«Город без наркотиков» остался без наркоманов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Город без наркотиков» остался без наркоманов FLB: Евгений Ройзман ждет штурма с минуты на минуту и обещает массовые выступления против милицейского беспредела

"«Ночью сотрудники силовых ведомств пытались «штурмовать» помещения фонда «Город без наркотиков» и задержали пациентов одного из реабилитационных центров с целью добиться показаний на руководство фонда», сообщил в своем блоге глава фонда Евгений Ройзман. «Возле реабилитационного центра выставлен уазик с вооруженными людьми. Двенадцать оперов проходят инструктаж. Похоже, сейчас попытаются взять Белоярку (один из реабилитационных центров фонда)», – написал ночью roizman. «Из-за действий сотрудников силовых ведомств Ройзману пришлось прекратить реабилитацию порядка 60 наркозависимых пациентов в женском и мужском центрах. Они покинули реабилитационные отделения. Многих пациентов тут же задержали полицейские, для того чтобы они дали показания против фонда, - сообщает сегодня Газета.Ру. «Целую «Газель» с нашими реабилитантами увезли в отдел по борьбе с оргпреступностью на Основинскую. Пытаются получить совершенно дикие показания. Типа, что Ройзман собирается устроить экстремистские выступления против ГУВД», – написал roizman. Позже руководитель пресс-службы главного управления МВД по Свердловской области Валерий Горелых сообщил, что сотрудники силовых и контролирующих органов проводят «обычные проверочные мероприятия» в реабилитационных центрах «Города без наркотиков» . «Там ведутся не обыски, а обычные проверочные мероприятия, все в рамках законодательства. Никто из проверяющих ни на шаг не преступил закона», – сказал Горелых. Он отметил, что никаких силовых действий в реабилитационных центрах не проводилось. «Никакого «очередного штурма» сотрудники правоохранительных органов не проводили, это очередной самопиар Ройзмана, он твердит про штурмы уже неделю. Но если бы силовикам была поставлена задача провести операцию, полицейские бы стали неделю раздумывать? Ее бы провели за минуты» , – добавил представитель областного главка. Он также отметил, что об итогах проверок в фонде говорить еще рано, так как они не закончены. Причина проверок пока также не уточняется. Проверки в помещениях фонда «Город без наркотиков» начались во вторник, после смерти одной из пациенток. В прокуратуре сообщили, что подразделение полиции города Березовского Свердловской области возбудило уголовное дело по заявлению одного из реабилитантов фонда «Город без наркотиков». Дело возбуждено по части 2 статьи 116 УК «Нанесение побоев из хулиганских побуждений» . Расследование дела взято на особый контроль в прокуратуре области». Как писал 20 июня «Коммерсант», «после вчерашних обысков в реабилитационных центрах екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» его президент Евгений Ройзман заявил о намерении провести массовый митинг против беспредела силовых структур . В правоохранительных органах пока воздерживаются комментировать ситуацию вокруг «Города без наркотиков». Конфликт между руководством фонда «Город без наркотиков» и правоохранительными органами обострился во вторник. Поводом послужили обыски, проведенные сотрудниками ГУ МВД по Свердловской области и областной прокуратурой, в мужском и детском реабилитационных центрах фонда. Как пояснили в силовых структурах, проверка касалась смерти 29-летней Татьяны Казанцевой, которая была доставлена в больницу из женского реабилитационного центра фонда 17 июня . Женщина, по данным правоохранительных органов, добровольно согласилась на реабилитацию. Причиной смерти экспертиза назвала острый бактериальный менингоэнцефалит (гнойный менингит). Вчера вечером следственная бригада с представителем прокуратуры попыталась попасть на территорию женского центра. Как пояснил “Ъ” вице-президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Маленкин, сотрудники полиции не смогли предъявить необходимых документов для проведения обысков . «В результате на место к вечеру были вызваны два микроавтобуса с СОБРом, но силового захвата не произошло. Пациентки центра, которые сейчас готовятся к своему выпускному, станцевали и спели для спецслужб песню группы “Юта” на стихи Евгения Ройзмана “Жили-были” — и штурма не состоялось»,— отметил господин Маленкин. По его словам, руководство фонда не препятствовало силовым структурам. «Без разрешения владельца они не имеют права зайти. Но лично я приглашал их как своих гостей, а не как должностных лиц, зайти в дом и посмотреть, как у нас все устроено. Но они отказались» ,— пояснил господин Маленкин. Президент фонда Евгений Ройзман сегодня заявил, что рассматривает вопрос о проведении «масштабных акций протеста против произвола силовиков». «Собираем сторонников. Малейшая провокация со стороны прокуратуры и полиции в отношении фонда — выведем людей на улицы. Поверьте, что митинг против произвола и коррупции в правоохранительных органах соберет огромное количество народу в Екатеринбурге и будет поддержан по всей стране »,— отметил он в своем блоге. Напомним, что вчера господин Ройзман связывал оперативные мероприятия с «личными амбициями» заместителя генпрокурора РФ в Уральском федеральном округе Юрия Пономарева, которому якобы нужны «громкие дела» (именно по инициативе господина Пономарева была организована прокурорская проверка фонда)». Евгений Ройзман – заметная общественная величина. На своем родном Урале он борется с наркоторговцами и пытается излечивать наркозависимых в реабилитационных центрах фонда. И в том и в другом случае, методами далекими от общепринятых. Не менее известны и его попытки прорваться в «большую политику», довольно жестко остановленные Москвой. В последний раз он попытался сделать это в компании с «куршевельским» олигархом Михаилом Прохоровым. В сентябре 2011 года Агентство федеральных расследований FLB сообщало в публикации «Все еще только начинается...»: «Известный общественный деятель, борец с наркоторговлей Евгений Ройзман рассказал в своем блоге о давлении со стороны президентской администрации. "Позвонил вчера старый товарищ, серьезный человек, который вхож и в Кремль, и в Правительство, и говорит: - Там по поводу тебя огромное напряжение. Не видят они тебя в Госдуме, а через Прохорова давить не могут, потому что он сказал, что вместе уйдете, - и слово сдержит. Поэтому они начнут действовать через тебя. Тебе что, так принципиально важно получить мандат депутата Государственной Думы?... И я вдруг понял, что с этого момента мне стало принципиально важно! И товарищ мой, человек мудрый, говорит: - Ты послушай, подумай, может, какие-то варианты для себя увидишь, может, они что предложат. Они готовы разговаривать. Подумай, что тебе надо. А я быстро подумал и понял, что мне вообще ничего не надо. И просить я ничего не буду. Ну, разве, чтоб всех политзаключенных отпустили... И вечером звонок. Серьезный чиновник. Я спрашиваю: - Вы по просьбе? - Нет, отвечает - по приказу. Приехал я. Очень доброжелательно встретил. Обо всем поговорил. Потом вздохнул: - Не надо бы Вам в Думу... - С чего вдруг, вроде все согласовано?.. - Было. А сейчас... Он замолчал и нарисовал пальцем на столе жирный крест. - А кто решение принимал, спрашиваю? Он посмотрел на меня и показал глазами портрет на стене. Вот, ни хрена себе, думаю, чем же это мог так насолить маленький и скромный Евгений Вадимович великому и могучему Дмитрию Анатольевичу!? Не буду долго расписывать - попросили меня забыть про Государственную Думу, поработать в Областной, заверили меня в дружбе и совершенном уважении. Я заскучал, потому, что это для меня не переговорщик. Слушаю я все это исключительно из вежливости, тем более, меня это ни к чему не обязывает. И в ответ сказал, что если начальник чиновника захочет со мной поговорить, я готов встретиться и выслушать. А потом раздался еще один звонок. Также вежливо и настойчиво, но в других словах. Выслушал. А потом позвонил еще более серьезный человек, которому я не могу отказать и предложил встретиться. Поеду встречусь, выслушаю. На мой взгляд, вся активность связана только с тем, что мы начинаем набирать. Если бы это было не так, про меня бы давно уже все забыли. Та же самая ситуация была у меня в 2007 году. Тогда давили на меня - и губернатор, и администрация Президента, и все остальные. Но я уперся. Тогда они не стали мучиться, взяли за ухо Миронова и он тут же скуксился. И послушно убрал меня из списка. Стыдно ему было, извинялся даже . Но Прохоров - не Миронов. Масштабы разные. Я разговаривал с Михаилом по телефону, он говорит: - Ты давай там, держись! А чего держаться-то, еще ничего не началось! - Главное - ты держись. Желаю удачи! Жму руку. Е. Ройзман». В ноябре 2003 года Агентство федеральных расследований FLB рассказало в публикации «Концлагерь назывался «Город без наркотиков»?» о том, как, собственно, возник фонд «Город без наркотиков». В частности, в публикации говорилось: «четыре года в Екатеринбурге при правительстве Свердловской области действовала общественная организация, которая, как утверждают екатеринбуржцы, насиловала, пытала, грабила и убивала людей. Четыре года назад СМИ рассказали странную историю. Три друга - поэт и ювелир с уголовным прошлым Евгений Ройзман, бизнесмен Игорь Варов и бывший наркоман Андрей Кабанов - объявили в Екатеринбурге войну наркотикам. Сказали: «Это наш город. Мы не дадим здесь торговать» («Братки вышибают «дурь» с родины Ельцина», «КП» от 2.11.99). Возможности у троицы были. «По щелчку» друзей в Цыганский поселок Екатеринбурга (где торговали практически открыто: наркоманы стояли за героином в очередь, а на воротах висели таблички: «есть» или «нет») приехали пятьсот могучих парней из ОПС «Уралмаш». («Уралмаш» - легендарное организованное преступное сообщество, в начале 90-х подмявшее под себя Свердловск. Но в 99-м году зарегистрировался другой ОПС - общественно-политический союз «Уралмаш». То, что некоторые его члены ранее находились в розыске по делам первого «Уралмаша», служило неиссякаемым источником глумления для журналистов) . «Уралмашевцы» стояли посреди поселка и жмурились на солнце. Открытая торговля немедленно прекратилась. Одновременно троица активистов установила пейджер, на который жители города стали сбрасывать места торговли. «...«уралмашевские» пацаны пошли по адресам, увещевая наркоторговцев... с той же проникновенностью, с которой они когда-то объясняли владельцам ларьков, почему те нуждаются в «крыше». Количество барыг, обращавшихся в травмпункты со сломанными конечностями, резко возросло» («Совершенно секретно», № 7 от 2000 года, статья «Вещдок на продажу. Три авторитета решили извести наркоторговлю в Екатеринбурге и объявили войну ментам», цитируем по сайту latynina.by.ru). В подвале офиса «три авторитета» приковали за руку попросившего помочь ему «переломаться» наркомана Антона. ...Свою инициативу Ройзман, Варов и Кабанов назвали фонд «Город без наркотиков». Они объявили, что наркотой торгуют потому, что милиция с этим не борется (доказательство - скрытая съемка берущего взятку мента). Теперь, заявили фондовцы, «Город без наркотиков» будет бороться с наркотой вместо милиции. И даже так: будет бороться и с наркотой, и с милицией. Всю проблему умная троица обещала решить за год; когда журналисты спрашивали активистов, на кой ляд им это надо, парни пускали скупую мужскую слезу: «По этим улицам ходят наши дети». Люди, отважившиеся подняться против вселенского зла, вызывали уважение, однако большинство журналистов решили, что фонд есть предвыборный трюк ОПС «Уралмаш»: его лидер Александр Хабаров активно светился со «святой» троицей и баллотировался в Госдуму. А потом выборы прошли. А «Город без наркотиков» остался. С тех пор редкая газета не писала о фонде три - пять раз. Сотни публикаций. Сотни часов эфира на ТВ («Взгляд», «Времена», «Основной инстинкт»)... Несколько фильмов (в том числе западных). О том, что фондовцы есть представители оргпреступности, журналисты писали напрямую. И даже впрямую называли группировки: Ройзман - с «Уралмаша», Варов - из некогда враждебной «Уралмашу» ОПГ «Центр», Дюша (бывшего наркомана Кабанова все зовут по кличке) - «синяк» (ОПГ «Синие»). Расклад по группировкам, если верить печатному слову, озвучивал сам Ройзман («Лечилово», «Коммерсант-Власть» за 9.10.99). Он же, светясь от счастья, рассказывал автору «Совсекретно» о том, как однажды они с Варовым гнались за «крышующим» барыгу милиционером: «Ты представляешь, а? Мы, уголовники, гонимся за опером, а он от нас удирает задним ходом!» СОБСТВЕННО, ПОТОМУ МЫ О НИХ И ПИСАЛИ. Нам, столичным журналистам, казалось: то, что в Екатеринбурге за барыгами и милиционерами гоняются уголовники - чрезвычайно весело. Такая, как выразился «Совсек», «карнавальная история»: «vodka, troika и ОПС «Уралмаш». Весело было только в Москве. Евгений Ройзман (по крайней мере так утверждает он сам) передал отснятый на милицию компромат губернатору Росселю; «Город без наркотиков» ввели в Межведомственную комиссию по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту при администрации Свердловской области (ее, на минуточку, возглавляет вице-премьер правительства Спектор). Фонд въехал в двухэтажный особняк в центре Екатеринбурга. На фасаде повесили вывеску «Правительство Свердловской области» . Милиция (по понятным причинам пытавшаяся устранить самозванцев), получила: во-первых, выволочку; во-вторых, жесткое указание с фондом работать. И началось то, что историки и исследователи из НИИ МВД, вероятно, когда-нибудь назовут Великой Свердловской Правоохранительной Аномалией. У меня в руках - бюллетени «Города без наркотиков» (хроника деятельности фонда ежемесячно выкладывалась на сайте www.nobf.ru в Интернете и издавалась в виде брошюр; «тетрадки» доставлялись в органы власти, суды и свердловскую областную библиотеку имени Белинского). Велась хроника фонда от лица президента - Ройзмана. Читайте. «17 сентября... Нашли бородатого, как Карл Маркс, цыгана Панаркина Василия... (кличка у него Вася Луноходов). Дали ему деньги на 5 граммов, проследили, что он пошел в дом № 65 по улице Колхозной. Выйдя оттуда, он передал Хате героин и тут же был повязан... Этот 50-летний «бегунок»-торговец так перетрусил во время задержания, что навалил полные штаны (как назло в нашей машине). Вот моду себе взяли, скунсы противные. Наркотиками торговать не боялись» (бюллетень за сентябрь 2002 года). Не сомневайтесь: именно это читали власти и свердловская библиотека. Во фривольной форме здесь описана совместная фондовская и милицейская операция - контрольная закупка. Луноходов не знал, что давший ему деньги Хата работает с операми; теперь он будет сидеть в тюрьме. В каждом из бюллетеней задержаний - десятки. В одном из них - простая констатация факта: «Из двадцати двух задержанных в этом месяце наркоторговцев девятнадцать задержаны с участием фонда» . Было так. Вначале поставленная в интересную позу милиция плевалась: «Нам?! Работать с ЭТИМИ?!» Но фонд (учредители Ройзман и Варов - богатые люди) стал выделять нищим ОБНОНам машины (ездить на задержания), бензин, деньги для контрольных закупок. Милиционеры стали возмущаться тише . К началу 2001 года механизм работы отладился полностью. Фонд выбирал барыгу (пейджер). Фонд находил наркомана, согласного совершить закупку. Выделял понятых (дефицит штатских, которых можно взять на операцию - вечная боль органов); предоставлял меченые деньги. И наконец, когда операция бывала полностью готова, фонд приглашал сотрудника ОБНОНа. «Сотрудничество фонда с екатеринбургскими стражами порядка, - написали «Известия» («Сопротивление муравейника», 13.08.03), - строится по тому же принципу, что и у Шерлока Холмса с инспектором Скотленд-Ярда Лестрейдом. От милиционера требуется лишь прийти на задержание и взмахнуть корочкой». ...«Але, Федор Михайлович. Ет Леха вам звонит (фрагмент бюллетеня за июнь 2002 года: лучший сотрудник фонда Леха по телефону уговаривает начальника ОБНОНа Верх-Исетского РУВД Екатеринбурга Федора Загнибороду поехать провести контрольную закупку. - Авт.). Поехали сработаем? Федор Михайлович, ну поехали приделаем цыган - тебе орден дадут. Что, говоришь, выговор влепят? Да ладно, мы тебя отмажем. Что, жену не видел 2 дня? Да ладно, купим мы тебе резиновую бабу. Да есть у нас закупщик, и деньги есть, и рации... Федор Михайлович, да кого ты боишься? Федор Михайлович, ты будешь работать или нет? Федор Михайлович, скажи мне, кто тебя обидел?» И так минут по сорок». Потом Леха клал трубку и сообщал товарищам: «Уф, редкий замудонец. Поехали, я договорился». На оперативках президент фонда стыдил ленившихся сотрудников: «Вы не менты!» По данным ГУ МВД по Уральскому округу, только в 2002 году фонд и милиция совместно задерживали преступников 327 раз . Вернемся к бюллетеню. «Кроме того, мы помогали судам собирать свидетелей. Обеспечивали явку. Возили следователей на очные ставки. Предоставляли транспорт и технику. Давали закупочные деньги. Делились добытой информацией» . Что еще? Предоставляли переводчиков на процессы. Еще? Участвовали в них. Еще? Писали жалобы. «Наркоторговке такой-то (имя пропускаю. - Авт.) судья сякой-то дал семь лет. Мы написали жалобу: считаем, что это слишком мало». Перечислить, какие службы фонд подменил здесь? Судебных приставов, прокуратуры... Что характерно: после жалоб фонда приговоры отменяли. Если же не отменяли, фонд писал примерно так: «Судья Воронов отпустил Лиду... Судья Воронов не мог не знать, кто такая Лида... ...он понимал, что она сбежит... Теперь вся банда в сборе. Оптовик Асиф Аюб Оглы... сама Лида... и примкнувший к ним говнюк судья Воронов. Хотя причислить судью Воронова к говнюкам - говнюков обидеть...» (бюллетень за июль 2003 года). Когда ход процесса особенно не нравился, Ройзман в суде плевался. Но особенно ярко «Город без наркотиков» выполнял функции милицейского УСБ: «мочил» предателей в погонах. Каких только гадостей Ройзман и компания не выкладывали на сайт. Милиционер, застигнутый без трусов на квартире известной наркоторговки (той самой Лиды; опер был вынужден уволиться). Все - с должностями и фамилиями... В общем, «Город без наркотиков» оказывал мощную помощь правоохранительной системе. А главное, фонд... научился лечить наркоманию. «Наркоман - это чухан, - проповедовали Ройзман, Варов и Кабанов. - Скотина. Его не надо лечить. Потому что наркомания - не болезнь». Идея была: если наркомана год продержать в стерильном состоянии, мозги его придут в норму, и человек перестанет колоться. Главное - заставить «скотину» переломаться. Первого - Антона - «ломали» в подвале; сердобольный Варов белой рукой с брильянтовым перстнем пихал болеутоляющее в слюнявый наркоманский рот. Потом несчастные родители повалили валом. «Скотин» везли в багажниках, вели на цепях . Фондовцы сняли заброшенный дом; поставили шконки в два этажа и втиснули пятьдесят реабилитируемых (на каждого наручники). Кормили хлебом и водой (чтобы в голове только - «вот бы пожрать»). Через месяц - трудотерапия. С точки зрения медицины метод был странным: ну избавился человек от физической зависимости. Психическая-то никуда не делась. И потому, когда фондовцы объявили, что колоться у них перестают 85 (иногда они говорили 80) процентов... Небо рухнуло на землю. Таких цифр не было НИГДЕ В МИРЕ. Считали, что они невозможны. В фонд встала очередь; в ногах у Ройзмана валялись родители из Госдумы, МВД... Пара десятков вылечившихся «пациентов» остались в фонде «операми»; это они ездили на закупки и сажали наркобарыг . Надеюсь, теперь понятно, почему Ройзману прощалось даже плевание. Фонд был обласкан; Евгений Ройзман стал советником губернатора, по некоторым данным, посещал заседания Совета безопасности области. Ройзмана приглашали делиться опытом в МВД. Восемьдесят процентов опрошенных одним телеканалом женщин сказали, что хотят иметь от Ройзмана ребенка . Делегации в РЦ (теперь центров было уже три) шли не останавливаясь. Уполномоченные по правам человека, врач Назаралиев, в июле 2003 года - Людмила Нарусова... Журналисты, описывая екатеринбургское чудо, называли фондовцев «Робин Гудами». Некоторые даже стали ставить вопрос: не являются ли выходцы из «теневой» среды здоровой движущей силой всего государства. Ведь не воруют (уже богаты) и живут честно (по понятиям)... И вдруг среди ясного неба грянул гром. 15 августа этого года отряд СОБРа вынес ворота женского реабилитационного центра (частный дом на окраине города), вроде как проверяя сигнал о грузящих мешки кавказцах . Реабилитируемые наркоманки, вчера сладко улыбавшиеся Нарусовой, разрыдались и сказали, что в реабилитационном центре их мучают, истязают и бьют . «Я ненавижу вас, подлые наркоторговцы... Вы изнасиловали мою страну. Я ненавижу вас, проклятые! Я обещаю вам, что все вы будете сосать на том свете. И на этом тоже!» (Крик души Евгения Ройзмана из бюллетеня фонда «Город без наркотиков» за февраль 2003 года.)»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации