«Гориллы Беляева» и хваленая «немецкая тактика»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Гориллы Беляева» и хваленая «немецкая тактика» FLB: Как белые офицеры спасли Парагвай от боливийско-германской агрессии, но не смогли спасти свою Родину от «большевизма»

" Боливийский сценарий В 30-х годах русские генералы воевали с немцами в Южной Америке «Бытует мнение, что в XX веке русские и немцы выясняли отношения на поле боя дважды – в ходе Первой и Второй мировых войн. Это не совсем так, была ещё и третья война, в которой четвертьмиллионной армии под командованием германского генерала противостояло 150-тысячное боевое соединение, которым руководили русские военачальники . Об этой войне у нас известно немногое, по той причине, что происходила она… в Латинской Америке. В историю эта война вошла под названием Чакской, длилась она три года и до сих пор считается самой кровопролитной войной на южноамериканском континенте. За обладание областью Гран-Чако в смертельной схватке сошлись Боливия и Парагвай. А победили в войне русские , точнее, парагвайцы, правда, мирный договор между этими странами был подписан лишь более чем 70 лет спустя. Корреспондент «Нашей Версии» разбирался в перипетиях этой неизвестной у нас войны, в которой решающую роль сыграли наши бывшие соотечественники. В январе 1957 года столица Парагвая Асунсьон на три дня погрузилась в траур. В колонном зале генерального штаба возвышался гроб с телом национального героя страны. В почётном карауле стояли первые лица государства. Когда похоронная процессия вышла на улицы, за гробом двинулись тысячи индейцев, распевавших «Отче наш» в переводе покойного и осенявших себя православным крестным знамением. Ни до ни после не видел Асунсьон таких похорон. В последний путь провожали русского генерала Ивана Беляева – человека, выигравшего для Парагвая самую важную войну в его современной истории. Хоронили почётного гражданина Парагвая, почётного администратора индейских колоний и бывшего главу Генштаба этой страны. Вместе с другим русским генералом, Николаем Эрном, Беляев не только планировал все крупнейшие сражения Чакской войны, но ещё и лично участвовал в боевых операциях . Чтобы понять, каким уважением пользовались Беляев, Эрн и другие русские военачальники в Парагвае, достаточно сказать, что к концу Чакской войны каждому из них платили жалованье, втрое превосходящее то, что получал парагвайский военный в аналогичном звании и чине. Что и говорить, заслужили. К лету 1932 года в армии Парагвая служило порядка 80 офицеров и генералов, эмигрировавших из России. К концу войны их было уже 104 человека – подтянулись бывшие сослуживцы, ранее осевшие во Франции и Югославии. Трое русских были начальниками штабов армий, один командовал дивизией, а ещё двенадцать – полками. Отдел картографии Генерального штаба возглавлял ещё один наш бывший соотечественник, Николай Гольдшмидт, его именем подписаны все полевые карты парагвайских войск. Всего же в парагвайской армии служило около 80 русских офицеров, из них 2 генерала, 8 полковников, 4 подполковника, 13 майоров и 23 капитана. Историк и исследователь Чакской войны Евгений Киселёв писал: «Можно с уверенностью сказать, что только участие русских офицеров смогло превратить десятки тысяч мобилизованных парагвайских крестьян в настоящую армию, способную защитить свою страну. Парагвайцы не остались неблагодарными. Со времён Чакской войны и до сих пор русская община занимает важное место в жизни страны, в честь отличившихся русских офицеров названы многие улицы Асунсьона и даже целые населённые пункты». В соседней Боливии костяк армии, напротив, составляли офицеры и генералы германского происхождения. Во главе армии стоял генерал Ганс Кундт, мятежник, один из соорганизаторов так называемого Капповского путча, устроенного германским генералитетом против правительства Веймарской республики . Путч провалился, и Кундт бежал в Боливию, где он в своё время руководил германской военной миссией. Боливийскую армию Кундт выстроил по германскому образу и подобию, а на ключевые должности генерал пригласил своих друзей-путчистов, среди которых был и подполковник Эрнст Рём, будущий руководитель штурмовых отрядов национал-социалистов, известных под аббревиатурой СА . Генеральным штабом боливийской армии командовал немецкий генерал фон Клюг. Исход Чакской войны не только изменил территориальные очертания Парагвая. Почти 20-летие спустя после её окончания к власти в стране пришёл генерал немецкого происхождения Альфредо Стрёсснер, прошедший Чакскую войну в артиллерийском полку под командованием полковника Александра Андреева. Несмотря на то что Стрёсснер был сыном баварского переселенца, до конца жизни он оставался убеждённым русофилом . За 34 года, которые он правил страной, в правительстве он всегда находил места для граждан русского происхождения, предпочитая их всем остальным (крестника своего командира полковника Андреева, Игоря Флейшера, он назначил замминистра промышленности). Исследователь Чакской войны Евгений Киселёв пишет: « Стрёсснер стал убеждённым антикоммунистом и столь же искренним другом русских эмигрантов – в годы его крайне сурового правления парагвайские русские чувствовали себя в безопасности и продолжали играть немалую роль в жизни страны . А сам диктатор со всей свитой приходил на похороны своих русских сослуживцев, задерживаясь на них намного дольше, чем этого требовал протокол». Но вернёмся к неизвестной войне. Начала её Боливия, и начала успешно: 15 июня 1932 года боливийские войска захватили парагвайский город Питиантута. Парагвайские части вынуждены были отступить перед численно превосходящими их силами противника в более укреплённые районы страны практически без боёв. Соотношение сил у боливийцев и парагвайцев было примерно два к одному. Но боливийская армия была намного лучше оснащена, значительную помощь ей оказывали богатые американские нефтепромышленники . Поначалу Беляева критиковали за то, что он сдаёт позиции одну за другой, но русский генерал, хорошо изучивший прямолинейность тактики своего немецкого коллеги, а также неплохо помнивший приёмы германской армии на полях Первой мировой войны, сделал ставку на оборону. И не прогадал. Беляев широко применял тактику укреплённых пунктов и диверсионных отрядов, которые формировались из местных жителей. «Гориллы Беляева» появлялись стремительно, буквально из ниоткуда, жалили боливийцев и исчезали бесследно. Большинство «горилл» были этническими индейцами – они хорошо знали Беляева, который в конце 20-х годов исследовал территорию Чако-Бореаль в ходе 13 этнографических экспедиций . Беляев изучал быт, культуру, языки и религии местных индейцев, составил первые словари местных языков. Доверяли ему индейцы безгранично. Пока партизаны истощали наступавших боливийцев, Беляев и Эрн создавали укрепрайоны, оснащённые по последнему слову военной техники и окружённые минными полями и колючей проволокой. Время от времени парагвайцы совершали вылазки против лобовых атак, предпринимаемых генералом Кундтом. Боливийской армии не помогли даже танки – парагвайцы уничтожали их гранатами из засад. Партизаны действовали настолько эффективно, что боливийцам пришлось снабжать свои отдалённые гарнизоны по воздуху. Для этого Боливия приобрела у Германии четыре транспортных самолёта Ю-52, а американцы, поддерживавшие боливийскую армию, подарили Кундту ещё два самолёта. В ноябре 1933 года генерала Кундта отправили в отставку. Последовала кадровая чехарда, и во главе боливийской армии оказался другой немецкий генерал чешского происхождения – Ганс Плачек. Но кадровые перестановки не принесли боливийцам ничего хорошего. Армия Боливии несла огромные потери, в то время как потери Парагвая были меньше примерно вполовину. В Ла-Пасе последовал военный переворот, президент Саламанка был смещён военными под руководством генерала Кинтанильи. В ноябре 1934 года боливийская армия начала наступление на Эль-Кармен, но парагвайцы его отразили и перешли в контрнаступление. Тактика генерала Беляева полностью себя оправдала: «накачавшая мускулы» за время партизанской войны армия Парагвая наносила боливийцам сокрушительные удары. В конце марта следующего года боевые действия шли уже в Боливии. В мае боливийская армия была наголову разбита, и генерал Кинтанилья обратился в Лигу Наций с просьбой о посредничестве в заключении мирного договора. 11 июня 1935 года было подписано соглашение о прекращении огня. К тому времени Боливия потеряла убитыми 89 тыс. солдат, Парагвай – 40 тысяч. А главный курьёз заключался в том, что в парагвайском плену оказалась почти вся боливийская армия – 300 тыс. человек . Парагвай отторг у Боливии почти всю спорную территорию. Долгое время итоги войны в Ла-Пасе признавать не желали, и лишь три года назад президенты Боливии и Парагвая Эво Моралес и Фернандо Луго подписали договор об окончательном урегулировании государственной границы в Чакской области. Генерал Беляев стал генеральным администратором индейских колоний. После того как Германия напала на Советский Союз, он публично поддержал Сталина и сожалел, что не может вернуться на Родину – к тому времени генералу исполнилось 66 лет. Боевой товарищ Беляева генерал Эрн, напротив, считал, что Гитлер освободит Россию от большевизма, и всячески поддерживал Русский общевоинский союз (РОВС), объединявший участников белого движения и их потомков . Почти до конца своих дней – а умер Эрн в 92-летнем возрасте – он преподавал в Военной академии в Асунсьоне». Георгий Филин, «Версия»"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации