«Всё, что нажил непосильным трудом!..»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Всё, что нажил непосильным трудом!..»

FLB: Банкир Александр Гительсон, обвиняемый в мошенничестве почти на 2 миллиарда, отверг в суде все обвинения и намекнул на заказной характер дела

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

"Опальный банкир Александр Гительсон, обвиняемый в мошенничестве, дал показания в суде, сообщает корреспондент BaltInfo Илья Давлятчин. Выступление бизнесмена, длившееся больше часа, скорее походило на эмоциональный ликбез по экономике. Подсудимый отверг все предъявленные обвинения, утверждая, что вернуть деньги ему помешали мировой финансовый кризис, PR-кампания по дискредитации банка ВЕФК, действия внешнего управляющего банком и собственный арест, а также заявил о вымогательстве со стороны нынешнего депутата Госдумы и намекнул на заказной характер дела.

Кроме того, Гительсон пообещал, что ему хоть сейчас без расписок дадут крупные суммы для погашения долгов, уточняет «Фонтанка». Лишь бы отпустили на свободу.

Далее – обо всём подробнее.

1e1c16572ade7660b67bdee3c24ef75f.jpeg
Фото: 47news.ru

Суд над банкиром Гительсоном длится уже семь месяцев, и каждое заседание вполне может пригодиться для составления нового учебника по экономике, замечает BaltInfo. Как считает следствие, экс-председатель совета директоров банковской группы ВЕФК похитил 1,88 млрд бюджетных рублей. Причем деньги были сняты из Инкасбанка, где держал счет финансовый комитет Ленобласти.

С мая 2006 по май 2007 года Гительсон якобы установил контроль над рядом кредитных организаций, после чего посредством SWIFT-сообщения перечислил деньги на свои счета. По версии СК, в криминальную схему экономист привлек председателя правления Инкасбанка Татьяну Лебедеву, которая и заключила с комитетом договоры о депозитных вкладах, а затем перевела полученные бюджетные средства под видом банковского кредита в ВЕФК. Ранее Лебедева заключила досудебное соглашение о сотрудничестве, судом ей было назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы условно, а также штраф в размере 300 тыс. рублей.

Гительсон долго хранил молчание и, наконец, решил рассказать свою версию произошедшего. Его история уходит корнями в март 1995 года, когда лицензию получил Петро-Аэро-Банк. На тот момент он расширял свою деятельность, и в 1999 году его акционерами был приобретен контрольный пакет Рускобанка. Позднее к списку добавились Выборгбанк, УралТрастБанк и Инкасбанк. Бизнес развивался как за счет открытия новых офисов, так и за счет открытия новых банков. При этом во всех структурах ставились общие задачи, но отсутствие централизованного управления приводило к нездоровой конкуренции между ними. Поэтому было решено, что на базе Инкасбанка будет создана вся группа и, разумеется, решение об этом будет доведено до ЦБ. Правда, это совсем не исключало, что каждый банк должен иметь свое руководство.

Так была официально создана Восточно-европейская финансовая корпорация, и все банки стали считаться ее владениями. Из-за непрозрачности ВЕФК получила прозвище "Невидимка", писал сайт Peoples.ru. По заявлениям Гительсона, доли государства в банках и компаниях ВЕФК не было. В 2007 году Гительсон занимал 326 место в рейтинге российских миллиардеров, составленного журналом "Финанс.", с состоянием в 4,5 млрд рублей, а в начале 2008 года тот же источник поместил его уже на 180 место в списке и оценил его капитал в 12,3 млрд рублей.

F9068d76ecdae3f41c9f2707a2de12bf.jpeg

В 2005-2006 годах были приобретены еще 4 банка, среди которых присутствовал и МДМ-СПб (впоследствии ВЕФК, а уже затем — «Открытие» с футболистом Роналду в качестве рекламного лица). Правда, вследствие этого существенно росли управленческие расходы, и стало понятно, что необходимо масштабное слияние. Так как к этому времени ВЕФК был самым крупным, то было решено проводить объединение на его основе.

Не углубляясь в суть данного процесса, стоит отметить, что ко второй половине 2008 года задача объединения бизнеса была решена на 80%. К этому времени в ВЕФК были переведены 90% клиентов.

«Разумеется, вся работа не могла быть проведена без единой технологии и целостной нормативной базы. Это все было разработано и внедрено во всех банках и руководители работали исходя из этих документов. Те самые ежедневные утренние совещания, о которых следствие не раз говорило, рассматривало как разработку, так и выполнение этих технологий. Это, впрочем, не имеет отношение к данному делу, но следствие пристально рассматривало эту систему, потому что других видов моего прямого руководства банками найти не смогло. Но на этих совещаниях рассматривались лишь общие вопросы. Никаких указаний о снятии или выдаче средств я на них не давал, и все свидетели это подтверждают», – уверяет Гительсон.

В это же время у банкира и его корпорации начинают складываться плодотворные отношения с правительством Ленинградской области. ВЕФК принимает решение расширить работу в 47-м регионе, а именно – привлекать депозиты, размещенные областным правительством на конкурсных условиях по госконтрактам в Инкасбанк. Всего за 2007-2008 там было размещено 40 таких депозитов на общую сумму свыше 11 млрд рублей. Как отметил Гительсон, область таким образом получила доходов на 250 млн рублей.

8cd06df6145a903e1add9539a1384f0b.jpeg

Но что же тогда привело к банкротству Инкасбанка? По словам банкира, причиной тому стала массированная кампания по дискредитации, а окончательно ситуацию расшатал мировой финансовый кризис. После этого нынешний подсудимый обратился в ЦБ для стабилизационного кредита. Такая поддержка в итоге была оказана, одновременно было введено внешнее правление.

«Почему я считаю, что обвинение против меня носит совершенно необъективный и надуманный характер? Мне не было никакого смысла похищать эти средства, а невозможность возврата возникла неожиданно и совершенно против моей воли. Как видно из показателей банка ВЕФК, ежемесячное увеличение остатков в банке на счетах юридических и физических лиц в среднем составляло более одного миллиарда рублей в месяц.

На 1 октября 2008 года общая сумма размещенных клиентами на счетах банка ВЕФК составляла 74 миллиарда рублей. То есть невозврат депозита Ленобласти на сумму в 2 миллиарда приводил к потере контроля на сумму в 40 раз больше. Я точно не страдаю клептоманией, чтобы из-за хищения в два миллиарда потерять все», – пояснил обвиняемый.

Недоволен Гительсон и тем, как проводилось внешнее правление. В начале ноября 2008 года к делу подключается Агентство по страхованию вкладов, которое предоставляет кредит в 32 млрд рублей, но ставит и определенное условие – на протяжении 6 месяцев акционеры должны найти средства, обеспечивающие погашения долга. Однако, политика внешнего управляющего Рощина, по мнению банкира, лишь навредила банку — якобы тот привлек избыточные средства, которые не были необходимы для преодоления кризиса.

Как рассказал подсудимый, он до последнего надеялся, что долг перед АСВ удастся погасить, к тому же в марте 2009 года на финишную прямую вышла сделка по продаже «Газпром-нефти» активов по бурению, сумма сделки составляла около 35 млрд рублей. Но за несколько недель до того Гительсон был арестован, сделка провалилась, соответственно, задолженность банка перед Ленобластью урегулирована не была.

1bcb1048c9d8148bb906cd0ae1790bd3.jpeg

Подсудимый перешел, пожалуй, к самой интересной части рассказа. «БалтИнфо» ранее уже рассказывало, что из хранилища банка деньги изымались на некую федеральную программу. Со слов Гительсона – для финансирования избирательной компании выборов в Госдуму партии «Справедливая Россия». Несколькими годами ранее СМИ сообщали, что Гительсон оплатил «черным налом» депутатское кресло справедливоросса Аднана Музыкаева в федеральном списке на выборах в Госдуму 2007 года. Сам Музыкаев обвинил бизнесмена в том, что тот занял у него 500 миллионов рублей и не вернул их.

В итоге Мещанский суд Москвы частично удовлетворил гражданский иск, заявленный Музыкаевым, и взыскал с Гительсона 495 млн рублей материального вреда и 50 тыс. рублей в качестве компенсации за моральный ущерб. Кроме того, банкир получил пять лет за мошенничество, но так как в то время находился за границей, данный приговор носил заочный характер.

Вымогательства Музыкаева, по словам предпринимателя, продолжались до 2009 года, то есть, до самого ареста банкира: уточняет Riafan.ru. Однако за пару лет до этого Музыкаев якобы потребовал от Гительсона более 2 млрд рублей, которыми подсудимый не располагал.

«Поэтому я ему отказал. Тогда он сказал, что деньги необходимы для партии «Справедливая Россия», для выборов, и эта сумма после окончания кампании будет возвращена. Я ему поверил и взял деньги из кассы «Банка ВЕФК», пообещав, что сумма будет возвращена. Однако после выборов Музыкаев отдавать деньги отказался. Вымогательство для него стало настолько обычным делом, что его не смущает то, что я теперь нахожусь в СИЗО. Он посещал меня, и его не испугало присутствие моего адвоката. Музыкаев требовал от меня один миллиард рублей, при этом прямо угрожая мне и моей семье. Кстати, что касается угроз, то у моих адвокатов имеется запись телефонного звонка Музыкаева моей дочери с угрозами ее жизни и требованием денег», – уверенно говорит Гительсон.

B0d1d313c27a0e7b8623e48064647dd8.jpeg

– Обвинение основано на том, что часть денежных средств, полученных от комитета финансов, переводилась на ваши счета. Так ли это? – уточнил у Гительсона один из его адвокатов, далее описывает ситуацию BaltInfo.

– Нет, этих переводов не было. Следствие делает вывод, что эти средства переводились, имея в материалах документы, что таких переводов нет.

– Вы вступали в сговор с госпожой Лебедевой по поводу хищения средств Ленинградской области?

– Не только в сговор не вступал, у меня даже мысли о хищении средств не возникало. Просто кому-то понравился банк ВЕФК, я не буду говорить кому, поэтому на банк и была проведена эта атака.

Представитель государственного обвинения, по всей видимости, заинтересовалась эпизодом с Аднаном Музыкаевым и поинтересовалась – обращался ли Гительсон по этому поводу в правоохранительные органы. Ответ был резким.

– А куда я должен обращаться? В правоохранительные органы, которые исполняют его команду? Вот Вы здесь сидели, когда он на вопрос — откуда у него информация — ответил, что ему ее предоставляют ФСБ и Следственный комитет. Но они не имеют право разглашать информацию следствия!

К допросу подключился председательствующий в данном процессе судья Василеостровского райсуда Анатолий Ковин, который спросил – почему за те четыре года, что шел розыск фигуранта, так и не был урегулирован вопрос о погашении долга областному комитету финансов? На что обвиняемый эмоционально ответил: «Все мои действия блокировались следствием с удивительным упорством, что бы я ни делал. Мы начинаем действия, следствие выходит и арестовывает активы! Все, на что я погляжу, уже принадлежит следствию!»

– Тогда Вы обречены, – заключил судья.

Ранее на FLB:

«Австрия экстрадирует Александра Гительсона»

«Закат фортуны «великого комбинатора»»"


Ссылки

Источник публикации