидел маленький мальчик на коленях у взрослого дяди. Разин всех убедительно уверял, что дядя — не кто иной, как Михаил Сергеевич Горбачев, а маленький мальчик у него на коленях — это он сам. В переговорах с VIPами он активно включал «мульку», что родом из одного села с Горбачевым — станицы Партизанской Ставропольского края. Действовало просто безотказно…

Кстати, потом, когда мы вышли из редакции журнала на улицу, я поделился наблюдениями с Котельниковым. Спросил у Станислава Рудольфовича, а не боится ли он, что эти господа возьмут деньги, якобы на улаживание вопросов с чиновниками, силовиками, а реально ничего не сделают. Однако Станислав заметил, что не видит в этом проблем. Деньги он не против платить. Но только по «факту приемки выполненных работ», при условии наличия железобетонных результатов.

А председателя решительно закидать дерьмом!

Впрочем, на самом деле к тому моменту Котельников уже получил от Косова то, что хотел. Как выяснилось, он «жаждал крови» не Дегтярева.

Когда собеседники озвучили весь список предложений, Котельников признался, что единственная тема, которая его реально волнует, — это предстоящий президиум областного суда, который состоится в мае. Куда он планирует отправить кассационную жалобу. На котором будет обжалован и окончательно решен вопрос о 878 миллионах компании «ВВСК». Котельникову надо непременно выиграть этот процесс. «Президиум для меня — самоцель. Мне важно получить правильное решение», — неоднократно заявлял он. При этом фактором, мешающим Котельникову добиться результата, он называл Анатолия Бондара. «Он «заряжен» моими оппонентами!» — гневно заявлял Котельников присутствующим. Мол, как-то убедить его «вынести единственно правильное решение» не представляется возможным. Остается одно — беспрестанно лить на председателя областного суда и судей, фигурирующих в деле, тонны помоев в СМИ. До тех пор, пока они не отскочат от его дела. Быть может, им надоест читать о себе гадости, и они отступятся...

Заместитель Косова было возразил: мол, педалирование темы в СМИ — не лучший выход. Решение подобных дел — штука деликатная, шум в прессе — не самое лучшее сопровождение. Может, включить другие рычаги, а не устраивать шоу-программы? Без огласки, дескать, вопрос можно будет решить проще…

Но Котельников упрямо стоял на своем: огласка должна быть максимальной, а Бондар, мол, лично достоин «мочилова в сортире».

Тогда Косов сказал, что знаком со многими главными редакторами московских СМИ. «Какие из них тебя устроят?» — спросил он у Котельникова. «Меня все устроят», — не моргнув глазом ответил тот.

По заветам доктора Геббельса?

Косов, не откладывая дело в долгий ящик, тут же начал набирать телефоны влиятельных московских редакторов. Сделал звонок Алексею Венедиктову — главному редактору «Эха Москвы», потом звонил Андрею Караулову в программу «Момент истины». Любопытно, что сразу после «тайной вечери» Котельников направился к Караулову готовить сюжет для «Пятого канала». 15 апреля передача вышла в эфир. В Интернете выложена ее расширенная версия.

Но это только маленькая часть большой информационной атаки, развернутой Котельниковым. Обильно поливая дерьмом тех, кто ему мешает, Котельников на расходы не скупится. По нашим сведениям, за то, чтобы попасть в передачу Караулова, он заплатил $30 тыс. Еще 450 тысяч рублей в этот же день ушло на статью в газете «Аргументы недели». Что любопытно, на эту гаденькую пиар-кампанию «обездоленный» предприниматель расходует колоссальные деньги!

К своему пиар-проекту Котельников подключил даже такое влиятельное СМИ, как «Российская газета»! Разумеется, все коммуникации к федеральным СМИ проложил и прокладывает для него Евгений Евгеньевич Косов. Не исключено, что делает он это не за просто так…

Содержание сюжетов и публикаций, организованных Котельниковым, иначе как законченным бредом не назовешь. В них постоянно появляются всё новые фигуранты, подчас полумифические. В материалах фигурируют кущевские фермеры Цапки, дочка бывшего прокурора Устинова, прочие нелепые персонажи…

И ведь это не домыслы журналистов, превратно толкующих поставленную перед ними задачу. Нет. Именно так все изначально и задумывалось. Причем тут явно прослеживается лапа Котельникова! Который не просто вычитывает любую заказанную им статью, выверяя каждую буковку, но и лично вколачивает в материалы авторов целые абзацы. При этом спорить с ним бесполезно. Потому что Котельников, похоже, верен заветам доктора Геббельса, который некогда обронил фразу, ставшую крылатой: «Чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее поверит публика».

"Поток сознания" уже не остановить

Тот абсурд, что Котельников регулярно вбрасывает в СМИ, покойный Борис Абрамович Березовский называл «потоком сознания». И этот поток остановить уже никому не под силу. Котельников, как выпущенная торпеда, летит, сметая все, что попадается на пути. Сегодня у Котельникова в руках много денег и коммуникации Косова. И это даже страшнее, чем «обезьяна с гранатой»...

При этом самому Станиславу Рудольфовичу бояться в общем-то нечего. У него открытая шенгенская виза в любую страну Европы, недвижимость в Париже (по некоторым данным, гостиница). Так что если нарисуется прямая или явная угроза его безопасности, Котельников, утопив в грязи всех и вся, в любой момент может скрыться за пределами Российской Федерации. И даже оттуда будет гадить недругам. Ряды которых множатся с каждым днем.

Думается, многим, кто контактировал с господином Котельниковым, можно ожидать, что в ближайшее время им доведется узнать о себе немало интересного...

Конечно, я понимаю, что после публикации данного материала я тоже окажусь в «черном списке» Станислава Котельникова, причем под первым номером. И разумеется, понимаю, чем мне все это грозит...

Кстати, в случае, если со мной приключатся неприятности, прошу расценивать данную статью как заявление в правоохранительные органы.