«Глубочайшее наше убеждение, что это Борис Абрамович Березовский - через Хож-Ахмеда Нухаева»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Глубочайшее наше убеждение, что это Борис Абрамович Березовский - через Хож-Ахмеда Нухаева» Начальник Главного следственного управления СК при Прокуратуре России Дмитрий Довгий назвал имена заказчиков убийства журналистки Анны Политковской.

" Убийца назван Комментарий «МК». Интервью Д.Довгого см. ниже. Начальник Главного следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре России Дмитрий Довгий (ныне отстраненный от работы на время служебной проверки: подчиненные обвинили Довгого во взятках на 3 млн. евро) назвал имена заказчиков убийства журналистки Анны Политковской. Это — Борис Березовский и Хож-Ахмед Нухаев. Таким образом, высокий чин полностью подтвердил версию, выдвинутую обозревателем “МК” ровно год назад. Или мы угадали. Или нас используют. Украли идею! И что мне теперь?! В суд подавать на пиратов?! Сравните сами! Вот что говорит Дмитрий Довгий в интервью газете “Известия” от 3 апреля 2008 года. На вопрос, кто заказал убийство Политковской, он отвечает: “Глубочайшее наше убеждение, что это Борис Абрамович Березовский — через Хож-Ахмеда Нухаева”. А теперь, как говорится, “извините за самоцитату”. Вот что писал ваш покорный слуга в статье “Тупик Политковской” в “МК” от 22 марта 2007 года: “Для осуществления своего замысла Березовскому понадобился человек, отвечающий следующим требованиям. Он, как и Березовский, вынужден скрываться за границей по политическим или криминальным причинам. Иметь серьезные криминальные связи в Чечне, чтоб подставить Кадырова, и в Москве, чтоб организовать убийство. Иметь опыт громкого заказного убийства, за которое никого не наказали. И Березовский нашел такого человека, точнее, вспомнил о своем старом знакомом по московскому бизнесу, чеченце по национальности…” Я расшифрую этот пассаж. Хож-Ахмед Нухаев — бывший ичкерийский лидер и видный московский криминальный авторитет — находится в розыске, а живет, кажется, в Турции. “Громкое заказное убийство, за которое никого не наказали” — убийство журналиста Пола Хлебникова, в котором и подозревают Нухаева. “Старый знакомый по московскому бизнесу” — Нухаев был партнером Березовского в “ЛогоВАЗе”. К тому времени только ленивый не обвинил Березовского в убийстве Политковской. Если исключить совсем безумные версии, что Политковскую застрелили Путин или Кадыров, то у обывателя было два варианта. Либо журналистку убил Березовский. Либо чеченцы. Новизна, извините, моей версии заключалась в том, что я объединил Березовского и чеченцев. Точнее, Березовского и Нухаева, правда, не называя имени последнего. А не назвал я его тогда вот почему. Хож-Ахмед Нухаев — это не Борис Абрамович Березовский. Нухаев не политик, не публичное лицо, а человек серьезный. И полоскать его имя, основываясь только на собственных умозаключениях, непозволительно. За такое в суровом мире нухаевых полагается нешуточный спрос. Но самое страшное не в том, что спросят, а в том, что ответить будет нечего. А сейчас у меня есть ответ для Нухаева. Спросит, откуда узнал, скажу — от Довгого, с него и спрашивай. Здесь я не буду обосновывать мотивы Березовского и Нухаева. Кому интересно, смотрите “МК” от 16, 19, 20 и 22 марта 2007 года. Игра со зрителем Огромное интервью Дмитрия Довгого в “Известиях” подано очень искусно. В заголовке он безо всяких оговорок представлен как “начальник Главного следственного управления”. Во врезе скрупулезно уточняется, что на момент разговора Довгий еще не был отстранен, что интервью взято у официального лица. Это знак читателю. Того, что заявления Довгого следует воспринимать всерьез, а не как истерику отодвинутого служаки. И тут же газета сообщает, что “сейчас Довгий недоступен и обсудить с ним окончательный текст мы не смогли”. На грубом жаргоне пиарщиков это называется “отводняк”. Окончательный текст интервью не согласован! Есть аудиозапись, но официальным доказательством она не является. Довгий в любой момент может заявить, что ничего такого не говорил. А если и говорил, то не утверждал и акценты расставлял иначе. Это будет сделано, если срочно понадобится спасать репутацию Следственного комитета. Но даже если Довгий и откажется от своих слов, по большому счету это ничего не изменит. Главная информация до публики доведена, имена названы. Все остальное — профессиональные нюансы, скучные широкой общественности. Дело Политковской вышло на магистраль. Заказчик установлен и назван. Срок следствия продлен до 7 сентября, но, думаю, это последнее продление. Осенью начнут судить тех, кто уже сидит. Братьев Махмудовых, Шамиля Бураева. А с Березовским и Нухаевым начнется обычная международная возня. Запросы на экстрадицию, отказы, взаимные международные колкости и прочее. В любом случае дело будет выглядеть раскрытым, а то, что не все наказаны, так это ведь не вина российской прокуратуры. Что поделаешь, если ни англичане, ни турки убийц нам выдавать не хотят. Бог им судья. Вот так примерно нам все и преподнесут по осени. Заложник Бураев Вспомним тех, кто уже сидит. Должностной преступник подполковник ФСБ Рягузов, который якобы раздобыл в служебной базе данных адрес жертвы. Братья Махмудовы, выполнявшие в разной мере роль непосредственных исполнителей. И бывший глава Ачхой-Мартановского района Чечни кавалер ордена Мужества Шамиль Бураев. Забыв на минуту о презумпции невиновности, представим, что все эти люди действительно причастны к убийству Анны Политковской. Что все происходило так, как преподносит прокуратура. А теперь представим, кто из подозреваемых самый важный. Рягузов? Вряд ли! Он мог и не знать, для чего Бураеву понадобился адрес журналистки. Братья Махмудовы — тоже нет. Рядовые исполнители — проследи, убей. Остается Шамиль Бураев. Он связывает мелких фигурантов в одну цепочку. У Рягузова берет адрес, передает его Махмудовым. Об этом громком деле нам известна куча мелких подробностей. Но главного прокуратура не говорит: мотив убийства. Очевидно, что у Бураева такого мотива не было. Политковская его в статьях не ругала, а убить ее, чтобы досадить Путину, Бураев не мог. Просто потому, что в политике выше районного уровня никогда не поднимался. Пробовал было баллотироваться на президента Чечни, да быстро сошел с дистанции. Да и не обвиняют Бураева в организации убийства, он проходит как пособник. Но чей? По версии Довгого — пособник Нухаева. Тогда он должен многое знать. И следователи, по идее, должны добывать эту информацию у Бураева. А на деле Бураев сидит с сентября прошлого года. И вот уже семь месяцев следователи им практически не интересуются. За весь срок — два допроса, очная ставка с Рягузовым и ознакомление с баллистической экспертизой. Вот и все следственные действия. Создается впечатление, что Бураев неинтересен следователям как источник информации. Он им нужен только как арестант. Попробуем понять — для чего же он им понадобился? Обвинение Бураева строится на показаниях его старого знакомого еще по второй чеченской войне чекиста-“оборотня” Павла Рягузова. Стоит Рягузову изменить показания, и Бураева оправдают. Следователи это понимают и не делают из Бураева организатора. В крайнем случае получит за свое пособничество года четыре да и выйдет с учетом отсиженного. Бураева держат в тюрьме не из-за его мифической вины, а, как я предполагаю, ради давления на человека, которого Довгий называет организатором, — Хож-Ахмеда Нухаева. Тут надо понять, кем являлся Бураев по жизни. Глава Ачхой-Мартановского района в самые драматичные годы обеих чеченских кампаний. Напрямую сотрудничавший с высшим российским генералитетом и федеральными чиновниками самого высокого ранга из тех, кто работал в Чечне. На глазах Бураева плелись властные интриги, назначались наместники, осваивались деньги. Как чеченец и как глава района, Бураев знает о своей республике многое, а значит, и о делах Хож-Ахмеда Нухаева, который также никогда не забывал свою малую родину. Немного зная Бураева, предположу, что у Шамиля хватит мужества и мозгов не болтать следователям лишнего. Но это отнюдь не помешает следствию использовать Шамиля для давления на Нухаева. Предположим, связываются прокурорские с Нухаевым и говорят: “У нас тут Бураев сидит, дает на тебя показания. Сейчас мы эти показания скрепочкой соединим и объявим тебя на весь мир убийцей Политковской”. Главные фигуранты — что Березовский, что Нухаев — недоступны для следствия и при этом достаточно опасны. Что делать с противниками, которых нельзя заковать в наручники. Только играть, только хитрить, только договариваться. И живцом в этой игре, наверное, и выступает Шамиль Бураев. Иначе как объяснить, что этот арестант практически не интересует следствие, но при этом ему каждые два месяца исправно продлевают срок содержания под стражей. Вот сегодня опять продлили. Возникает вопрос. Если Бураев ни в чем не виноват и следствию для интриг с Нухаевым просто нужен какой-нибудь чеченец, то почему выбор пал все-таки на Бураева? Да потому что Бураев был знаком с Рягузовым, уже арестованным совсем по другому делу по обвинению в вымогательстве и превышении должностных полномочий. То есть у прокуратуры под рукой оказался человек, который, чтоб облегчить свою арестантскую участь, может оговорить Бураева. Был бы Рягузов знаком не с Бураевым, а с каким-нибудь Магомедовым, то и сидел бы сейчас Магомедов. Когда уголовное дело расследуется без главного свидетеля (а самым главным и информированным свидетелем в любом преступлении является именно заказчик и организатор), то к этому делу можно прикрутить кого пожелаешь. Подход Гарибяна Возможно, следователи реалистично оценивают свои шансы и понимают, что Нухаева им не достать при любом раскладе. Возможно, поэтому они намерены сделать из него хотя бы союзника. Не посадить, так обезвредить. Чтобы Нухаев при его изощренных мозгах еще кого-нибудь не убил. Возможно, эта игра не понравилась Дмитрию Довгию, и он решил ее разрушить, дав интервью. А может, просто игра закончилась, и прокуратура через газету объявила Нухаеву открытую войну. А сейчас я приведу один факт, который и позволяет мне предполагать, что руководитель следственной группы по убийству Политковской старший следователь по особо важным делам Петр Гарибян ведет некую мутную игру с Хож-Ахмедом Нухаевым. Вот как было дело. В конце июня прошлого года Гарибян вызвал меня на допрос по делу Политковской. К убийству это прямого отношения не имело, речь шла о моей заметке пятилетней давности, когда мы профессионально пересеклись с Анной. Побеседовали с Гарибяном душевно, ни о чем. Протокольчик составили. И вдруг в самом конце беседы Петр Владимирович у меня и спрашивает: — Ты чеченских воров в законе знаешь? Чеченский вор в законе — явление редкое, для чеченцев нетипичное. Да и не силен я в криминальной тематике, но виду не показываю. — Так, — говорю, — более-менее. А вам зачем? — Да вот хочу на одного вора выйти (Гарибян назвал имя), чтобы он меня с Хож-Ахмедом Нухаевым свел. Нухаев же в розыске по убийству Хлебникова. Но вряд ли он его убивал. Я б задал Нухаеву пару вопросов. И снял бы его с розыска. На этом наш разговор и закончился. Позднее я разузнал кое-что про вора, о котором говорил Гарибян. Не имел этот человек выходов на Нухаева, да и вором-то серьезным никогда не был. Видимо, Петр Владимирович меня просто разводил, надеялся, что я, как прожженный журналюга, тут же тисну в “МК” сенсационную заметку о том, что, “по информации источников, в прокуратуре рассматривается вопрос о снятии с розыска Хож-Ахмеда Нухаева”. Для чего это было нужно Гарибяну? Может, хотел через меня дать Нухаеву знак, приглашение к сотрудничеству? Кто знает? Большие люди — большие игры. И вот теперь этот же самый Нухаев возникает на устах Довгого. И совсем в ином качестве. P.S. Вроде я угадал версию, но… Не почивается мне на лаврах. Ворочаюсь, мысли всякие в голову лезут… А вдруг ни Березовский, ни Нухаев Политковскую не убивали? Ведь может такое быть? Просто год назад кому-то из важных лиц в Генеральной прокуратуре попалась в руки моя заметка от 22 марта. Прочитал он ее и сказал: “О, ништяк! Подходящая версия. Возьмем ее за основу!” И выходит, что я пособник, типа Бураева. Надо все-таки подать в суд на пиратов. http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/04/04/society/346957/ Интервью Дмитрия Довгого газете «Известия»: НАЧАЛЬНИК ГЛАВНОГО СЛЕДСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ДМИТРИЙ ДОВГИЙ: "ЧЕЛОВЕКУ ДОЛЖНО БЫТЬ ВЫГОДНО НЕ БРАТЬ ВЗЯТОК" «Скандал с начальником Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре России Дмитрием Довгим не сходит с газетных полос. Подчиненные обвинили его во взятках почти на 3 млн евро. На время, пока выясняется, правда это или навет, Довгий отстранен от работы. "Известия" ни в коей мере не хотят вмешиваться в это расследование. Но за несколько дней до отстранения Довгого наш обозреватель Владимир Перекрест взял интервью у начальника ГСУ. И представлен он был нам как официальное лицо, с которым мы могли поговорить о ходе расследования громких дел, причинах коррупции. О том, каким должен быть настоящий следователь. Сейчас Довгий не доступен и обсудить с ним окончательный текст (как это принято в редакции "Известий") мы не смогли. Но у нас есть диктофонная запись этой беседы. Разумеется, в текст не попали те ее места, которые Довгий снабжал комментарием "только это не для печати, а для вашего понимания". А именно сведения, которые, как нам представляется, могли бы повредить расследованию. "Хороший следователь - это штучный товар" вопрос: Какими делами занимается ваше управление, какие требования предъявляются к его сотрудникам? ответ: Мы расследуем особо сложные дела об убийствах, дела о терроризме, связанные с покушением на большое количество граждан, дела экономической и коррупционной направленности. Сегодня у нас в производстве 133 уголовных дела, по которым арестовано 154 человека. На каждого следователя приходится около 3 уголовных дел. Всего следователей у нас 58, а по штату должно быть 120, постепенно набираем. Хороший следователь - это штучный товар. Ведь работа следователя очень непростая, на нем лежит большая ответственность: надо и не привлечь невиновного и не допустить, чтобы виновный ушел от ответственности. Это кропотливая работа. Если оперативника, как говорится, ноги кормят, то следователя кормят лист бумаги, ручка и его умозаключения. У нас серьезный отбор, претенденты сначала стажируются, их проверяет служба собственной безопасности. Как правило, в последнее время берем следователей, которые длительное время работают у нас в составе следственных групп. Так мы можем их лучше понять, что они собой представляют. Берем сотрудников и из Следственного комитета при МВД. Они очень хорошо расследуют экономические дела. С моей точки зрения, такие дела доказываются гораздо сложнее, чем преступления против личности. Они сложнее с точки зрения доказывания корыстного умысла. В преступные группы вовлечено большее количество людей, они хорошо организованы, больше латентности в этих преступлениях. Я бы сюда отнес и контрабандные дела... Охота на "Китов" продолжается в: Вроде "Трех китов"? о: В том числе. Расследование этого дела продолжается. За рамками той группы, в отношении которой дело направлено в суд, остались, в частности, должностные лица. Мы будем расследовать деятельность таможенных органов. Исследуем тот этап, когда товары поступали на территорию Российской Федерации. Эта часть расследования только началась. К сожалению, группой под руководством следователя Лоскутова никакого расследования в этой части не велось, поэтому сейчас он передает дело другому следователю, Сергею Диптицкому. в: А что будет с Владимиром Лоскутовым? о: Он повышен - назначен заместителем руководителя следственного управления по Ленинградской области. После передачи дела поедет к месту службы. Это может произойти, думаю, в течение двух недель. в: К "мебельному делу", похоже, имеют отношение не только таможенники, но и сотрудники других ведомств - Генпрокуратуры, ФСБ, ФСКН... о: Единственное, что я могу обещать: все обстоятельства, связанные непосредственно с данным делом, будут расследованы в полном объеме. В отношении всех должностных лиц, которые оказывались в той или иной степени причастны, будет решаться вопрос об их уголовной ответственности. Пока не буду обозначать те ведомства, где они работали. в: Вопрос о другом знаменитом деле - "китайской контрабанде". о: По делу привлечено к ответственности свыше 40 человек. Ряд из них находятся в международном розыске. Под стражей содержатся 15 человек. Ни представителей ФСБ, ни представителей ФСКН среди них нет. Окончить дело планируем в июне. Кого прослушивал генерал Бульбов в: Сейчас много говорят о невиновности генерала ФСКН Александра Бульбова, о том, что его арест - это месть за активное участие в раскрытии дела "Трех китов". Вы что скажете по этому поводу? о: Бульбов арестован по своему собственному делу - получение взяток за организацию и проведение незаконного прослушивания телефонных переговоров должностных лиц, коммерсантов и частных лиц. Это дело никак не связано ни с "Тремя китами", ни с китайскими товарами. В силу должностного положения ему приходилось заниматься оперативным сопровождением дел, в том числе и тех, о которых вы говорили. Поэтому сейчас он пытается привлечь внимание общественности, сослаться на то, что привлечение к уголовной ответственности - это месть за якобы его какую-то, скажем так, положительную деятельность по расследованию тех дел. Однако это абсолютно не соответствует действительности. Какой-то весомой роли Бульбова в расследовании тех дел не усматривается. Даже если кто-то и захотел бы отомстить, то там не за что, скажем так. Проще всего с больной головы валить на здоровую. Что именитые фигуранты и пытаются делать. Бульбову предъявлено обвинение по конкретным статьям. Проведение им с использованием служебного положения прослушивания телефонных переговоров и получение за это незаконного денежного вознаграждения в виде взяток, а также продажа этой информации - с нашей точки зрения и с точки зрения закона, это уголовно наказуемое деяние, за которое он, собственно, и привлечен к ответственности. в: А кого конкретно он прослушивал? о: Высокопоставленных должностных лиц - замминистров и других очень серьезных руководителей. В каких целях и как он использовал эту информацию, пока говорить рано. Вообще, это у нас не первое такое дело. Два месяца назад присяжные в Мосгорсуде оправдали работников милиции, которые занимались незаконной прослушкой. Только сейчас стало понятно, что все они сделали с помощью Александра Орлова (бывший советник главы МВД Рушайло, он фигурирует в деле "Трех китов". - "Известия") и Михаила Яныкина (замначальника Управления специальных технических мероприятий ГУВД Москвы. - "Известия"). Приговор обжалован в Верховном суде, и, когда его отменят, будем дальше искать доказательства. Этот бизнес приносит большие доходы тем, кто может прослушивать. Защитники Бульбова, пытаясь опровергнуть следствие, говорят: зачем, мол, ему обращаться в милицию за прослушиванием, если он обладал подобными полномочиями в своем ведомстве? Был смысл. В милиции ежедневно ставятся сотни телефонов на прослушку. Скрыть там три-пять номеров под определенные цели гораздо проще, чем там, где такие оперативные мероприятия наперечет. Дело было поставлено на поток. "Невский экспресс" и другие громкие дела в: Хотелось бы спросить о других громких делах. Например, о подрыве "Невского экспресса". о: Буквально на днях состоялось совещание, посвященное этому делу. Заслушаны наше управление, сотрудники, осуществляющие оперативное сопровождение, - это центральный аппарат ФСБ и МВД и их региональные управления по Новгородской области. Думаю, мы на правильном пути. Из многих первоначальных версий осталась одна - это диверсионно-террористический акт. Задержаны трое уроженцев Ингушетии - братья Сидриевы и Саламбек Завгиев. Люди известные в Ингушетии. C очень большими трудностями их удалось задержать и вывезти за территорию республики. Было активное противодействие следствию - им пытались создавать ложное алиби. К тому же выяснилось, что они причастны к совершению разбойных нападений на владельцев дорогих автомобилей в других регионах. Машины похищались, вывозились в Ингушетию и там продавались. Еще несколько человек в розыске, в том числе и главный подозреваемый. Его ФСБ уже четыре года ловит, на его счету несколько диверсионных актов. в: Эта диверсия была направлена против кого-то конкретно? о: Нет, это был акт устрашения. Хотели показать, что даже в таком, казалось бы, тихом месте, как Новгородская область, даже там взрывают, что добрались и туда. Чтобы люди жили с опаской... в: А как продвигается расследование убийства Анны Политковской? о: Нами установлены участники этого преступления. Связано оно с ее профессиональной деятельностью. Цель - как устранение собственно Политковской, так и подрыв доверия к правоохранительным органам. Организаторы хотели показать, что у нас средь бела дня могут убивать известных людей, что правоохранительные органы якобы не в состоянии раскрывать такие дела. МВД и мы опровергли это. В розыске находится исполнитель, но мы убеждены, что в кратчайшее время его поймаем. А все пособники - кто привозил исполнителя на место преступления, отслеживал ее пути, предоставлял информацию - все эти лица находятся под стражей. в: А кто заказчик? о: Глубочайшее наше убеждение, что это Борис Абрамович Березовский - через Хож-Ахмеда Нухаева. На тот момент ему было выгодно поступить именно так. Убийство связано не с ее статьями, а с ее личностью. Вот она такая яркая, находится в оппозиции к действующей власти, встречалась с Березовским - вот ее и убили. Не верили, что мы так достаточно быстро раскроем это преступление. Вот еще информация по Березовскому. Наше управление возбудило уголовное дело в отношении Березовского по статье 306 часть 3, который совершил заведомо ложный донос в правоохранительные органы Великобритании о том, что якобы на него неоднократно готовились и совершались покушения. Сделал он это с целью незаконного получения политического убежища в этой стране. в: А на кого он доносил? о: Пока без комментариев - на лиц из своего окружения, из тех, кто проживает в Великобритании. О том, что якобы это агенты российских спецслужб. в: Эти люди связаны с делом Литвиненко? о: Часть связана, часть нет. в: А в деле об отравлении Литвиненко есть какие-то сдвиги? о: Расследование продолжается. Но мы можем предъявить обоснованные претензии к нашим зарубежным партнерам, поскольку не выполняются наши отдельные поручения ни в Великобритании, ни в Германии, с которой у нас, в общем, хорошие партнерские отношения. в: А что с делом об убийстве прокурора Саратовской области Григорьева? о: Мы считаем, что преступление раскрыто. Арестованы четверо человек, от исполнителей до организаторов, им предъявлены обвинения. Один из пособников преступления, его фамилия Манбетов, был объявлен в розыск и обнаружен в Пензенской области. Но покончил жизнь самоубийством. Говорят, что он и раньше выказывал суицидальные намерения, но мы проводим проверку, не подтолкнул ли его к этому шагу кто-то из других лиц, имеющих отношение к преступлению. Если говорить о мотивах убийства, то пока можно сказать только, что эти лица были недовольны служебной деятельностью прокурора. Кстати, это очень показательное дело, как и дело об убийстве заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова. Нечасто так бывает, но в этих делах была установлена абсолютно вся цепочка - от исполнителя до заказчика. И практически все задержаны или привлечены к ответственности. Рецепт от коррупции в: Ваше управление занимается и расследованием коррупционных преступлений. В чем трудность таких дел? о: Конечно, арестовывать высокопоставленного человека, например, генерала, без сомнения, тяжело с моральной точки зрения. Человек имеет награды, заслуги перед Родиной. С другой стороны, если лица задержаны с поличным, например, при взятке, то и трудности нет никакой. Таких дел довольно много. в: Есть ли уровень должностей, выше которых вам не дают расследовать? о: Сказать, чтобы кто-то оказывал сильное давление, говорил, что вы того можете привлекать, а этого нет, такого, слава богу, нет. На замминистра финансов Сторчака ведем дело, на начальника департамента ФСКН Бульбова. Какой вам еще выше уровень нужен? в: У вас есть рецепт, как победить коррупцию? о: Я считаю, что должны быть не только запретительные, но и стимулирующие меры антикоррупционного поведения. Человеку должно быть выгодно себя вести антикоррупционно не только из-за страха попасть в тюрьму. Он должен понимать, чего он лишится вообще в жизни. Например, большинство милиционеров у нас получают по 6-8 тысяч рублей. Ну как можно предъявить к такому человеку, которому нужно содержать семью, какие-то требования? Понятно, что с точки зрения закона, когда мы его поймаем за взятку, мы его будем судить, но с моральной точки зрения достаточно трудно сказать ему: что ж ты делаешь? Чего тебе не хватало? Он скажет - чего: мне семью не на что содержать. понимаю, почему за границей коррупции меньше. Например, Литва. Там резко подняли зарплату работникам правоохранительных органов. У рядовых полицейских офицеров она порядка 3 тысяч евро, у высокопоставленных - 5 тысяч. А прожить там замечательнейшим образом можно на 600-800 евро в месяц. Поэтому никто не подумает о взятке. Еще там действует система социальных гарантий. Полицейскому дают беспроцентный кредит на автомобиль, на дом. 20 лет отслужит - ему они автоматически списываются. Я это к тому, что и нам нужны такие стимулы. И мне очень понравилось, кстати, что Дмитрий Анатольевич Медведев тоже про это говорит. Карательные меры в какой-то степени решают проблему, но далеко не в той, в какой она должна решаться. в: Сейчас обсуждается законопроект о том, чтобы высокопоставленных чиновников или работников правоохранительных органов перед назначением на должность проверять на детекторе лжи. Как вы к этому относитесь? о: Детектор - не панацея. Конечно, должно быть психологическое тестирование претендентов на высокие должности в правоохранительных и других контролирующих органах. Надо понимать мотивацию человека, почему он идет на ту или иную должность. А уж какие способы для этого использовать: полиграфы, тесты или другие способы, наверное, на это психологи должны ответить. Ну и важно, кто будет тестировать. Можно любую хорошую вещь загубить, если, например, сам преступник будет проводить тестирование, коррумпирован он или его родственник или нет. О Генпрокуратуре и о себе в: Как у вас строятся отношения с Генпрокуратурой? о: Дело в том, что я был одним из соавторов нововведений в УПК о разделении надзора и следствия (после чего был создан Следственный комитет. - "Известия"). Участвовал в их обсуждении в Госдуме и в Совете федерации. Видел, как нелегко они проходили, как было много споров. Но в итоге пришли к такому мнению, что, конечно, это правильная идея. Я думаю, что, в общем-то, мы находимся в партнерских отношениях с прокуратурой. Есть в Генпрокуратуре Управление по надзору, которое надзирает именно за Главным следственным управлением. Все обвинительные заключения, которые были направлены туда, были утверждены, свыше 40 дел направлены в суды. Это очень большое количество, больше, чем за аналогичный период прошлого года направило Управление по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры. Поэтому, в общем-то, нельзя нас упрекнуть в том, что мы плохо работаем. Конечно, определенные ошибки у нас есть. И когда нам прокуратура на них указывает, мы их исправляем. А когда мы не согласны, то отстаиваем свою точку зрения. Это нормально: где два юриста, там три мнения. Главное, чтобы это не влияло на общие итоги работы. Для нас показатель - направление дел в суд. Поскольку прокуратура все дела, все обвинительные заключения нам утверждает, значит, видно, что, в общем, брака в нашей работе нет. в: Дмитрий Павлович, расскажите о себе. о: Я кандидат юридических наук, стаж правоохранительной работы 20 лет. Работал следователем, шесть лет судьей в Петербурге. Много лет проработал в Минюсте - был замначальника Управления юстиции Ленинградской области. Потом работал шесть лет в Федеральном управлении Минюста по Северо-Западному округу начальником отдела. В Москве с июля 2006 года. Работал вначале в Главном управлении МВД по Центральному федеральному округу начальником отдела, когда Александр Иванович (Бастрыкин, глава Следственного комитета при прокуратуре. - "Известия") его возглавлял. Потом работал его помощником по особым поручениям, когда он был заместителем генерального прокурора. И вот с 7 сентября - в Главном следственном управлении. P.S. Расследование, которое проводится в отношении Дмитрия Довгия, чрезвычайно важно. Его итоги либо подтвердят взятку в 3 млн евро, либо опровергнут. И тогда станет понятно, какими глазами читать это интервью. Владимир Перекрест http://www.izvestia.ru/person/article3114765/"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации