«Дружба» с Путиным, Шойгу и Грызловым

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Дружба» с Путиным, Шойгу и Грызловым Что и как строила и строит в столице депутат, исполнительный директор Русского географического общества Марина Игнатова

"Мы неоднократно рассказывали о собственнице ЗАО «ГК «Дружба» Марии Игнатовой (см. «Новую газету», № 65 от 22 июня 2009 г., № 143 от 23 декабря 2009 г.). Именно «Дружба» строила, да так и не достроила дома в подмосковном Домодедове, в результате чего пострадали сотни семей, люди объявляли голодовку, подвергались избиениям у входа в Государственную думу. О Думе надо говорить особо, ведь Марина Игнатова — не просто депутат от «Единой России», но и член рабочей группы президиума генсовета партии по защите прав вкладчиков и дольщиков. А что — знает ведь проблему изнутри. Но есть у Марины Игнатовой и более интересные должности, которые многое объясняют с точки зрения ее стойкого иммунитета к интересу правоохранительных органов. Она — президент культурного фонда «Крепость Пор-Бажын» (в попечительском совете — Грызлов, Шойгу, Патрушев, Нургалиев и др.), а также — исполнительный директор Русского географического общества, попечительский совет которого возглавляет Владимир Владимирович Путин. Посмотрим, какие возможности открывает столь представительное покровительство. Как детей Компания Марины Игнатовой давно и в каком-то смысле успешно строит не только в Подмосковье, но и в столице. Например, 26 декабря 2000 года вышло постановление правительства Москвы № 1021 «О реализации инвестиционного проекта по строительству жилого дома на территории НПЦ медицинской помощи детям по адресу: Можайское шоссе, д. 6, и открытию отделения долечивания детей НПЦ на базе бывшего комплекса профилактория ОАО «Красный Богатырь». НПЦ — научно-практический центр. Смысл документа такой: «Дружбе» разрешили построить два жилых дома, а в качестве «социальной нагрузки» она должна была выделить в них 20% квартир для сотрудников НПЦ, стоявших в очереди на квартиры, и еще 10% — для медработников — очередников Западного административного округа. А кроме того, за свой счет провести реконструкцию и оснащение медицинским и техническим оборудованием отделения долечивания детей НПЦ на базе бывшего комплекса профилактория ОАО «Красный Богатырь». За десять лет постановление обросло дополнительными соглашениями, но «Дружба» как строила, так и строит то, что хотела. А хотела два жилых дома на Можайском шоссе. За реконструкцию профилактория «Красный Богатырь» компания даже не принималась, ведь ей с этого ничего не причиталось. Удивительно, но мэрия терпела все это до тех пор, пока Юрий Лужков не утратил доверия президента. Только 20 сентября 2010 года, за день до инаугурации Сергея Собянина, столичное правительство обратилось в Арбитражный суд города Москвы с требованием признать инвестконтракт в части реконструкции и оснащения «Красного Богатыря» недействительным. Размер исковых требований — $3,5 млн. Именно столько компания Игнатовой должна была вложить в социальный объект. Пока идет процесс, город вынужден проводить реконструкцию за свой счет. Вот что рассказал «Новой» Андрей Притыко, директор НПЦ: — Прошло 10 лет, а мы ничего не имеем. Ни-че-го. Посмотрите сами, проведены ли хоть какие-нибудь работы по реконструкции профилактория «Красный Богатырь»? Нет. Мы долго ждали, мы упорно верили в строительную компанию «Дружба», тем более что само правительство Москвы во главе с экс-мэром Лужковым доверило Игнатовой заняться этим вопросом. В результате она обкрутила всех вокруг пальца: не построив ничего, осталась в плюсе. Это нечеловечный поступок, детям нужна помощь, а обманывать их — это последнее дело. Вы читали Джопуа? Писатели, как известно, народ специфический, поэтому для них нет соседей лучше, чем другие писатели. Руководствуясь этой идеей, 15 заслуженных мастеров во главе с Андреем Вознесенским, Булатом Окуджавой и Михаилом Жванецким в 1996 году обратились к Юрию Лужкову. Просьба была проста и логична: они хотели жить в одном доме и ходить друг к другу на чай, а иногда и на стопарик коньяка. Представьте, какая творческая атмосфера сложилась бы в доме с таким количеством талантов под одной крышей… Лужков просьбу услышал, стали прорабатывать конкретные варианты. С домом мечты возникал вопрос за вопросом: где будут строить, что именно, каких размеров. В результате пришли сначала к варианту на Старопименовском, 10, но потом неожиданно возник адрес на Большой Якиманке, 50, и уже ближе к концу истории — знакомые нам дома на Можайском шоссе (д. 6, стр. 1 и 2). Для реализации проекта был создан ЖСК «Дом писателя». Организация — странная. Кооператив почему-то долго отказывался принимать в свои члены тех самых 15 писателей, ради которых все и затевалось, а его председателем стал некий господин по фамилии Джопуа. В стенах «ПЕН-клуба», объединяющего многих писателей — участников проекта, он не раз говорил, как страшно ему жить: «Вы не представляете, каждую минуты жду пули». Но пуля его так и не настигла, зато он ввязался в игру, где все правила выстраивала Игнатова. Документы? Документов просто не существовало, на руки писателям ни одной бумажки не было выдано. По постановлению правительства Москвы от 13 июня 2000 года № 433 «О предоставлении и пользовании земельных участков по ул. Большая Якиманка, вл. 50, и Старопименовскому пер., вл. 10/3, стр. 1» ООО «Санраш» (дочерняя фирма «Дружбы». — Е. Л.) получало 60% квартир, а ЖСК «Дом писателя» — 40%. При этом одним из самых видных пайщиков ЖСК оказалась… компания «Дружба». В итоге квартиры поделили следующим образом. На Старопименовском пер., д. 10/3, стр. 1, их получили четыре человека из «списка 15», в том числе — Окуджава, Жванецкий и Ткаченко, еще одна отошла «Дружбе» и пять — людям, которые не имеют отношения к литературе. На Большой Якиманке, 50, «Дружбе» досталось три квартиры, по одной получили Вознесенский и… Джопуа. Затем по протоколу № 3 общего собрания членов ЖСК «Дом писателя» от 30 января 2007 года по квоте «Дружбы» членами кооператива стали в том числе Кузьмина И.В. (директор ООО «Санраш»), Братченко В.А. (сотрудница ЗАО «ГК «Дружба») и Соловьев В.Р. — да-да, известный тележурналист. Здесь есть важный этический нюанс. Соловьев столкнулся лицом к лицу с Игнатовой раньше, чем получил квартиру, — в собственной передаче «К барьеру!», где ее оппонентом был известный борец за права обманутых дольщиков, депутат и журналист Александр Хинштейн. Вот что Хинштейн рассказал «Новой»: «Я прекрасно помню, как проходила наша дуэль. Не сказать, что Соловьев был на стороне Игнатовой. Была честная борьба, каждый защищал сам себя и отстаивал свои интересы. Я победил в пропорции примерно три к одному». Если так, то Владимир Соловьев проявил верх профессионализма. Это трудно: честно отсудить поединок, зная, что усилиями одного из его участников ты получишь квартиру на Старопименовском переулке площадью 251,5 квадратных метра и стоимостью около 2 млн евро. А вот писателям так не повезло. Десять человек из пятнадцати получили квартиры не в центре, а на том самом Можайском шоссе, в том числе писатель и юрист Аркадий Ваксберг, к которому мы обратились за объяснениями: — Я до сих пор не знаю, каким образом в кооперативе появились объекты на Якиманке и Можайке. Разрешение на строительство «Дома писателя» было выдано исключительно на Старопименовский. 15 писателей, ради которых был создан проект, спокойно бы все поместились по этому адресу. Но в итоге на Старопименовском получили квартиры только четверо из нас. Мы стали членами кооператива только в 2006—2007 годах, а решение о строительстве было принято в 1996 году. Эта мифическая организация существовала без нас 10 лет с совершенно неведомыми людьми. Для меня до сих пор загадка, почему людей, для которых осуществлялся этот проект, не принимали на протяжении многих лет в члены кооператива. На общем собрании кооператива никогда в жизни не присутствовал и не уверен, что таковые вообще имели место. Не исключаю, что я мог «подписать» документ, в соответствии с которым принимался в члены ЖСК «Дом писателя» тот же Соловьев. В результате я понял, что жилья ждать долго, а потом нужно будет выложить большую сумму за капитальный ремонт этой квартиры, то есть голые стены превратить в жилье. Принял решение продать право на квартиру. И я очень рад, что хоть и с огромными финансовыми потерями, но вышел из этой не понятной никому игры. Мы попытались созвониться с ЖСК «Дом писателя», чтобы получить комментарий. Но в управе Тверского района нам сообщили, что по Старопименовскому переулку, д. 10, нет жилищного кооператива «Дом писателя», там якобы располагается какой-то другой кооператив. Новая площадь Понятно, что такая организация, как Русское географическое общество, не может располагаться где попало. И вообще-то она располагается в Петербурге. А вот офис исполнительной дирекции, то есть Игнатовой, находится через два дома от комплекса зданий администрации президента РФ, по адресу: Новая площадь, д. 10, стр. 2. При этом «Дружба» претендует на то, чтобы стать единственным частным владельцем этого — и двух соседних зданий. В действительности там пока есть еще три собственника: ООО «Экспресс-2», ООО «К.С.К. — Инвест» и правительство Москвы. «Экспресс-2» еще до начала реконструкции (1999—2005 годы) имел в собственности 37,5 кв. м по адресу: Большой Черкасский переулок, стр. 1В, д. 7/8—10. Но после реконструкции адрес изменился, и теперь это Новая площадь, стр. 1В, д. 8—10. На данный момент «Экспресс-2» владеет только документами БТИ, подтверждающими, что старый и новый адрес — это одно и то же. Доступа к своим законным метрам у генерального директора Юрия Перепечникова нет уже 6 лет. Препятствует ему «Дружба», утверждая, что все документы, включая свидетельство о праве собственности, — подделка. Мол, докажите свои права в суде. Что ж, суды идут, и я на них не раз бывала. И слышала, например, как представитель ЗАО «ГК «Дружба» Блинкин кричал экспрессовцам: «Я вам обещаю, вы ничего не получите». Пока он держит слово. «К.С.К. — Инвест» — это компания, которая, собственно, заключила в 1999 году инвестиционный контракт с правительством Москвы на реконструкцию исторического здания на Новой площади. По этому контракту 60% реконструированного здания должно было отойти «К.С.К. — Инвесту», а 40% — остаться за городом. Потом, на свою беду, «К.С.К. — Инвест» привлек соинвестора — «Дружбу», согласившись отдать ей ровно половину общей площади. Но Игнатовой этого было мало. И она задействовала административный ресурс. 9 апреля 2010 года Юрий Лужков подписал письмо, в котором, в частности, говорилось, что «Департаментом имущества совместно с комиссией Российского географического общества (РГО) во главе с президентом РГО С.К. Шойгу проработано несколько вариантов зданий для размещения Русского географического общества. В результате предлагается здание по адресу: Новая площадь, д. 10, стр. 2 (5-этажное нежилое здание общей площадью 3954,8 кв. м)». Смешно, но письмо Шойгу, в котором он просил Лужкова «проработать варианты», датировано 20 апреля 2010 года. Получается, что Юрий Михайлович предвосхитил желания Сергея Кужугетовича? Так или иначе, 3 июня 2010 года вышло распоряжение правительства Москвы № 1843-р. Надо цитировать: «Во исполнение поручений Председателя Правительства Российской Федерации В.В. Путина от 15 марта 2010 г. и Мэра Ю.М. Лужкова от 16 марта 2010 г. зарезервировать за Всероссийской общественной организацией «Русское географическое общество» нежилое здание общей площадью 3955,8 кв. м по адресу Новая площадь, д. 10, стр. 2, и заключить договор аренды сроком на 15 лет». То есть правительство «зарезервировало» помещение, которое вообще-то принадлежит не только ему, но и «К.С.К. — Инвест» (по крайней мере в суде пока не доказано обратное). Кстати, как вы думаете, сколько стоит аренда квадратного метра офиса на Новой площади? Для организации Игнатовой — 5403 рубля 50 копеек в месяц. Сомневаюсь, что субарендаторы — в числе которых «Опора России», авиакомпания «S7», стоматология — платят по столь же щадящей ставке. Рыночные расценки — около 35 тысяч рублей по району Китай-город. За соседство с президентом, очевидно, еще полагаются бонусы. Но сдача в аренду квадратных метров, которые тебе не принадлежат, — бизнес сомнительный. Поэтому сейчас компании Игнатовой судятся параллельно с «Экспрессом-2» и «К.С.К. — Инвест» с требованием признать за ними право собственности на все помещения (кроме тех, что принадлежат городу). Пока Марина Игнатова добивалась в Москве всего, чего хотела. Посмотрим, чем закончатся ее разбирательства с новыми властями города. P.S. Мы неоднократно пытались получить комментарии «Дружбы», однако все обещания секретарей компании соединить нас с компетентными людьми не были исполнены. В правительстве Москвы сообщили, что не станут комментировать ситуацию, связанную с длящимися судебными процессами."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации