«Извиняться мне не в чем»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Извиняться мне не в чем» FLB: Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин ответил «Новой газете»

"«Глава Следственного комитета объяснил ситуацию со скандалом вокруг журналиста «Новой газеты» в разговоре с шеф-редактором «Известий» Александром Потаповым. — Александр Иванович, допрос с пристрастием в лесу — это новый вид общения Следственного комитета с журналистами? — Бросьте. Хотя бы вы не повторяйте глупости и инсинуации недобросовестных коллег. Теперь по существу. Первое — в лесу я не был уже даже не помню сколько лет. Работа настолько напряженная, что не до поездок на природу . Второе: конфликтная ситуация с «Новой газетой» возникла после хамской и безобразной статьи журналиста Соколова по поводу расследования Следственным комитетом дела банды Цапка, члены которой обвиняются в массовом убийстве в столице Кущевская. Не скрою, реакция моя на статью была эмоциональной . Просто стало обидно — не столько за себя, сколько за следователей, которые, подчас рискуя жизнью, делают свою работу. Пригласить Соколова и показать ему, что называется, живьем людей, которые расследовали нашумевшее дело подонков из Кущевки, была моя инициатива. Пресс-служба Следственного комитета отговаривала меня от этой затеи. Как теперь понимаю, вполне оправданно. Но я настоял. Я не мог даже представить, что журналисты и редакция «Новой» опустятся до прямой лжи . — Вы устроили разнос журналисту в присутствии следственной группы. Есть ведь даже аудиозапись этого разноса... — Я не отказываюсь от своих слов. Я действительно жестко отреагировал на иезуитскую попытку извинения журналиста. Он же заявил: «Хорошо, я извиняюсь, но докажу, что вы жулики и продались Цапкам». Как на это я мог реагировать? Это было сделано мной в столь резкой форме и в присутствии журналистов, которых я сам пригласил. Но я по-прежнему считаю, что «Новая газета» поступила подло и гадко, обвинив СК в продажности убийцам Цапкам... — Общественность считает, что человек, обладающий такой властью, как вы, не имеет право на такое поведение, которое вы позволили себе по отношению к журналисту. А уж вывозить человека в лес... Это вообще за гранью. — Еще раз. Никто никого не вывозил — это просто бред воспаленного мозга . Состоялся очень эмоциональный разговор на повышенных тонах. Но хочу обратить внимание на то, как всё подано. Инцидент случилcя больше недели назад. Если вас вывезли в лес, угрожали убийством — какая реакция у человека и журналиста? Бегом бежать, подавать заявление, бить во все колокола — тем более что у журналистов, как ни у кого другого, такая возможность есть. А тут целую неделю молчание, какие-то сепаратные переговоры с депутатами, с пресс-службой СК, попытки руководства «Новой газеты» попить со мной чаю и наладить отношения . После появления извинений в газете я посчитал инцидент исчерпанным. — Но журналисты имеют обыкновение готовить публикацию, искать подтверждающие факты, проводить расследование… — А никакого расследования не было и нет. Есть лишь письмо главного редактора «Новой газеты», где очень грамотно смешаны факты и откровенное вранье. И, как ни странно, письмо это появилось сразу после обысков, которые провел Следственный комитет у лидеров несистемной оппозиции . — Опять происки Госдепа? — Я этого не говорил, но факты — упрямая вещь, их-то как раз опровергнуть невозможно. Шум, конечно, случился большой. «Новая газета» получила очередную долю славы борцов с властью. Но вся история не стоит и выеденного яйца. — Вы своей вины не чувствуете? — Согласен, для меня непозволительная роскошь проявлять эмоции. Надо было терпеть, а не пытаться разъяснять недобросовестному журналисту, где добро и где зло. Извиняться перед «Новой газетой» мне не в чем . Единственное, что хотелось бы сказать, и в этом я убежден: основная масса журналистов в высшей мере порядочные и честные люди, делающие свою работу в тяжелых условиях, как, впрочем, и сотрудники Следственного комитета». Как до этого сообщало Агентство федеральных расследований FLB в публикации «Имею право требовать гарантий безопасности», «главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов обнародовал открытое письмо главе СКР Александру Бастрыкину. Председателю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации генерал-полковнику юстиции А.И. Бастрыкину — о незаконченных делах Уважаемый господин председатель! Обращаюсь к Вам публично с письмом чрезвычайной срочности, поскольку возможность Вашей личной встречи с редакционной коллегией Вами отклонена. В понедельник 4 июня утром Вы пригласили с собой на борт самолета, вылетающего в Нальчик, моего заместителя, шеф-редактора «Новой газеты», руководителя отдела расследований Сергея Соколова. Цель поездки Вами была сформулирована так: редакция в статье Соколова «10 тысяч с небольшим рублей за одну жизнь — это прейскурант государства» («Новая газета», № 61 от 4 июня 2012 года) оскорбительно для Вас отреагировала на приговор в отношении одного из фигурантов дела по массовому убийству в станице Кущевской. Господин Цеповяз, отсидев 8 месяцев, получил 150 тысяч рублей штрафа за сокрытие преступления. В своем комментарии Соколов оценил действия силовых структур крайне негативно. Возможно, персонально несправедливо охарактеризовав Вас и ряд других руководителей правоохранительных органов как «опору власти Цапков и их бизнеса» (эпитеты опускаю). Вы потребовали извинения. На совещании в Нальчике приглашенный Вами в президиум Соколов извинения лично перед Вами за эмоциональный перехлест принес, однако задал ряд вопросов по сути расследования. Его извинения Вы в результате не приняли, грубо потребовав покинуть зал (эпитеты опускаю) . Об этом беспрецедентном в практике правоохранительных органов случае с приглашением журналиста на совещание и публичном выяснении отношений на грани фола сообщили все ведущие, в том числе и правительственные, СМИ в России и за рубежом. Знаете, Александр Иванович, мне на самом деле такая жесткая (а Вы даже упомянули слово «дуэль») прилюдная стычка кажется, как это ни странно, справедливой. Стороны открыто предъявляют друг другу претензии, не страшась нарушить устоявшийся протокол, дают волю эмоциям, не прячут обиду, требуют ответа за оскорбления. Нас, журналистов, тоже захлестывают чувства, когда мы ежедневно имеем дело с людскими бедами, слезами, беспомощностью перед грубой или равнодушной силой. Такое выяснение отношений бывает — в плюс. И мы от такого выяснения отношений не уходим. Как заметил однажды Кеннеди, лучше встреча в верхах, чем встреча в пропасти. Увы, на этом история не закончилась. Была вторая, вызывающая оторопь, часть, о которой не сообщили приглашенные в Нальчик СМИ. Но о ней знаете Вы, Александр Иванович. После приземления Вашего борта поздним вечером Соколов был усажен в машину Вашей охраной и отвезен без объяснения причин в подмосковный лесок. Там Вы попросили охрану удалиться и остались с Соколовым наедине . Мы не хотим мельчить, Александр Иванович, не хотим участвовать в клановой войне силовиков, и поэтому не цитируем то, что Вы в крайне экспрессивном состоянии высказали Соколову о газете, редакционной политике, как Вы охарактеризовали нашего погибшего обозревателя Политковскую. Вы, Александр Иванович, признанный ученый, сторонник так называемого «института установления истины». Это когда соблюдается не только формальная, процедурная часть правосудия, но открывается правда, устанавливается истина. И Вы знаете, что на этот раз жестокая правда в том, что Вы в запале грубо угрожали жизни моего заместителя. И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести… Александр Иванович! Я знаю, что генералы и дети любят пугать. Но мы не дети, и к Вашей деятельности всегда относились с профессиональным уважением. Именно поэтому к Вашим словам я и редакционная коллегия отнеслись со всей серьезностью. Мы работали на многих войнах. Мы хоронили наших коллег. Мы принесли Вам извинения в газете за избыточные эмоции и двусмысленную формулировку. Но теперь и я от Вас, господин генерал, имею право требовать . Требовать гарантий безопасности для Сергея Соколова и сотрудников редакции . Я надеюсь, мы сможем преодолеть взаимный эмоциональный срыв (если это не было чем-то большим). Также прошу Вас довести до Ваших подчиненных, ставших свидетелями конфликта на совещании в Нальчике, не воспринимать сотрудников «Новой газеты», работающих на Кавказе, как людей, на которых открыт долгожданный сезон охоты. Ваш ответ мы опубликуем. Кроме того, Александр Иванович, у нас есть и другие незаконченные дела. Например, дело Анны Политковской. Поэтому с надеждой на сотрудничество, главный редактор «Новой газеты» Д. Муратов» Дмитрий Муратов, «Новая газета», № 64, 13 июня 2012 г. Позже появилась и расшифровка беседы между главой СКР Александром Бастрыкиным и замглавного «Новой газеты» Сергеем Сокловым на совещании в Нальчике, куда журналиста вызвали по требованию чиновника. Ее опубликовал новостной портал Life news. Скандал между руководством "Новой газеты" и главой Следственного комитета России Александром Бастрыкиным разгорелся после статьи Сергея Соколова "10 тысяч с небольшим рублей за одну жизнь - это прейскурант государства". Опубликованный материал был посвящен расследованию преступлений в станице Кущевской Краснодарского края. Журналист высказал предположение, что мягкий приговор - штраф в 150 тысяч рублей - помощнику главаря кущевской банды Сергея Цапка был вынесен из-за укрывательства силовиками преступной группировки. В ответ на это Александр Бастрыкин предложил Соколову встретиться и прояснить все детали в ходе личной беседы. В распоряжении Life News оказалась аудиозапись разговора, в процессе которого представители СК, Сергей Соколов и Александр Бастрыкин пытались выяснить достоверность опубликованных в "Новой" сведений. Соколов: Хотел бы принести извинения за свои резкие высказывания, однако я уверен, что основания для этого были, и я постараюсь в ближайшее время это доказать. Бастрыкин: У меня отец и мать фронтовики, которые воевали за нашу советскую Родину, а вы себе позволяете такие слова в общероссийской газете! И хотите отделаться какими-то извинениями?! Сергей Михайлович, в царское время за это на дуэль вызывали! Соколов: Я готов. Бастрыкин: Готовы, да? А я не готов с вами драться, вы чести не имеете! И ваша гадская газета, извините, я отвечу вашими же словами, она чего хочет добиться?! При чем здесь Бастрыкин? Вы меня обвинили в том, что я вступил в преступный сговор с цапковской мафией. Вы отчет отдаете своим словам? Бастрыкин: Я понимаю, что вы считаете работу неэффективной, но у меня четверо детей! У меня 25 тыс. человек личного состава, у меня тысячи студентов, которым я преподавал с 1980 года, и вы так походя меня обделали дерьмом?! Вы считаете это правильным? Гонорар за статью себе забрали? Пообещать готов? Свободен! Соколов: Как это? Бастрыкин: В буквальном смысле слова! Вон отсюда! Соколов: Спасибо. Бастрыкин: Закрой! Наглец… Однако история на этом не закончилась. Спустя несколько дней в "Новой газете" было опубликовано открытое письмо ее главреда Дмитрия Муратова, который утверждал, что сразу после заседания в Нальчике Сергея Соколова вывезли в лес, где якобы лично Бастрыкин угрожал ему жестокой расправой, если он не откажется от своих слов. В итоге в настоящее время, по словам Муратова, Соколов вынужден уехать за пределы РФ, так как опасается за свою жизнь. Официальные представители СК РФ отказались комментировать сложившуюся ситуацию»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации