«Крест Чубайса» оказался золотым

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Крест Чубайса» оказался золотым Прибыли новых владельцев электростанций оцениваются в 25 млрд. долларов в год

"Страна на пороге энергетического кризиса. Нехватка электроэнергии «душит» экономику, не позволяя предпринимателям строить новые заводы и предприятия. Наступающей зимой неизбежно будут проводиться отключения электричества. Более того, они повторятся и через год, и через два. Системную проблему нехватки электроэнергии сразу не решить. Но почему так получилось? Буквально неделю назад глава РАО «ЕЭС России» потряс деловую общественность наполеоновскими планами. Согласно намерениям Чубайса, в энергетику будет вложено 170 млрд. долларов. Таких денег не «видела» еще ни одна отрасль. В течение 15 лет энергетики рассчитывают построить станции, общая мощность которых составит 150 гигаватт (ГВт). Это увеличит объем энергетической системы России на 70% (сейчас общая мощность всех энергоблоков – 219 ГВт). Новые станции разместятся в Центральной России, на Северо­Западе, на Урале, в Сибири, на Кубани, Средней Волге и Дальнем Востоке. Эксперты РАО «ЕЭС» исходили из того, что потребность в электроэнергии будет увеличиваться на 3% в год. В принципе так оно и есть. «В этом году смогло подключиться к энергосистеме 15% желающих», – рассказывает эксзаместитель министра энергетики Виктор Кудрявый. Однако важно пояснить, как к этому пришли. На голодном пайке На пост главы РАО «ЕЭС» Анатолий Чубайс пришел 8 лет назад, в 1998 году, когда избыток электроэнергии в стране достиг 25%. Однако этот профицит был искусственный. После развала СССР многие предприятия свертывали производство, из-за чего энергопотребление падало с каждым годом, а в 1998 году после дефолта достигло минимума. Вскоре после кризиса промышленность стала подниматься с колен, а потребление – нарастать. Уже в 2000 году Анатолий Чубайс говорил о грядущем дефиците в 2005–2006 годах и рисовал два пересекающихся графика: один – возможности энергосистемы, второй – потребность в электроэнергии. Журналисты назвали рисунок «крестом Чубайса». Впоследствии это словосочетание охотно использовали пиарщики Чубайса: вот, мол, предупреждал же о кризисе. С этим не поспоришь. Однако Чубайс как руководитель монополии должен был предпринять шаги для предотвращения этого дефицита, а для этого строить новые электростанции. Но, если обратиться к цифрам, то результат окажется поразительным. По данным Росстата, за шесть лет, с 2000 по 2006 год, РАО «ЕЭС» ввело в эксплуатацию всего 5 ГВт новых мощностей. Практически ничего! Столько СССР строил в 80х годах ежегодно. «Единственным финансовым источником был тариф. А тарифы, в том числе, вопрос политический, – объясняет зам. начальника департамента по взаимодействию со СМИ РАО «ЕЭС» Татьяна Миляева. – Сперва они были вообще «заморожены» на два года, а затем еще несколько лет росли меньше, чем инфляция. Денег хватало на ввод 1–1,2 ГВт в год». Однако есть другое мнение. В 2003 году международный банк GP Morgan провел исследование российских монополий: РАО «ЕЭС», Российских железных дорог, «Газпрома». Результаты оказались весьма показательными. При выручке в 19 млрд. долл. и прибыли в 4 млрд. долл. РАО «ЕЭС» планировало в 2004 году потратить на капитальное строительство всего лишь 0,8 млрд. долл. Для сравнения: РЖД с выручкой 16,2 млрд. долл. и прибылью 2,3 млрд. долл. составило инвестиционную программу на 2004–2006 годы в размере 16 млрд. долл. (то есть 5,3 млрд. долл. в год). «Трудно сказать, что у РАО «ЕЭС» не было денег, – говорит аналитик ИК «Проспект» Роман Габбасов. – Но дальше криков о скорой нехватке электроэнергии дело не двигалось. Везде сквозило нежелание заниматься строительством новых мощностей». Так почему одним компаниям, причем имеющим меньшие финансовые потоки, хватает денег, а другим нет? Почему РАО «ЕЭС» так ненастойчиво пробивало увеличение тарифов, соглашаясь на индексацию меньше инфляции? РАО «ЕЭС России» был необходим дефицит электроэнергии. «Нехватка позволяет «взорвать» цены», – считает Виктор Кудрявый. А только так, подняв тарифы или отпустив их на свободу, можно привлечь частника. Для инвестора главные показатели – прибыль и окупаемость. Поэтому сейчас акции энергетических компаний раскупаются, как горячие пирожки. Однако это не результат какой­-либо сверхэффективной оптимизации, проведенной менеджментом. На носу – свободные цены на электроэнергию. В сентябре были запущены свободные торги. Правда, пока на рынке продается 5% электроэнергии, и покупают там «свет» только предприятия. Не беда. В следующем году доля вырастет до 15%, потом еще, и впоследствии, когда предвыборные проблемы власти будут решены, цены полностью станут рыночными. И, по всей видимости, для населения тоже. По оценкам членов Российской академии наук, частные владельцы электростанций станут получать сверхприбыли в размере 25 млрд. долларов ежегодно. Во­-вторых, критическая ситуация в энергетике позволила протолкнуть реформу через механизмы государст­венной машины. Только после аварии на подстанции Чагино, когда часть Москвы и несколько областей остались без электричества, Чубайс смог убедить президента и правительство «перейти Рубикон», приняв основополагающее решение о продаже электростанций в частные руки. Рабочие места для менеджеров На самом деле возражать против рынка глупо. Наоборот, рыночные механизмы должны распространяться максимально широко, но там, где это работает. В энергетике полноценного рынка нет и не получится. Предприятие средней руки или товарищество жильцов не сможет покупать электричество там, где хочет. Потребитель имеет единственную сеть поставки энергии, и конкурировать могут только менеджерские команды, изменяя расценки на обслуживание сетей. Кроме того, среди продавцов выбирать не из кого. В каждом регионе существует крупный, так называемый гарантированный поставщик. Скажем, в Московской области – это «Мосэнергосбыт» (часть бывшего «Мосэнерго»). Все другие организации, продающие энергию, зависят от него и являются лишь перепродавцами. Между тем реформа значительно увеличила издержки на содержание административного аппарата. Все областные АОэнерго были раздроблены на 8–10 частей по направлениям: производство энергии, транспортировка, сбыт, ремонт и так далее. В результате из 100 АОэнерго появилось свыше 1000 более мелких акционерных обществ. И у каждого свой менеджмент с хорошими зарплатами. По оценкам члена Международной энергетической академии Василия Платонова, после рыночных преобразований затраты на управление энергосистемой и содержание менеджмента возросли в 30 раз. Все это непосредственно отразится на стоимости электричества. Как предсказывают эксперты, к 2010 году цены поднимутся с нынешних 2,1 цента за киловаттчас до 4,5 цента. Россиянам придется оплатить и масштабную инвестиционную программу РАО «ЕЭС» в 170 млрд. долларов, и дополнительные издержки, и прибыли инвесторов. «Если бы РАО «ЕЭС» оставалось монополией, то к 2010 году с учетом тех же инвестиционных потребностей средневзвешенные цены составляли бы 3,5 цента», – утверждает Василий Платонов. Единая система способна гибко управлять энергетикой, в первую очередь нагружая станции, работающие с меньшими издержками. Рынок такого не позволяет – руководители генерирующих компаний со всех сторон обложены барьерами из контрактных обязательств. Кроме того, для них главное – прибыль компании, и они заинтересованы в максимальной загрузке собственных станций в ущерб общей эффективности. Возможно ли вернуться к монопольной системе? Решать президенту и правительству. «Это, конечно, тяжело – процесс акционирования зашел слишком далеко, – говорит руководитель лаборатории стратегии экономического развития Центрального экономикоматематического института РАН Дмитрий Львов. – Однако из двух зол я выбираю меньшее». А частные деньги для строительства, на которые уповает А. Чубайс, вполне могут заменить государственные инвестиции, банковские кредиты и умеренный рост тарифов. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации