«Газпром» может вылететь в трубу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Корпорация «Газпром» взвалила на себя строительство сразу нескольких крупных газопроводов и может не справиться с ношей, считают в Международном энергетическом агентстве (МЭА).


У монополии не хватит денег, чтобы оплести газовыми нитями Европу и Азию, – какие-то проекты придется закрыть. В зоне риска оказались «Сила Сибири» и «Северный поток-2». После сбитого над территорией Сирии бомбардировщика Су-24 проект «Турецкий поток» уже попал под действие российских санкций против Анкары.


На зарплату хватило


У компании «Газпром», которой руководит Алексей Миллер – к слову, самый дорогой менеджер в России, – могут возникнуть трудности с реализацией проектов. Эксперты МЭА в последнем докладе World Energy Outlook 2015 предупредили, что монополии будет сложно работать сразу на трех фронтах: прокладывать «Силу Сибири», «Турецкий поток» и «Северный поток‑2». Три великие стройки госкапитализма нельзя осуществлять одновременно. Причин для этого несколько.


МЭА указывает, что добыча природного газа дорожает, и предприятия вынуждены искать новые месторождения. А они зачастую оказываются меньшими по объему, чем уже выработанные, и более удаленными от существующей инфраструктуры. При этом растут возможности возобновляемой (солнечной и ветровой) энергетики. В МЭА подсчитали, что в 2014 г. правительства субсидировали производство ископаемого топлива примерно на $500 млрд, возобновляемого – на $112 млрд. Если господдержка увеличится до $170 млрд, генерация на солнечных батареях и ветряках к 2040 г. подскочит в пять раз, а их доля в общем объеме выработки удвоится и достигнет 30%. Следовательно, перспективными являются инвестиции именно в возобновляемые источники энергии, а не в углеводородную отрасль.


Еще одна причина – финансовая. Аналитики МЭА полагают, что из-за снижения стоимости газа российская компания окажется в стесненных обстоятельствах. Согласно данным самого «Газпрома», в 2014 г. 1000 кубометров голубого топлива для европейских потребителей стоила $341. В I квартале 2015‑го оно подешевело до $284 за 1000 кубометров, во II квартале – до $251. На фоне снижения цен росла себестоимость добычи. В I квартале 2014‑го она составляла 1298 руб. за 1000 кубометров, в I квартале 2015‑го – 1602 руб. (статистика East European Gas Analysis; для сравнения используется национальная валюта, так как «Газпром» тратит деньги на разработку месторождений в рублях). Дополнительные источники средств, например Фонд национального благосостояния (ФНБ; по данным на 1 ноября, его размер равен 4,73 трлн руб., или $73,45 млрд), вряд ли спасут положение. В агентстве пришли к очевидному выводу: денег сразу на три трубы может не хватить, и разумно свернуть какой-то проект.


Заморозят ли строительство одной из магистралей – спорный вопрос. Совершенно ясно только одно: «Газпром» точно не откажется от расходов на высшее руководство. По оценке Forbes, Алексей Миллер в 2014 г. получил $27 млн (по среднему курсу доллара в прошлом году – 1,04 млрд руб., или 2,86 млн руб. в день) – больше, чем любой другой российский менеджер. Ему платит не только «Газпром». Миллер сидит на зарплате в «Газпром нефти», Газпромбанке, страховой компании «Согаз», негосударственном пенсионном фонде «Газфонд» и холдинге «Газпром-медиа». В целом верхушка монополии получила $113,8 млн (плюс $20 млн за год). Похоже, размер оплаты труда в «Газпроме» не привязан ни к каким показателям эффективности. Пока вознаграждение менеджмента росло, прибыль компании падала. В 2014 г. она заработала 159 млрд руб., в 2013‑м – 1,14 трлн руб. Если перевести в доллары, разница окажется еще более ощутимой: $4,1 млрд против $36,54 млрд.


Растет не только зарплата Алексея Миллера. Стремительно увеличивается и инвестиционная программа корпорации. В 2015 г. «Газпром» намерен потратить 1,04 трлн руб. – на 238,69 млрд руб. больше, чем планировалось в конце прошлого года. При этом 227,49 млрд руб. предприятие займет за рубежом. Впечатляют замыслы по оптимизации затрат. В случае их реализации «Газпрому» удастся сэкономить лишь 17,39 млрд руб.

«Все приоритетные проекты компании будут обеспечены необходимым финансированием», – заверил «Ко» представитель «Газпрома». Он подчеркнул, что корпорация имеет доступ к международным рынкам капитала и обладает успешным опытом проектного финансирования.


«В текущем финансовом состоянии «Газпром» вполне может позволить себе потратиться на несколько газопроводов. Конечно, если газ больше не подешевеет», – считает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. Капитал компании в 2,5 раза превышает обязательства, комментирует он. Но из-за снижения цен на голубое топливо и, как следствие, прибыли, соотношение чистого долга к EBITDA выросло у монополии с 2,77 до 3,77 пункта. «За ухудшение этого мультипликатора «Газпром» осенью удостоился критики от агентства Fitch», – напоминает аналитик.


Насколько эффективными будут инвестиции и как они скажутся на доходах акционеров, поступлениях в бюджет и состоянии самой компании, покажет время. Но риски, обозначенные в докладе МЭА, вполне реальны.

Да, Евросоюз отказывается от угля и мирного атома и склоняется в пользу газа. Однако Европа играет вдолгую: в перспективе местный рынок изменится до неузнаваемости, править бал будет возобновляемая энергия. А пока континент переходит на нее, среди нефтегазовых корпораций растет конкуренция за возможность поставлять голубое топливо европейским потребителям. В борьбу за рынок активно включаются и Норвегия, и страны Средней Азии. «Газпрому» придется потесниться. Поэтому второй «Северный» и «Турецкий поток» могут оказаться попросту невостребованными. Их совокупная пропускная мощность – более 80 млрд кубометров в год – будет не нужна.


С «Силой Сибири» другая история. Самый дорогой и амбициозный проект «Газпрома» также таит в себе немало рисков как для компании, так и для государства. С одной стороны, Китаю нужны углеводороды – с этой точки зрения планы монополии оправданны, поскольку растущий рынок необходимо захватить. С другой – массу вопросов вызывает контракт между Россией и КНР, ставящий китайскую сторону в более выгодное положение.


Нить первая: приручение дракона


«Сила Сибири» – основной экспортный проект «Газпрома». Как это часто бывает с компанией Миллера, политический фактор сыграл важную роль при переговорах с потребителями (в данном случае – с китайцами). «Сила Сибири» не просто труба, это символ глобального разворота России на Восток, начавшегося после украинского конфликта и введения санкций.

Ставка на данный газопровод действительно велика. 21 мая 2014 г. Алексей Миллер и глава Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC) Чжоу Цзипин под присмотром президента РФ Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина подписали договор на 30 лет, согласно которому Поднебесная будет покупать 38 млрд кубометров голубого топлива в год. Всего планируется продать более 1 трлн кубометров – это крупнейшая газовая сделка за всю историю России. Питать «Силу Сибири» будут два месторождения – Чаяндинское (запасы – 1,2 трлн кубометров) и Ковыктинское (1,5 трлн кубометров). Строительство газопровода началось в сентябре 2014 г., необходимо проложить 4000 км труб. Мощность готовой магистрали составит 61 млрд кубометров в год.


«Контракт подписан на взаимовыгодных условиях», – подчеркивается в официальном сообщении «Газпрома». И тут же сказано, что формула цены привязана к нефти. В день оформления документов торги фьючерсов на эталонную марку Brent закрылись на отметке $110,55 за баррель. При такой стоимости нефти договор действительно выглядел привлекательным. Ровно через полгода черное золото стоило $80,36, ровно через год – $66,54. В конце ноября 2015 г. за бочку Brent давали около $43–44. Взаимовыгодный контракт был составлен на зыбком нефтяном фундаменте.


Несмотря на общий рост инвестиций «Газпрома», финансирование «Силы Сибири» в 2015 г. сократится. В декабре 2014 г. в бюджете корпорации были предусмотрены вложения объемом 30,98 млрд руб. В новой редакции их урезали до 19,28 млрд руб. Впрочем, финальная сумма осталась неизменной – почти 800 млрд руб. ($12,3 млрд по текущему курсу, $23,12 млрд – на момент подписания контракта с CNPC). Важно отметить, что данная цифра была получена еще в январе 2011 г. С тех пор инфляция превысила 30%. По грубому подсчету, труба будет стоить дороже 1 трлн руб. В мае 2014 г. глава Минэнерго РФ Александр Новак заявил, что общие инвестиции в «Силу Сибири» (прокладка газопровода и развитие сопутствующей инфраструктуры) составят $55 млрд.


Все траты берет на себя российская сторона. Китай же просто ждет газ, который весьма кстати постоянно дешевеет. Благодаря дорогой нефти российское голубое топливо для КНР стоило около $350 (об этом в мае 2014 г. говорили представители «Газпрома»). Контрактная цена на газ в Азии падает примерно с такой же скоростью, как и в Европе, и сегодня составляет около $250. Индекс Platts JKM, который отслеживает спотовую цену на сжиженный газ в портах Северо-Восточной Азии, свидетельствует, что топливо продают по $261 за 1000 кубометров.

Еще одна немаловажная деталь – перенос старта поставок. В газпромовском релизе от 30 августа 2014 г. (о том, как Алексей Миллер и вице-премьер Госсовета КНР Чжан Гаоли обсудили работу над «Силой Сибири») сказано, что в соответствии с обязательствами, предусмотренными контрактом, прямые поставки начнутся в 2019 г. Еще одна корпоративная новость – от 26 августа 2015 г. – содержит другие сроки: май 2019 г. – май 2021 г. То есть возможная дата начала экспорта отодвигается сразу на два года.


Когда речь заходит о «Силе Сибири», возникают сомнения по целому ряду вопросов, главный из которых – роль Китая в этих взаимовыгодных договоренностях. Насколько он нуждается в нашем газе, с учетом того, что магистраль строится за счет России? По факту контракт оказывается весьма выгоден КНР: при обвале нефти и минимальных вложениях в проект (CNPC все же инвестирует в участок трубы на китайской территории) страна получает дешевое топливо от северного соседа, потратившего миллиарды долларов без гарантии их возврата.


«У «Газпрома» нет денег даже на «Силу Сибири», – уверен директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. «Газпром» успокаивает инвесторов тем, что 1 км газопровода в Восточной Сибири будет стоить дешевле, чем 1 км «Южного коридора» (часть «Турецкого потока» на территории РФ), продолжает эксперт. На деле же проект может оказаться экономически обоснованным только при прокладке короткой магистрали с Ковыктинского месторождения через Читу или южный берег Байкала.

Как ни парадоксально, но «Газпром» хочет пустить средства и на дублирующую магистраль. Алексей Миллер говорил, что контракт о поставках топлива через «Силу Сибири‑2» (маршрут Западная Сибирь – Новосибирская область – Республика Алтай и дальше в КНР через узкий коридор между Казахстаном и Монголией) может быть подписан с китайцами в 2016 г. Планируемый объем продаж – 30 млрд кубометров. Стоимость проекта пока не определена.


«Средний объем инвестиционной программы «Газпрома» – 1 трлн руб. в год ($16,7 млрд при 60 руб. за $1). Прокладка одной нити «Турецкого потока» обойдется корпорации в $4,5 млрд к 2018 г. «Северный поток‑2» оплачивается «Газпромом» более чем наполовину – это $6 млрд к 2019 г. «Сила Сибири» полностью финансируется российской компанией – $55 млрд к 2021 г. (раньше, то есть к 2019 г., построить будет нереально). В среднем в год предприятие станет тратить $15,25 млрд, или 915 млрд руб. Основной пик придется на 2016‑й и 2017‑й, затем расходы упадут до $11 млрд, или 660 млрд руб.», – подсчитала главный аналитик Промсвязьбанка Екатерина Крылова. Видно, что денег у «Газпрома» в 2016‑м и 2017‑м может быть впритык, говорит она. И это без учета возможных трудностей с привлечением проектного финансирования. «В любом случае из всех трех газопроводов «Сила Сибири» – наиболее реальный, поскольку по нему уже заключен договор с Китаем», – считает эксперт.


Похоже, что «Газпром» реализует свою независимую инвестиционную стратегию – тратить деньги, не учитывая рыночные условия. Авось отобьется. Недаром в 2009 г. начальник департамента внешнеэкономической деятельности «Газпрома» Станислав Цыганков сказал, что реализация проектов корпорации должна проходить «вне зависимости от политической и экономической конъюнктуры». Тогда речь шла о «Южном потоке».


Нить вторая: вентиль на вратах Цареграда


После того как «Южный поток» канул в Лету, Россия тут же запустила аналогичный проект – «Турецкий поток». Политические мотивы и здесь сыграли ключевую роль. Новый газопровод нужен, чтобы Украина перестала быть проводником российского топлива в Европу. Срок отключения Киева от экспортной системы – 2019 г. По прогнозу «Укртрансгаза», в 2015 г. через страну пройдет 65–66 млрд кубометров. Примерно на такую же мощность (63 млрд кубометров) рассчитан и «Турецкий поток». Проблема в том, что «Газпром» затеял очередную стройку века без полной уверенности в сговорчивости Анкары. Турция пока так и не согласилась стать полноценным транзитером голубого топлива в Европу. Между тем в мае 2015 г. монополия начала прокладывать трубы по дну Черного моря. Полностью за свой счет.


Изначально предполагалось строительство мощной транспортной магистрали в четыре нити. Одна из них предназначена для Турции – 15,75 млрд кубометров в год должны покрыть внутренние потребности республики. Но Анкара, похоже, не желает участвовать в газпромовских мегапроектах. Все, что ей нужно, – получить топливо для себя на максимально выгодных условиях.

Поэтому турецкая нефтегазовая компания Botas пытается выбить из РФ скидку на газ в 10,25% от прописанной в контракте формулы. Стоимость топлива не раскрывается, но в 2014 г. Турция платила $425 за 1000 кубометров из «Голубого потока» (при среднеевропейском показателе в $341). Неудивительно, что Анкара упирается. Корпорация даже подала иск в международный арбитраж, чтобы получить заветный дисконт (выгода Botas оценивается в $1 млрд ежегодно). А контракта по «Турецкому потоку» все нет – есть только меморандумы и соглашения о взаимопонимании. Складывается ситуация, при которой Botas подпишет итоговый договор с «Газпромом» только после предоставления скидки. Это, по сути, шантаж. И монополия сама загнала себя в ловушку, начав строительство магистрали без твердых гарантий от турок.


Кстати, о взаимопонимании. Участие России в воздушной операции против «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещенная в РФ) на территории Сирии подпортило отношения Москвы и Анкары. Российские самолеты несколько раз нарушали воздушное пространство Турции. Кроме того, РФ поддерживает сирийского лидера Башара Асада, а президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не раз называл его палачом и террористом. «Мы являемся одним из крупнейших газовых клиентов России, потерять Турцию – тяжелая утрата для России. В случае необходимости мы купим газ где-нибудь еще», – так реагировал Эрдоган на участие РФ в сирийском конфликте. И он не лукавил. Согласно данным компании «Газпром экспорт», в 2014 г. Турция получила 27,33 млрд кубометров голубого топлива и заняла второе место в списке ключевых потребителей российского газа (на первой строчке – Германия с 38,7 млрд кубометров).


Похоже, уничтожение российского бомбардировщика Су‑24 турецкими ВВС 24 ноября (Анкара утверждает, что самолет пересек границу страны и не реагировал на предупреждения, в Кремле говорят, что Су‑24 сбили уже на территории Сирии) ведет к началу холодной войны между государствами. Гибель бомбардировщика Воздушно-космических сил РФ будет иметь серьезные последствия для отношений между Россией и Турцией, подчеркнул Владимир Путин. Одна из возможных ответных мер лежит в плоскости торговых связей. Отказ от «Турецкого потока» – вполне вероятный способ возмездия.

Тем более что даже без погибшего Су-24 судьба «Турецкого потока» как магистрали из четырех нитей остается в подвешенном состоянии. Отчеты «Газпрома» красноречиво свидетельствуют о перемене настроения в руководстве корпорации. В I квартале в компании говорили, что четыре трубопровода непременно станут новым окном в Европу для поставок 63 млрд кубометров в год. Во II квартале формулировки смягчились: мощность «Турецкого потока» «при полном развитии» достигнет 63 млрд кубометров. А 6 октября Алексей Миллер сообщил, что пропускная способность газопровода составит 32 млрд кубометров. Но пока речь идет только о нити мощностью 15,75 млрд кубометров – таких объемов хватит только для Турции.

По оценке Екатерины Крыловой, полная версия «Турецкого потока» стоит $12 млрд. Строительство одной нитки обойдется в $4,5 млрд. По словам аналитика, механизм проектного финансирования запустят при прокладке всех четырех труб. А один газопровод для Турции будет проложен за счет «Газпрома».


«Не исключено, что в ходе строительства стоимость газопроводов возрастет. У «Газпрома» нехорошая слава в вопросе расширения инвестпрограмм», – утверждает ведущий аналитик инвестиционной компании «Прагматика» Роман Ткачук. При этом он считает, что реализация намеченных планов вполне возможна. Но прокладка газопроводов может потребовать дополнительных средств – использования ФНБ и привлечения зарубежных кредитов. «Но будет ли спрос на российское голубое топливо после строительства новых труб? В любом случае быстрого возврата средств от данных проектов ждать не стоит», – отмечает он.


Так или иначе, полный отказ от «Турецкого потока» – самый приемлемый ход в том случае, если «Газпром» все же задумает остановить часть проектов. Отсутствие экспортного контракта, относительно низкая стоимость строительства – $4,5 млрд (речь пока идет о строительстве одной нити, если откажутся от нее, можно считать, что весь проект закрыт) – и малый объем уже потраченных денег делают «Турецкий поток» слабым звеном в газотранспортной системе России. Вынуть его без больших потерь проще всего. С учетом крайне напряженных российско-турецких отношений закрытие проекта будет выглядеть вполне логичным шагом.

Нить третья: газозамещение в каждый дом

«Газпром» пытается укрепить свои позиции и на севере. С этой целью расширяется «Северный поток». Новые газопроводы, которые должны проложить к 2019 г., увеличат транспортный коридор на 55 млрд кубометров. Екатерина Крылова сообщает, что общая стоимость магистрали – $11 млрд. Из них $6 млрд вложит «Газпром».


В этот раз российской корпорации повезло с партнерами – они более предсказуемы, чем китайцы, и менее хитры, чем турки. Конечным пунктом «Северного потока‑2» станет Германия – главный потребитель газа из РФ. К проекту уже подключились зарубежные компании – E.ON, Shell, Engie, Wintershall, OMV (с долями по 10%, у «Газпрома» – 50%).


Строительство пока не началось, да и Еврокомиссия протестует – ей кажется, что «Северный поток‑2» ломает стратегию ЕС по диверсификации поставщиков углеводородов. Но это не самая большая проблема «Газпрома». Настоящий промах заключается в том, что монополия совершенно не готова к европейской энергетической революции. Даже если газопровод найдет свой путь по дну Балтийского моря к ФРГ, спрос на его мощности с каждым годом будет все ниже. Старый Свет постепенно, но неумолимо переходит на возобновляемые источники энергии.


Экономист, гендиректор Института энергоэффективных технологий в строительстве Владимир Сидорович, в беседе с «Ко» отметил, что первый шаг на этом пути – отказ от угля. «Правительство Германии в 2016 г. намерено законсервировать электростанции, работающие на буром угле, мощностью 2,7 ГВт, чтобы достигнуть промежуточных климатических целей к 2020 г. А Великобритания предлагает вообще закрыть угольные станции к 2025 г.», – говорит он. По словам эксперта, Европа рассматривает газ как инструмент переходного периода, трамплин к «чистой энергии». Причем прыжок будет совершен за счет усилий домохозяйств – установки малых солнечных батарей и ветряных станций. Таким образом европейские домовладельцы постепенно превратятся из потребителей света и тепла в производителей – они включатся в генерирующую сеть. «Согласно исследованию немецкого Института Фраунгофера, при ускоренном развитии возобновляемой энергетики и росте энергоэффективности к 2030 г. необходимость в газе сократится на 46%, а к 2050‑му – на 98%», – комментирует Владимир Сидорович.


С такой оценкой соглашаются и аналитики Bloomberg. Через 25 лет инвестиции в солнечную энергетику составят почти $4 трлн, указали они в последнем прогнозе развития глобальной энергетики до 2040 г. Большую часть средств – $2,2 трлн – отрасль получит за счет домохозяйств в развитых странах. Солнечные панели на крышах европейских и американских домов будут генерировать 13% всего электричества на планете. В целом мощность солнечных батарей достигнет 200 ГВт – доля их производства среди вводимых в эксплуатацию электростанций превысит 30%. Спрос на углеводороды останется в развивающихся странах, где климатические нормы не такие жесткие. Например, в Китае. Это дополнительный аргумент в пользу «Силы Сибири» – голубое топливо в Азии будет востребованным дольше, чем в ЕС.


«Потребление газа в Европе снижается быстрее, чем добыча, а импорт сокращается», – утверждает Михаил Корчемкин. Он приводит следующие данные: в 2005–2014 гг. использование голубого топлива в ЕС упало с 590,5 до 486 млрд кубометров, производство за тот же срок уменьшилось с 317,2 до 266,7 млрд кубометров. В то же время импорт снизился с 273 до 219 млрд кубометров. «Газпрому» объективно не нужны новые европейские газопроводы – полный отказ от украинского транзита приведет к очень большому росту затрат», – полагает эксперт.

В 2014 г. Германия получила от России 38,7 млрд кубометров газа, в 2013‑м – 41 млрд. В предыдущие годы импорт колебался на уровне 34–38 млрд кубометров. Даже если все тенденции к сокращению использования газа в ФРГ будут сломлены, а стоимость топлива так и останется на уровне $250 за 1000 кубометров, проект окупится только после продажи дополнительных 25 млрд кубометров (выручка от реализации такого объема составит примерно $6,2 млрд). Если же спрос на газ не вырастет, дополнительные нити останутся пустыми, а деньги пропадут.


Проблема в том, что ни в Германии, ни вообще в Европе нет покупателей на лишние 25 млрд кубометров. Следовательно, «Северный поток‑2» не может рассматриваться как инструмент наращивания экспорта. Он призван заменить украинскую трубу. Объемы поставок на Запад останутся прежними, просто топливо потечет по новой магистрали.


Поэтому заморозка «Северного потока‑2» возможна только в том случае, если Россия оставит Украину в качестве транзитера. Здесь есть финансовая выгода – проще пользоваться уже существующей трубой, чем тратить деньги на новую. Но политическая составляющая перевешивает. Поэтому с точки зрения «Газпрома» «Северный поток‑2» – единственная реальная альтернатива украинскому маршруту (ведь «Турецкий поток» регулярно усыхает и вряд ли сможет покрыть необходимые транзитные объемы). При этом деньги на новый газопровод расходуются без учета грядущих структурных сдвигов в европейской энергетической системе.


Ссылки

Источник публикации