«Востокнефтепровод» судят за лес. Якутская «дочка» «Транснефти» попала в центр скандала

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
«Востокнефтепровод», ООО.jpg

Якутская «дочка» «Транснефти» — филиал ООО «Востокнефтепровод» — оказалась в центре скандала. Ленский городской суд приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении руководителя нефтепроводного управления Михаила Кондрахина, который обвиняется в незаконной рубке леса. Прокуратура требует для Кондрахина шесть лет тюремного заключения. Однако в самой компании считают обвинение сфабрикованным, а само дело — незаконным. В вину Кондрахину ставится незаконная вырубка 11,5 га леса под карьер с ущербом 10 тыс. рублей. Карьер, утверждают следователи, потребовался для добычи камня для технологической дороги вдоль трассы нефтепровода Восточная СибирьТихий океан. Саму вырубку обнаружили в декабре 2012 года, во время рейда Госкомгеологии, который позже республиканская прокуратура признала незаконным. По закону, если это плановая проверка, то чиновники обязаны о ней предупредить за месяц, что не было сделано

По данным руководителя ГКУ «Ленское лесничество» Виктора Шурыгина, последние описания, содержащие хозяйственную информацию о лесе на данных участках, делались в 1981 году. Что происходило с лесом за эти 33 года, были ли там пожары или незаконные вырубки, в лесничестве не знают, информации об этом нет. Однако геологи эти же документы, признанные прокуратурой незаконными, все равно передали в МВД Якутии, где было возбуждено уголовное дело. «Транснефть» возместила ущерб в 50-кратном размере, выплатив около 500 тыс. рублей. Однако расследование продолжилось.

По версии следствия, в октябре-ноябре 2012 года Кондрахин приказал своим сотрудникам начать вырубку леса, не имея при этом никаких разрешительных документов. Мотив преступления, по мнению правоохранителей, — «желание продемонстрировать корпоративное рвение вышестоящему руководству». Однако сам Кондрахин считает, что это дело — попытка местных силовиков взять под контроль стратегическое предприятие. Следствие велось с грубыми процессуальными нарушениями, утверждает он.

— В мае прошлого года офис компании брали чуть ли не штурмом, как штаб-квартиру террористов: со сплошным оцеплением, личным досмотром сотрудников, постами на каждом этаже, пожарной машиной. Сам обыск длился трое суток, полицейские вывезли всю документацию, все компьютерные блоки и записи видеокамер внутреннего наблюдения (объект режимный). А до кучи наложили арест на технику стоимостью 50 миллионов рублей, — вспоминает Кондрахин. — Все неправомерные действия мы обжаловали в суде. Действия полицейских были признаны незаконными, в качестве компенсации из казны в нашу пользу уже взыскано 230 тысяч рублей. Удивительно, но дело об ущербе в 10 тысяч рублей составляет 17 томов — на бумагу для него и то больше потрачено. Толчком же к нему послужила жалоба чиновника природнадзора, после того как его зятя за тунеядство уволили из «Транснефти».

Однако после этого, по словам Кондрахина, давление на него только усилилось. С него была взята подписка о невыезде, его пытались снять с должности директора. А в самом уголовном деле появились три «засекреченных» свидетеля: «Елена», «Федор» и «Николай». Никто из них в суд не явился, а сама «Елена» давала показания по радиосвязи мужским голосом.

— В этом деле не сделана даже лесотехническая экспертиза, расчеты размера ущерба подсчитывали сами лесники, которые проходят по делу свидетелями и должны были следить за лесом, — согласитесь, их трудно считать незаинтересованными в этой истории, — говорит адвокат Кондрахина Валерий Осипов. — Неизвестно даже конкретное место происшествия — вменяется карьер, который стали разрабатывать еще задолго до нас, а компания построила дорогу, которой пользуются местные жители. В ходе разбирательства дело из разработки незаконного карьера переквалифицировали в порубку деревьев на сопке. Из 90 свидетелей 60 уже опрошены, и ни один из них не показал на Кондрахина, что это он давал приказ на вырубку. В УМВД по Якутии дело не комментируют, поскольку оно уже слушается в суде. В «Транснефти» говорят, что будут и дальше обжаловать незаконные действия силовиков.

— Замеры на местности показали, что реально вырубили не 11, а лишь два гектара жидкого кустарникового леса, — утверждают в компании. При этом 11 га в деле появилось в связи с тем, что административное дело с 10-тысячным штрафом можно открыть только при таких объемах вырубки. Укажи следователи реальную цифру вырубленных площадей, дело бы развалилось еще на досудебной стадии.

В прошлом году в России были увеличены штрафы за незаконную вырубку леса, увеличен срок давности по таким делам и ужесточены правила использования техники, предназначенной для вырубки леса. Адвокат Александр Островский говорит, что судебная практика по этой статье разная — практически за один и тот же причиненный ущерб могут и условный срок дать, и посадить за решетку. Но при этом все равно ущерб должен исчисляться миллионами рублей, не тысячами. — Например, недавно директору лесничества и предпринимателю в Свердловской области, которые нанесли ущерб на 12,8 миллиона рублей, дали условно, а в Пензенской области местному депутату за 14-миллионный ущерб — два года реальных, — объясняет Островский.

Во многих регионах России незаконная и бесконтрольная вырубка деревьев проводится систематически, заявляют во Всемирном фонде дикой природы (World Wildlife Fund). По оценкам этого фонда, из-за нелегальной рубки леса Россия ежегодно теряет около 1 млрд долларов. В той же Якутии, по данным местного правительства, в прошлом году было выявлено 159 фактов нарушения лесного законодательства, общий ущерб от незаконной рубки составил 26 млн рублей. Однако ни одного такого лесоруба в республике к реальным срокам приговорено не было.


Ссылки