«Доверчивость» Сердюкова оценили в три миллиарда. Земли Минобороны отчуждались под честное слово Васильевой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Евгения Васильева

Механизм отчуждения имущества в Министерстве обороны сплошь и рядом регулировался не законодательными актами, а личными, доверительными отношениями между министром и его сотрудниками. Уровень "личного фактора" был столь высок, что перед ним не могли устоять даже чиновники правового управления (ГПУ) военного ведомства, которые, собственно, и должны были следить за соответствием законодательству ведомственной документации. Так, бывший руководитель управления Марина Балакирева на вчерашнем допросе в пресненском районном суде показала, что ей пришлось завизироватть неполный пакет документов об отчуждении участка Пересыпь на Азовском море по настоятельной просьбе главной обвиняемой в деле "Оборонсервиса" Евгении Васильевой.Как пояснила госпожа Балакирева, она руководствовалась тем, что бывший глава оборонного ведомства "Анатолий Сердюков очень уважал и ценил профессионализм Евгении Васильевой".

Как сообщает "Ъ", Пресненский райсуд Москвы вчера начал допрашивать свидетелей обвинения по делу о хищениях средств и имущества Минобороны через структуры ОАО "Оборонсервис". Первой по эпизоду, связанному с продажей элитного коттеджного поселка Пересыпь в Темрюкском районе Краснодара, была допрошена бывшая руководитель ГПУ Минобороны Марина Балакирева. Напомним, что по данному эпизоду бывшей главе департамента имущественных отношений Минобороны Евгении Васильевой инкриминируется превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). В строительство особняков, пирса для яхт и вертолетной площадки военное ведомство вложило около 300 млн руб., а коммерсанты получили его за 92 млн руб. Как выяснило главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР, береговая линия и поселок не были признаны непрофильным активом Минобороны, из структуры армейского ведомства не выводились, а следовательно, и продавать их военные коммерсанты не имели права. Решение, как утверждают свидетели по делу, было принято под давлением Евгении Васильевой, а объект достался близкой к ней фирме.

Марина Балакирева на допросе пояснила суду, что ГПУ по своим функциям должно было проводить правовую экспертизу приказов Минобороны, в том числе и на отчуждение объектов собственности. "Ко мне поступил приказ на отчуждение Пересыпи. Тогда я позвонила Евгении Васильевой и сказала, что в необходимых документах нет кадастрового паспорта на землю,— рассказала свидетель.— Госпожа Васильева на это ответила, что весь необходимый пакет документов в кратчайшие сроки будет представлен". Однако, по словам госпожи Балакиревой, через неделю Евгения Васильева ей заявила, что приказ по Пересыпи необходимо срочно представить на подпись министру обороны Анатолию Сердюкову. "Я повторила, что в приказе нет всех необходимых документов, а госпожа Васильева заявила, чтобы я завизировала его под ее ответственность. У меня не было оснований не доверять Васильевой, я завизировала приказ и передала его на подпись исполнителю, то есть в департамент имущественных отношений Минобороны",— пояснила суду свидетель Балакирева.

На вопрос гособвинителя, какие служебные взаимоотношения были между господином Сердюковым и Евгенией Васильевой, свидетельница ответила, что "господин Сердюков очень уважал Евгению Николаевну, очень высоко оценивал ее профессионализм". По ее словам, именно это обстоятельство привело к тому, что она под личное поручительство госпожи Васильевой завизировала неполный пакет документов о продаже элитного коттеджного поселка. Марина Балакирева также отметила, что была членом совета директоров ОАО "Оборонсервис", однако ее полномочия в этом органе были небольшие. "Я не привыкла задавать лишних вопросов и не выражала особо своего недоумения",— пояснила она. По ее словам, руководство "Оборонсервиса" играло ключевую роль при принятии тех или иных решений и у нее не было возможности на них как-то влиять в случае, если она с ними была не согласна.

Сегодня продолжится допрос свидетелей. Вызывать в суд Анатолия Сердюкова в качестве свидетеля, на поддержку которого рассчитывают адвокаты обвиняемых, пока не планируется. На первом заседании, напомним, было оглашено обвинительное заключение, из которого следовало, что Евгения Васильева и ее подельники, по данным следствия, совершив махинации с военным имуществом, нанесли ущерб ведомству на сумму более трех млрд. рублей.


Ссылки

Источник публикации