«Аврору» утопили в Ручьях

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Аврору» утопили в Ручьях «Аврора», стоящая на вечной стоянке у Петровской набережной в Петербурге, имеет с легендарным крейсером революции немного общего. Настоящая «Аврора» уже 19 лет лежит в прибрежной полосе Финского залива у поселка Ручьи Кингисеппского района

"Формально «Аврора», до сих пор числящаяся боевым кораблем, выглядит как новенькая. Первый капитальный ремонт корабль прошел сразу после войны. На новые были заменены практически все пушки, судоремонтники поменяли деревянную палубу и полностью переоборудовали внутренние помещения. Вскоре, однако, встал вопрос о новых ремонтных работах. Железный корпус «Авроры» попросту сгнил. В трюме судна постоянно работали насосы, ежесуточно откачивая несколько десятков тонн воды. К началу 1980-х годов стало ясно, что в первозданном виде сохранить «Аврору» просто невозможно. Очередная реконструкция, по сути, ставшая концом старого крейсера, оказалась приуроченной к 70-й годовщине революции и продолжалась три года. Реставрация «Авроры» началась в 1984 году. Мощные буксиры сняли крейсер с вечной стоянки и потащили его на Северную верфь. Там, в доках, крейсер революции попросту распилили на части. Нижняя часть судна, включая всю подводную, была полностью заменена на новую. Суровой переделке подверглось и то, что находилось над ватерлинией. К юбилейной дате «Аврора» вернулась на привычное место, а далее встал вопрос о том, что же делать с остовом, оставшимся на верфи. Сдачу крейсера революции в металлолом в советские времена сочли бы идеологической диверсией. Вот и решили советские вожди спрятать настоящую «Аврору» от глаз народа. В последний поход остатки крейсера, буксируемые мощными тягачами, отправились вдоль южного берега Финского залива в 1987 году. Военные довели его до поселка Ручьи, расположенного на берегу Финского залива в Лужской губе. «Мужики! Айда «Аврору» резать!» Некоторое время легендарный крейсер так и стоял возле огромного пирса. Так, однако, продолжалось недолго. Сначала «Аврору» потихоньку растаскивали военные, а затем они же фактически отдали корабль на разграбление работникам действовавшего в этих местах рыболовецкого совхоза «Балтика». – Я прекрасно помню события тех дней, – рассказывает бывший главный механик рыболовецкого совхоза «Балтика» Владимир Юрченко. – Наше начальство договорилось с военными, и в один прекрасный день нас отправили резать «Аврору». Брать разрешили все, что сможем унести. В совхозе даже клич бросили: «Мужики! Айда «Аврору» резать!» Народа откликнулось достаточно много. Имущество с корабля мы вывозили грузовиками. В первую очередь сняли металлические трапы. Позже их использовали при строительстве. С надводных частей отдирали медную обшивку – тогда весь корабль был покрыт слоем листовой меди. Обстановка во внутренних помещениях оказалась практически нетронутой. В одной из душевых, я, к примеру, снимал с пола и стен кафель. Позже облицевал этой плиткой пол в бане. Многие забирали двери вместе с косяками и вынимали иллюминаторы. По словам Владимира Михайловича, разграблявшие крейсер рабочие наткнулись на совершенно исправную систему пожаротушения. Она сработала, когда при помощи сварочного аппарата они стали вскрывать переборки. Половину корабля при этом залило пеной. Последние сувениры Разграбленное военными и рыбаками судно простояло у старого пирса несколько месяцев. Крейсеру революции оказался уготован совершенно незавидный конец. В чью-то светлую голову в военной фуражке пришла гениальная идея: загрузить металлический корпус камнями и утопить его в гавани, превратив в волнорез. – Залив в этих местах и в самом деле достаточно беспокойный, – рассказывает Владимир Юрченко. – Весной и осенью пристать к берегу достаточно сложно, и волнорез здесь действительно необходим. Вот только из-за допущенных рабочими ошибок ничего хорошего из этой затеи не получилось. Груженное камнями судно пошло вбок, а затем и вовсе опрокинулось и затонуло совсем не там, где было запланировано. Сейчас это самый настоящий мусор, лежащий в прибрежной полосе. Позже местные коммерсанты хотели поднять остов, разрезать его и продать за границу как металлолом, однако военные запретили проводить какие-либо работы в их гавани. Найти остатки крейсера революции, лежащие в прибрежной полосе, любой желающий может без всякого труда. Во время отлива корпус, вытянувшийся на 120 метров в длину, виден целиком. В окрестных деревнях место нынешнего расположения «Авроры» может показать кто угодно. Судно стало местной достопримечательностью. На фоне обломков охотно фотографируются туристы, аквалангисты ныряют за сувенирами. – Летом этого года тут почти неделю ныряли какие-то ребята, приехавшие из Беларуси, – рассказывает житель Ручьев Василий Мочалов. – Ничего интересного они, правда, не нашли и стали снимать медные пластины, сохранившиеся в некогда подводной части. Сказали, что порежут их на мелкие части и будут продавать как сувениры. Еще под водой они нашли старинный утюг и подарили его мне в благодарность за постой. Музейщиков он вряд ли заинтересует, зато гладить им, накалив на плите, очень даже можно. Впрочем, для того, чтобы найти сувениры с «Авроры», вовсе не обязательно спускаться под воду с аквалангом. Всего-то и нужно – пройти по близлежащим деревням и повнимательнее присмотреться к домам, построенным в конце 1980-х годов. Части корабля, превращенные в стройматериалы, видны то тут, то там. Трапы, по которым передвигались матросы и офицеры, стали лестницами в жилых домах, металлические каркасы пошли на строительство теплиц, кое-где металлом покрыты крыши. На въезде же в деревню Дубки высится кирпичный дом с иллюминаторами, установленными вместо окон на воротах сарая и деревянного туалета. По словам живущего в нем местного старосты Виктора Ларионова, иллюминаторы с «Авроры» он снимал не сам, а забрал их у соседа, работавшего в рыболовецком совхозе. – У него они просто так в огороде валялись, а я для дела приспособил, рассказывает Виктор Ильич. – Изнутри туалет напоминает гальюн на знаменитом крейсере. Остатки не сладки С точки зрения закона, абсолютно все затонувшие объекты являются источниками загрязнения окружающей среды. Но решить проблему подъема «Авроры» не может даже Ленинградская межрайонная природоохранная прокуратура. – Прежде всего это проблема идеологического характера, – считает заместитель прокурора Ленинградской межрайонной природоохранной прокуратуры Олег Ермолин. – Использование металлических конструкций для строительства сооружений, защищающих от волн, в принципе допустимо. Не создавая помех для судоходства, «Аврора» может лежать в гавани, принадлежащей военным, еще очень и очень долго, тем более что судоподъем – дело дорогое и компенсировать свои затраты реализацией металла со дна тот, кто решится на подобную операцию, все равно не сможет. Так что, по всей видимости, крейсер останется в таком положении навсегда. …Говорят, у кораблей есть душа. Недаром каждому из них во все времена присваивали имя собственное – как человеку. И память об особо почитаемых судах чтилась веками. У нас это и «Орел», и «Восток» с «Мирным», и «Потемкин», и «Варяг» с «Корейцем» - да вы сами без труда вспомните с десяток легендарных имен. Таких кораблей много, но не так много, чтобы можно было забыть хотя бы один из них. И за каждым кораблем – судьба тысяч людей, история страны, если хотите. Представьте себе: лафет Царь-пушки в Кремле оказывается новоделом, а настоящий лежит в груде лома где-нибудь в селе Кукуево. Святотатство? А затопленный - да еще, как выясняется, бездарно - корпус «Авроры» - что? По исторической значимости легендарный крейсер вообще-то с Царь-пушкой и сравнивать нельзя. Даже если вы плюетесь на каждую годовщину Октябрьской революции, то уважьте хотя бы почти 50-летний боевой путь крейсера: от Цусимского сражения до защиты Ленинграда в Великой Отечественной войне. Все можно понять. Металл не вечен. Корабль не вечен. Как и человек. Только человеческие останки выбросить на помойку и забыть могут лишь дикари."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации