«Красный Бор»: особенности обращения с химическими отходами

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Химические отходы

Комитет по природопользованию Петербурга заявил, что, по предварительной оценке, произошедший 18 января несанкционированный сброс жидких химических отходов с полигона «Красный Бор» не представляет опасности. Однако жесткая реакция руководства предприятия по отношению к активистам, обнаружившим сброс, может свидетельствовать об обратном. Результаты анализов, способных определить, кто же прав, должны быть готовы к концу января.

«Красный Бор»: особенности национального обращения с химическими отходами

Свидетелем залпового сброса стал глава муниципального образования Тельмановское сельское поселение Юрий Кваша и трое его коллег. Именно они вызвали на место происшествия эколога администрации Тосненского района, сотрудников полиции, МЧС, а также зафиксировали на видео факт экологического преступления.

На видео четко просматривается мутный, пенный ручей, бегущий с территории полигона. Характер сброса зафиксирован и в акте МЧС, подписанном в качестве понятых Юрием Квашей и Викторией Марковой, лидером инициативной группы местных жителей. «В ходе осмотра чувствуется исходящий от ливневых стоков стойкий запах ацетон-фенол содержащих веществ, запах резкий, – значится в протоколе. – На задвижке шандоры отсутствует какая-либо запорная арматура, пломбировка, препятствующая доступу к механизму».

«Подъехать к магистральному каналу было непросто, – рассказывает Юрий Кваша. – Сразу же удивил установленный неизвестно кем и когда шлагбаум на подъездной к полигону дороге общего пользования. Далее к шлагбауму подлетел кроссовер с чоповцами. Они на повышенных тонах говорили что-то о санитарно-защитной зоне. В целях безопасности пришлось включить видеокамеру, звонить в прокуратуру и правительство Ленобласти… В итоге пройти все-таки удалось».

Откуда дровишки?

Сайт Bellona.ru не раз писал о проблемах химической свалки под Петербургом и особенно подробно в публикации «Полигон «Красный Бор»: химический Чернобыль уже стартовал». И тема того заслуживает: около 2 млн тонн токсичных отходов в 6 км от границы с 5 миллионным Петербургом, в 6 км от реки питьевого значения – Невы да еще хранящихся с дикими нарушениями. Неслучайно с 1 января 2014 года Росприроднадзор лишил СПб ГУПП «Полигон «Красный Бор» лицензии на основной вид деятельности – прием отходов.

Главная проблема – обводненность полигона. Из-за осадков переполняются как стоящие под открытым небом карты с жидкой «химией», так и сама территория предприятия, не отличающаяся стерильностью. И все это разливанное море «химии» нужно куда-то девать!

По технологии жидкие отходы должны выпариваться на установках термического обезвреживания (УТО), а ливневые стоки проходить через местные очистные сооружения. Ни того, ни другого в «Красном Бору» нет. Так, по данным Росприроднадзора, в течение последних лет УТО не работают. Вышли из строя по причине моральной и физической старости. Не достроены и очистные сооружения.

Вот что пишут в анонимном письме в Законодательные собрания Санкт-Петербурга и Ленинградской области работники полигона: «Печки участка термического обезвреживания на полигоне устаревшие, если не сказать, допотопные – в 1972 году сделаны работниками полигона ручным способом – документов на них нет, проекта и экологической экспертизы УТО тоже нет… В начале лета были реконструированы 3 печки УТО для того, чтобы «иногда зажигать их в период разных проверок и инспекций», при этом создавая впечатление их работы на полную мощность, но печки на самом деле практически не работают, – говорится в письме. – На сегодняшний день фактически ни один из участков полигона не работает: ни участок термического обезвреживания, ни очистные сооружения, ни участок каскадного метода обезвреживания. Это можно подтвердить и с помощью осмотра специалистами, а также запросив документы на закупку мазута, оборудования и реактивов – соответственно».

В этом же письме содержится еще одно убийственное свидетельство: « …в нарушение закона отходы (имеется в виду содержащаяся в картах «химия» – Ред.) были сначала перекачены переносными насосами, которые можно увидеть раскиданными по полигону, в магистральный канал для ливневых стоков. Затем, через шандору, отходы сливают за пределы «Красного Бора». (Факты, изложенные в документе, проверяются сегодня природоохранной прокуратурой Ленинградской области.)

Получается, чтобы не «пойти ко дну», полигону остается одно: спускать излишки на сторону?

«Дежавю»

И это вопрос отнюдь не риторический. Как мы уже рассказывали, в 2010 году Гринпис отобрал пробы воды из магистрального канала, идущего с территории полигона. Результаты анализа таковы: концентрация ртути в воде оказалась в 56 раз больше предельно допустимого уровня, установленного для рыбохозяйственных водоемов, полихлорированных бифенилов – в 650 раз, фенолов – в 2,1 тысячи раз.

В апреле 2014 года факт такого же сброса официально зарегистрировали Росприроднадзор и природоохранная прокуратура Ленинградской области. Апрельский сброс директор полигона Сергей Мацуков 23 декабря 2014 на заседании комиссии по экологии ЗакСа Санкт-Петербурга назвал единичным явлением.

А вот жители окрестных деревень рассказывают о периодических «газовых атаках» со стороны магистрального канала. Как мы уже поняли, сбрасываемые с территории кладбища химических отходов воды источают сильнейший тошнотворный запах.

Что ж, подождем результатов анализов – 18, 19 и 20 января из магистрального канала был произведен забор проб.

Битва губернаторов

Не смотря на столь специфический ход событий, 9 декабря 2014 Росприроднадзор выдает полигону «Красный Бор» лицензию на осуществление деятельности по размещению отходов I-IV классов опасности и обезвреживанию отходов II-IV класса опасности. А 23 декабря 2014 на упомянутом выше заседании Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Законодательного собрания Санкт-Петербурга депутаты решили «Признать удовлетворительными принятые меры по обеспечению экологической безопасности деятельности СПб ГУПП «Полигона «Красный Бор» и выполнению плана мероприятий по развитию полигона на 2014 г., утвержденного Губернатором Санкт-Петербурга Г.С.Полтавченко».

При этом народные избранники проигнорировали требование общественности провести финансовый, строительный и экологический аудит предприятия, а также создать Рабочую группу при комиссии, с участием представителей научного, экологического, правозащитного сообществ.

Иного мнения придерживается губернатор Ленинградский области, на территории которой и располагается полигон, Александр Дрозденко. «За 20 лет перерабатывающие мощности на полигоне так и не заработали. В связи с этим мы не согласны с возобновлением приема отходов без их переработки. Увеличивать объемы хранения в «Красном Бору» нельзя, и потому нам необходимо выбрать удаленное место для нового современного полигона, отвечающего всем экологическим требованиям», – завил 16 января 2014 Агентству бизнес новостей глава региона. «Он выразил опасение за состояние окружающей среды возле полигона. В связи с этим губернатор поручил профильному комитету областного правительства создать около «Красного Бора» систему постоянного мониторинга состояния поверхностных и подземных вод», – конец цитаты.

И Дрозденко можно понять: свалка химических отходов не дает бюджету области ни копейки прибыли, а в последние годы не принимает и опасные отходы региона. При этом является источником масштабного загрязнения окрестных территорий. (По оценкам ОАО «ВНИИГ им. Б.Е.Веденеева» за 40 лет эксплуатации полигона (данные на 2009 г.) в поверхностные и подземные воды поступило 14 млн кубических метров загрязненных стоков.) Кто будет заниматься ликвидацией загрязнений? На какие средства?

Кто кого

Ответами на эти вопросы хозяева полигона предпочитают не озадачиваться. В традициях нынешнего времени не поиск разумного решения, а действия с позиции силы – кто кого.

«Генеральный директор полигона «Красный Бор» Сергей Мацуков назвал действия Юрия Кваши и его соратников провокацией и политическим пиаром», – сообщает сайт 47news.ru.

«Группа неизвестных вечером воскресенья пыталась совершить несанкционированное проникновение на территорию опасного объекта. Сбили замок, сломали первый шлагбаум, но дальше были остановлены охраной. При этом вели себя агрессивно, если не сказать по-хамски», – цитирует слова Мацукова об активистах информационный портал.

ИА REGNUM обостряет ситуацию. «Смольный: На территорию полигона Красный Бор вторглись «посторонние» муниципалы Ленобласти» – вопиет заголовок горячей новости от 19.01.2015. (Здесь журналисты накосячили: на территорию предприятия никто не вторгался.) «В санитарно-защитную зону (вот это правильно – Ред.) особо опасного объекта — полигона Красный Бор (выделено ИА REGNUM– Ред.) вторглись неизвестные …», – стращает агентство, ссылаясь на пресс-службу комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга.

Пресс-службе комитета надо бы знать, что санитарно-защитная зона (СЗЗ) создана не для защиты предприятия от случайных прохожих, а с точностью до наоборот – для защиты местных жителей от выбросов и сбросов предприятия. Согласно санитарным правилам, в ССЗ запрещается размещать жилую застройку, зоны отдыха, территории курортов, санаториев, садоводств. А вот ходить, гулять – сколько душе угодно!

Создается впечатление, некоторые СМИ хотят сразить своих читателей наповал: «Охрана полигона зафиксировала людей, которые заявляли о намерении взять пробы воды в связи с якобы сбросом отходов с территории полигона. Отметим, что полигон не работает в связи с отсутствием регистрации лицензии. Лицами, проникшими на режимный объект, стали глава муниципального образования Тельмановского сельского поселения Юрий Кваша и депутат Кирилл Прокопенко», – сообщает ИА Балтинфо.

Вот они злоумышленники!

И опять-таки хочется напомнить, что забор пробы воды на анализ – конституционное право каждого гражданина. Экологическая информация в Российской федерации является открытой. Почему шаг, вполне укладывающийся в отечественное законодательство, вызвал такое негодование полигона и его начальников? При этом журналисты уважаемых информационных агентств на полном серьезе транслируют эту дремучую ахинею, присоединяясь, по сути, к травле своих же соотечественников из соседнего региона – Ленинградской области.

Данная ситуация вам ничего не напоминает? Ведь можно пойти дальше. Сегодня в санитарно-защитной зоне полигона, составляющей 3 км, исторически расположены поселки Феклистово, Поркузи, Мишкино, Никольское, Красный Бор, в которых проживают тысячи местных жителей. Если следовать логике пресс-службы комитета и директора полигона, население этих деревень тоже «вторгается» и «несанкционированно проникает» на его территорию?

Доживем до февраля…

Во вторник, 20 января, комитет природопользованию администрации Петербурга распространил информацию по итогам проверки МЧС. Цитируем: «По сообщению представителя ГУ МЧС Ленинградской области Владислава Быстрова ситуация на полигоне «Красный Бор» находится под контролем. Оперативная группа МЧС выезжала на место 18, 19 и 20-го января. Утечки опасных веществ с территории полигона «Красный Бор» нет. Можно говорить о незначительной фильтрации, по предварительной оценке, талых вод», – отмечает Владислав Быстров. (Интересно, а как же протокол МЧС? – Ред.) Результаты анализов, взятые лабораторией ЦЛАТИ, будут готовы к концу января».

Почему в таком случае так переполошились охрана и руководство полигона? Впрочем, подождем результатов анализов проб воды, взятых обеими сторонами.

Ссылки

Источник публикации