'У нее мужской характер'

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

'У нее мужской характер' "Русский курьер" лизнул Валентину Матвиенко

"Страна узнала Валентину Матвиенко в 1989-м. Тогда, при всеобщем увлечении телетрансляциями со съезда народных депутатов, трудно было не углядеть довольно симпатичную (это, впрочем, дело вкуса) и активную ленинградку, ставшую к тому же председателем одного из комитетов Верховного Совета. А в Ленинграде ее знали давно. Студентка, комсомолка, отличница «Она была очень красивой девуш-кой, - вспоминал один из бывших однокашников. - Я учился на два курса старше и помню, что студенты на нее загля-дывались… Мы вместе жили в общежитии: на кухне вари-ли пельмени и жарили картошку. Она была душой компании, люби-ла веселиться». Так же тепло вспоминают те годы и сокурсницы. Видимо, Валя Тютина (девичья фамилия) и впрямь была в центре внимания. Говорят, заботилась о подругах, одну за другой выдавая их замуж. А потом и сама вышла за военврача Владимира Матвиенко, которого тепло приняли в химико-фармацевтической компании и даже дали свойскую кличку «Володька-Бес». Как все девчонки, стояла в очередях за дефицитом (на всех!), бывало, прогуливая лекции. Но училась хорошо. А когда на комсомольском собрании разнесла в пух и прах работу комитета, ее как раз туда и избрали. И пошло-поехало. По комсомольской, партийной, советской линии. Типичной линии советской номенклатуры. Однако и в этой линии она выделялась. Эта ее «комсомольская» активность иногда оборачивалась даже экстравагантностью, причем не столько в нарядах (говорят, Валентина Ивановна всегда отличалась элегантной одеждой), сколько в деле. Пришел к ней, работавшей заместителем председателя горисполкома, на прием ныне знаменитый (впрочем, и в ту пору известный) джазмен Давид Голощекин, с идеей создания филармонии джазовой музыки. Думаю, не девять из десяти, а 99 из 100 ее коллег послали бы «музыку толстых» куда подальше. Она же привела Давида в закрывающийся кинотеатр «Правда»: пойдет? Еще как! Однако у ее шефа, Владимира Ходырева, были другие планы, скорее всего, кому-то уже пообещал помещение. Но сладить с заместительницей не сумел и пошел на хитрость, поставив практически невыполнимое условие: к новому году не отремонтируете – отберу. Давид Семенович рассказывал мне, что в ту пору «Валя» стала практически прорабом на ударной стройке храма «чуждой музыки». И вот уже шестнадцать лет в Петербурге работает единственная в мире (!) государственная (!) филармония джаза. А на втором этаже, где оборудован музей, на почетном месте фотография «мамы» этого заведения. Дипломат Писали, будто Матвиенко стала первой женщиной-послом после Коллонтай. Это неправда, была еще Зоя Новожилова. Но она-то перешла на эту работы с поста замминистра образования, а Валентину Ивановну «приметили» как активного депутата. Предложили поучиться на курсах при Дипломатической академии. И вот она, жившая в гостинице «Россия», раз в неделю ездившая «на побывку» в Ленинград, без отрыва от депутатства училась, зубря в поездах английский. И вскоре стала послом на Мальте. Потом была первой женщиной – руководителем департамента МИДа. И окончательно развернулась в Греции. «Когда я впервые увидела здание нашего кон-сульского отдела, которое мы арендо-вали, стало просто стыдно за Россию, - рассказывала она. - Основная масса иностранцев проходит именно через консульский отдел, и те условия, в которых работали сот-рудники, были просто недостойны на-шей страны. Поэтому я была вынуж-дена в течение двух месяцев вернуть здание, принадлежавшее нам и незаконно захваченное представителями Туниса. Здание очень быстро отре-монтировали и посетители сразу же оценили новые условия приема. Да-лее. Работники посольства живут по 3—4 года в отрыве от дома, а Греция — очень жаркая страна, и не дело, когда на территории нашего предста-вительства не было бассейна. Мне не составило труда убедить МИД, что лю-ди должны иметь элементарные усло-вия для жизни и работы. За короткий период мы благоустроили внутренний двор, построили бассейн и теннисный корт. Это место для работы, для контактов, без которых дипломатическая служба невозможна». Это были трудные для России годы, и можно только догадываться, каким «тараном» посол Матвиенко добивалась своего от МИДа. Думаю, ни одному другому послу такое тогда не удавалось. Некоторая «молодежность» в ней оставалась и в дипломатическую бытность. Так, на Мальте пристрастилась к теннису (впрочем, начинала играть, когда Ельцин еще не был президентом) и, говорят, в дуэте с одним из подчиненных «чесала» всех подряд. В Греции мечтала избавиться от одной вредной привычки, курения, да так и не смогла, потому что в этой стране курят все и повсюду. Бросила уже в Москве. Хотя там, прямо скажем, курят вряд ли меньше. Вице-премьер, полпред Наверное, именно эту ее таранную хватку, пробивную силу и настойчивость оценил Сергей Степашин, когда позвал на работу в правительство. Причем на самый что ни на есть жуткий участок: по социальным вопросам. И это в 1998 году, когда «социалка», как и экономика, была порушена дефолтом. Когда народ начал было бунтовать. Об этом периоде много говорить не будем, отметим только, что кое-что ей сделать удалось и здесь, иначе не продержалась бы на «расстрельной» должности до 2003 года. На посту полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе Матвиенко сменила сурового питерского чекиста Виктора Черкесова, который так и не сумел совладать с губернатором Яковлевым. А по некоторым признакам, именно это и составляло в то время главную и в то же время деликатную задачу полпредства. Тут маленькое отступление. В 2000 году Валентина Ивановна начала было предвыборную кампанию на должность губернатора. Вряд ли это было ее инициативой. Выиграть у Яковлева она, в ту пору «москвичка» (ненавистное для многих питерцев слово), заведомо не могла, да и «команда», взявшая на вооружение унылый слоган «Наш город устал», то ли подкачала, то ли тайно работала на соперника. От поражения спас Владимир Путин, отозвавший ее из предвыборного отпуска. А когда он же назначил ее полпредом, с первых дней стало ясно, кто станет следующим губернатором. Без альтернативы? Яковлева «побеждать» уже не требовалось, после юбилея города он ушел в правительство, чтобы делиться опытом провала реформы ЖКХ со всей страной. Однако кампания все же вышла скандальной. Предметом скандала была беспрецедентная поддержка Москвой, лично президентом одного кандидата – Матвиенко. Вольнолюбивые питерцы (их тогда было еще довольно-таки много) заартачились и уже были готовы поддержать даже Анну Маркову, до той поры не обладавшую никакой харизмой. Справиться с ней удалось только во втором туре. До сих пор Валентине Ивановне поминают ту «безальтернативность». Но разве она придумала эту игру? Да, она приняла ее условия и правила, но кто бы, интересно, их не принял в тот момент? К тому же «высочайшая поддержка», убежден, ей только помешала, без нее не было бы такого скандала и, скорее всего, дело обошлось бы одним туром. И еще ей поминают «мстительность», потому что после выборов против Марковой было даже заведено уголовное дело по «клевете на дебатах». Но и тут следовало бы учесть некоторые обстоятельства. Во-первых, достаточно почитать стенограмму тех дебатов, и станет ясно, что Маркова вела себя агрессивно до полного неприличия (между прочим, это уже тогда развернуло некоторых избирателей в сторону от нее). Во-вторых, уголовное дело возбудила, подсуетившись, прокуратура, а никаких заявлений от Матвиенко так и не было. Ну, и нельзя не вспомнить, что через полгода после выборов бывшие непримиримые соперницы встретились в Смольном и, так сказать, «замирились». Чья там была инициатива, неизвестно, но это и не важно, потому что даже если она исходила от Марковой, Матвиенко запросто могла бы ее проигнорировать. Так что о «мстительности» говорить вряд ли приходится. Разве что о жесткости. Вот это есть! Но об этом речь впереди. «Команда молодости» С самого начала было ясно, что яковлевскую «команду» Матвиенко сменит практически полностью. Так оно и вышло. И это было совершенно правильно. Другое дело, что ей, успевшей с 1989 по 2003 годы оторваться от питерской жизни, вряд ли удалось с самого начала сформировать собственную эффективную «команду». В Смольном, условно говоря, два блока. В экономический вошли главным образом представители Промстройбанка и так называемой «Группы ЛСР» (инвестиции и строительство, аббревиатура от «Ленстройреконструкции», на основе которой создавалась группа). По прошествии года с небольшим можно сказать, что работа шла… как бы это выразиться… невнятно, что ли. Достижения все больше в перспективе. Инвестиционный климат не улучшился. «Шанхайский квартал» – серьезные инвестиции Китая в городскую застройку – пока в стадии проекта. Приход «Тойоты» под вопросом. Тем не менее «невнятно» - это еще не отрицательная оценка. Для таковой тоже есть некоторые основания, но все они окажутся в русле общей ситуации в стране. Зато оказался второй блок, который называют… комсомольским, оказался внятным. Внятно несостоятельным. Губернатор решила в некоторых вопросах опереться на старых товарищей и, возможно, прогадала. Ее «правая рука» Виктор Лобко, как мы на днях писали, неустанно торпедирует все попытки давно назревших реформ в области местного самоуправления, и недавние выборы в органы МСУ отличались невиданным размахом подкупа и фальсификаций. Другой вице-губернатор, Олег Виролайнен, тоже «комсомольский товарищ», отвечает за ЖКХ. На этой ниве сначала он прославился тем, что поскользнулся и сломал ногу. Потом – резким повышением квартплаты и коммунальных тарифов. Конечно, реформа отрасли якобы только начинается, но в начале что-то никак не видно света, который должен быть в конце. Очень уж длинный «туннель»… Слово «губернатор» - мужского рода У Матвиенко, можно сказать, тяжелая рука. Нет, никого не бьет, но многие ежатся. И во время «объездов» городских районов, после чего некоторым главам администраций пришлось уйти, причем первому же из них – под суд, и на заседаниях правительства. - Да ну, – сказал мне один чиновник Смольного, - ты бы видел, как она «причесывает» на закрытых частях, где нет прессы! Там уже не ежатся, а только что не под столы лезут! Особенно когда ей приходится делать не первое, а бывает, и не второе замечание по одному и тому же поводу. Она не щадит ни ниже-, ни вышестоящих. Михаил Фрадков как-то заметил: мол, слишком много средств просит Петербург на кольцевую дорогу. Матвиенко отрезала: проект утвержден президентом, и наше дело выполнять его поручение! И вскоре представила в правительство проект Западного скоростного диаметра стоимостью 52 миллиарда рублей: дайте, дескать, хоть 18 миллиардов, а 34 найду сама. Герман Греф возмутился: нет у нас полутора миллиардов долларов, в 2005 году ни копейки не дадим! В ответ Матвиенко этак ненавязчиво рассказывает журналистам, будто принято высочайшее решение о переводе в Петербург некоторых столичных функций (в подтексте – пусть попробуют не дать!), а Фрадков и министры эти рассказы гневно опровергают. Шуму-то шуму! Зато внимание президента привлечено. Думаете, не построит она этот Западный диаметр? Построит. Каюсь, сам был убежден, что после юбилея города Матвиенко не сумеет удержать набранные при Яковлеве темпы ремонта дорог, фасадов и реконструкции города. Однако ей удалось не только темпы сохранить, но и сделать эти работы планомерными, не авральными, проходящими без былой помпы, когда на одном и том же объекте по два-три раза резали ленточки под духовой оркестр. Принято считать, что ее руководством «недоволен бизнес». При ближайшем рассмотрении, однако, недовольными оказываются те, кто был слишком уж доволен при ее предшественнике и которым она недвусмысленно пообещала кары в случае, если не перестанут считать деньги только в собственных карманах и на корпоративных счетах. Бывшая коллега по партийной работе, хорошо знающая Валентину Ивановну, еще до выборов сказала: «У нее мужской характер. Дурак, кто этого не поймет». «Полиморсос» совсем другой Многовато сравнений с бывшим губернатором, но куда денешься, если новому пришлось ломать столько сложившихся за семь лет традиций. Раньше велика была роль «семьи»: супруга губернатора, говорят, не только курировала кадровые вопросы, СМИ и торговлю, но даже вынашивала планы перевода зоопарка на окраину. Имя сына несколько раз всплывало в каких-то нехороших историях, связанных с давлением на бизнесменов… Мужа Валентины Ивановны город, можно сказать, не знает (хотя, говорят, прекрасный человек и специалист). Сын Сергей известен больше. Ну, хотя бы женитьбой на популярной певице Заре, красавице-курдянке. И еще тем, что с приходом мамы к руководству занял немалые должности в одном, потом в другом банке… А кто его знает, может, и впрямь компьютерный или там финансовый гений? Но главное – с приходом нового губернатора в городе коренным образом изменилось то, что когда-то остряки называли словечком «полиморсос» – политико-моральное состояние. Даже недоброжелатели губернатора признают: обстановка оздоровилась, прекратились информационные войны и «смольнинские» скандалы, стало меньше сплетен. Сама Матвиенко выразилась так: «В общественно-политической жизни Петербурга дышится по-другому, и это – медицинский факт». Стало ли больше демократии? Нет, стало меньше. Свободней ли стала пресса? Нет, наоборот. Но хотел бы я посмотреть на регион, в котором в последние годы стало больше демократии и свободы слова… "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации