«Кричал, что всех предаст анафеме. Для устрашения достал кадило»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Батюшка

Высокопоставленный священник насмерть перепугал таможенников. Когда они поняли, что произошло, было уже поздно. «Теперь все ждут возбуждения дела».

В Свердловской области назревает нешуточный скандал с участием представителя РПЦ. Силовики традиционно стараются не связываться со служителями культа, однако, дело весьма интересное. Главными фигурантами могут стать митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий и чиновники из уральского управления Росохранкультуры. Улетая из Екатеринбурга за границу, владыка отказался предоставить на досмотр свой багаж, состоящий из полутора десятка чемоданов. И даже устроил небольшой спектакль на таможне. Когда же силовики поняли, что было вывезено из России — схватились за голову.


Три года назад в екатеринбургском аэропорту произошла странная история, надолго запомнившаяся кольцовским таможенникам. С ними поскандалил священник. Причем не простой, а сам владыка Викентий, буквально месяц назад назначенный митрополитом Ташкентским и Узбекистанским. Он улетал на новое место службы с шестнадцатью сумками, набитыми церковной утварью и иконами, среди которых были и представляющие культурную ценность, однако не соглашался представить багаж на досмотр. «Кричал, что всех придаст анафеме. Для пущего устрашения достал кадило, поджег его и начал размахивать перед носом. Учитывая его сан, пришлось вызывать руководство», — вспоминают очевидцы тех событий.

То ли из благоговения перед клириком, то ли из-за страха быть проклятыми руководители таможенной службы тогда пошли на поводу у митрополита и не стали сравнивать содержимое его багажа со списком предметов, значившихся в документах, разрешающих вывоз. Викентий спокойно вылетел в Узбекистан. В его чемоданах лежало как минимум две вещи, которые по закону охраняются государством и никогда не должны были покидать пределы Российской Федерации — резной золоченый киот и уникальная житийная икона Святого Симеона Верхотурского возрастом старше 100 лет. Кроме того, за границу, похоже, уехали драгоценные камни: алмазы, рубины, сапфиры, изумруды. В описании вывозимых предметов за подписью заместителя главы Управления Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия по УрФО Татьяны Бондарь они значатся просто как «цветные камни» или «прозрачные камни».

DЦерковь2.jpg

Согласно свидетельству, выданному Росохранкультуры, вывозимые предметы являются культурными ценностями. Но, судя по всему, не слишком уж ценными

Экспертиза предметов культового назначения, которые митрополит Викентий пожелал вывезти с собой в Ташкент, по неизвестной причине проводилась в страшной спешке. 23 августа 2011 года уральский эксперт Максим Боровик буквально за десять часов осмотрел около 130 вещей: десятки панагий, распятий, подсвечников, ковчегов, ковшей, архиерейских посохов и икон, инкрустированных все теми же «цветными камнями». Потом еще часов десять анализировал и систематизировал информацию, после чего выдал заключение, согласно которому все предметы, кроме двух — киота и иконы Симеона Верхотурского — не представляют из себя никакой культурной ценности.

Согласно законодательству, иконы, написанные более 100 назад, автоматически попадают под запрет к вывозу за границу. А эта и независимо от возраста была очень ценной за счет особого состава краски, стиля и многоэпизодности. В Росохранкультуры должны были внести «Симеона Верхотурского» в список «невыездных», но вместо этого уже 24 августа там оформили митрополиту справку о том, что вывозимые им предметы хоть и называются «культурными ценностями», никакого интереса из себя не представляют. Кроме того, выдали свидетельство на право их постоянного вывоза.

«Чтобы придать „Симеону“ менее ценный вид, ее для альбома сфотографировали в усеченном виде — без эпизодов жизнеописания, только середину, на которой крупно изображен святой. Если бы на таможне, как и положено, проверили каждый предмет, то поняли бы, что реальные габариты иконы не соответствуют заявленным, — рассказывает источник в правоохранительных структурах, хорошо знакомый с этой историей. — Кроме того, обязательно бы выяснили, что за камни и где геммологическая экспертиза. Ведь так может оказаться, что один только оклад у иконы стоит миллионы, потому что усыпан изумрудами. А ее спокойно с помощью свидетельства Росохранкультуры вывозят за границу, отковыривают камни и продают. Легко».

Церковь3.jpg

Есть риск никогда не узнать, как точно выглядела икона Симеона Верхотурского, вывезенная в Узбекистан. Может быть вот так

Когда до силовиков дошло, почему митрополит Викентий так противился досмотру, было уже поздно — все добро ушло за границу. А таможенные органы Узбекистана на просьбы о помощи реагировать не стали. Поскольку главные улики вряд ли уже вернутся в Россию, а в екатеринбургской епархии жаловаться на коллегу отказываются, те, кто помогал вывезти иконы, особо не волнуются. «На одном из заседаний областного правительства с участием премьера Паслера Татьяна Бондарь спокойно сообщила, что не увидела никакой ценности в иконах и дала Викентию разрешение на вывоз. Хотя, как она может делать такие выводы, не являясь экспертом, непонятно», — говорит знакомый член кабмина.

По его словам, уверенности Бондарь придают коллекционеры из числа влиятельных бывших и действующих уральских чиновников, а также бизнесменов, которые якобы частенько прибегают к ее услугам при ввозе и вывозе ценностей. «Кроме того, у Татьяны Викторовны очень хорошие отношения с прокуратурой, с таможенными органами, с заместителем главы Минкульта РФ Григорием Пирумовым. Возможно, эти обстоятельства смущают Следственный комитет, в чьих полномочиях возбудить дело по подлогу», — добавляет собеседник агентства.

326Митрополит.jpg

Митрополит прихватил с собой на новое место службы полтора десятка сумок, набитых драгметаллами, камнями и иконами. Но государство пока не чувствует себя потерпевшим

Впрочем, Татьяна Бондарь, судя по всему, все же не исключает возможности уголовного преследования. И не зря собралась уйти на пенсию. «URA.Ru» попросило ее прокомментировать историю с иконой Святого Симеона Верхотурского и уточнить, признал ли эксперт Максим Боровик этот предмет культурной ценностью.

«Не могу сказать... Мы не можем вам отвечать, напишите официальный запрос, — сказала Татьяна Бондарь и добавила, что даже если предмет признается культурной ценностью это не значит, что его нельзя вывезти. — Его можно вывезти по свидетельству, если только вещь не признали особо ценным культурным предметом и не внесли в реестр. Вот, к примеру, икона подписная 19 века, если эксперты признают ценность, вывозу не подлежит».

«URA.Ru» направило в Росохранкультуры подробный запрос, на который в ведомстве пообещали ответить после ноябрьских праздников.


Ссылки

Источник публикации