«Дело прокурорских казино» закрыто

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дата материала: origindate::2014/01/15

Казино

Громкое дело прокуроров, крышевавших игорный бизнес в Подмосковье, закрыто по амнистии. Уголовное преследование подозреваемых и обвиняемых прекращено. И это несмотря на то, что само преступление все же имело место.

Генпрокуратура, как ожидается, отменит закрытие дела по амнистии, но вовсе не для того, чтобы способствовать наказанию своих нечистоплотных подчиненных. Прокуроры уверены, что состава преступления в деле нет, и закрывать его надо по иной, реабилитирующей, статье. Следственный комитет РФ прекратил уголовное дело в отношении шестерых организаторов подпольного игорного бизнеса, который крышевали руководящие сотрудники Мособлпрокуратуры.

Причина простая: оказывается, осенью 2013 года Иван Назаров и Марат Мамыев, их помощница Алла Гусева и координаторы деятельности подпольных казино Иван Волков, Владимир Хуснутдинов и Владимир Наумкин подписали протоколы об окончании ознакомления с материалами расследования и одновременно подали заявления, в которых просили применить к ним акт амнистии. Накануне Нового года СК РФ удовлетворил прошение обвиняемых, после чего их уголовное преследование было прекращено, в связи с применением к ним акта амнистии, а дело закрыто.

СК РФ направил все материалы на утверждение в Генпрокуратуру, где они сейчас и находятся. Надзорное ведомство имеет возможности отменить постановление о прекращении уголовного преследования, поскольку там полагают, что закрывать дело надо не в связи с применением к обвиняемым акта амнистии, а за отсутствием в их деяниях состава преступления. Тем более, ранее суды признали незаконными арест Назарова и его компаньонов, проведенные еще в самом начале расследования.

По данным Следственного комитет РФ, с лета 2009 года по начало 2011 года доход от деятельности 18 нелегальных игровых залов в 15 городах составил 770 млн. рублей. Согласно показаниям бизнесмена Ивана Назарова, часть полученных от деятельности казино денег уходила на повседневные нужды, а 80% оставшейся выручки шли прокурорам, прикрывавшим подпольный бизнес. Сотрудница Назарова Алла Гусева, считает следствие, занималась обеспечением всяких прихотей прокуроров: организацией их массовых поездок на отдых за рубеж, ремонтом квартир и коттеджей, покупкой дорогой мебели, поиском ветеринаров для редких животных и т.д.

В ответ сотрудники правоохранительных органов предупреждали Назарова и его подчиненных о предстоящих операциях по борьбе с нелегальными казино. Если же они все-таки проходили в заведениях бизнесмена, покровители хлопотали, чтобы изъятые автоматы были возвращены назад. Также структурам Назарова передавали автоматы, изъятые у конкурентов.

Задержанные зимой 2011 года Назаров, Мамыев и Гусева вначале отказались давать показания. Через некоторое время, тем не менее, они начали сотрудничать со следствием и заключили сделки с правосудием. В рамках этих соглашений Назаров и Ко рассказали обо всех случаях передачи денег сотрудникам правоохранительных органов. Как лица, добровольно сообщившие о даче взяток, они были освобождены от уголовной ответственности за данное преступление. Расследование дела об организации подпольных казино было закончено еще в декабре 2011 года, однако следователи никак не ограничивали обвиняемых в сроках ознакомления с материалами. СК РФ хотел вначале попытаться довести до суда дела в отношении бывших прокуроров, в первую очередь – бывшего заместителя прокурора Подмосковья Александра Игнатенко. Однако, Генпрокуратура отказалась утверждать обвинительные заключения по делам в отношении своих бывших сотрудников.

Генеральная прокуратура с самого начала усиленно противостояла каждому шагу Следственного комитета по этому делу. В итоге осенью 2012 года аресты ключевых фигурантов «игорного дела прокуроров», как оно называлось в прессе, были признаны незаконными. А в декабре того же года из полутора десятков обвиняемых под стражей в российских СИЗО не осталось ни одного человека. Последним арестантом числился бывший первый зампрокурора Подмосковья Александр Игнатенко, пойманный в Польше, но через пять месяцев после экстрадиции в Россию также отпущенный на свободу.

На сегодняшний день в производстве Следственного комитета России остается еще три дела, не побывавших на утверждении в Генпрокуратуре. Это общее дело в отношении прокуроров-крышевателей, в котором не осталось обвиняемых, а также дела в отношении прокурора подмосковного города Озеры Анатолия Дрока и бывшего начальника управления Мособлпрокуратуры по надзору за следствием Дмитрия Урумова. Источники агентства полагают, что шансы дойти до суда есть только у последнего дела.

{{#arraymap:Коррупция, Силовики|,|x| | }}