«Крыши» и подвалы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Крыши» и подвалы Как на самом деле освободили сына вице-президента «Роснефти»

" Михаил Ставский Глава банды Шилин, он же Шило, после своего ареста. Здание ОВД на Арбате Супруги Кан Свидетельство о рождении М. Кана, заверенное российским консулом в Парагвае Он вернулся сам Как сообщил наш источник в правоохранительных органах, в связи с похищением сына вице-президента «Роснефти» московскими бандами наконец-то заинтересовались на самом верху. К расследованию подключили опытных оперов и следователей, а многочисленные уголовные дела объединяют в одно. Теперь оперативным сопровождением вместо шаболовских (ОРБ ГУ МВД России по ЦФО, бывший московский РУБОП*) будет заниматься департамент уголовного розыска МВД под общим руководством Сергея Тверитникова. Вот какие детали о деле Ставского сообщил наш источник: — Началось все так: один из сокурсников Михаила (фамилия имеется в редакции. — С. К.), находясь в компании со своими кавказскими земляками, брякнул, что в «Керосинке» (Университет нефти и газа им. Губкина. — С. К.) учатся дети миллионеров. Среди прочих упомянул сына вице-президента «Роснефти». Информация попала в нужные руки — на радиорынке бандиты купили диск с адресом Ставских, номера автомобилей, проследили распорядок дня студента и вычислили маршруты. У Миши были охранники, но один оказался непрофессионалом и не смог засечь наружку, а другой наложил в штаны, когда произошел захват. Сразу после похищения уголовное дело по-тихому завели в следственном управлении ЮЗАО и даже главе Следственного комитета Бастрыкину не стали докладывать. Может быть, это объясняется позицией службы безопасности «Роснефти». Отрабатывали две версии: внутренние разборки в компании и похищение с целью выкупа. Департамент экономической безопасности «Роснефти» (руководитель — бывший чекист Лозинский. — С. К.) проводил внутреннее расследование. Нас туда даже близко не подпускали. Мы отработали окружение Михаила, его матери и сестры. Кстати, родители дочку тут же спрятали в Чехии. Настораживало, что бандиты не выдвигали никаких требований. Честно говоря, такие ситуации всегда заканчиваются трагически. Решили поделиться информацией с вашей газетой. И после статьи началось! Руководство чуть ли не в Кремль вызвали. Короче, две недели ночевали в кабинетах. Правда, людей добавили, техники. Мы подняли всю агентуру. Появилась версия, что Ставского держат не то чеченцы, не то ингуши. После шума в прессе бандиты занервничали. Где держали мальчика, мы не знали, но с помощью прослушки вышли на некую Дадаеву, сожительницу одного из похитителей. Она постоянно звонила своему дружку в Подмосковье, но засечь его не удавалось. На прошлой неделе, в среду, собрали совещание опергруппы с участием руководства. Решили идти на риск и провели мнимые обыски у соседей Дадаевой. Понимаешь, жизнь мальчика была дороже. Она тут же запаниковала и отзвонилась в дачный поселок, и ее друг-ингуш отпустил мальчика. Никакой силовой операции по освобождению не было. С Мишей успели поговорить пока только кратко. Он говорит, что его не били, хорошо кормили и даже мыли в бане. Правда, он никого не видел из-за повязки на глазах. Говорят, что «Роснефть» за живого заложника обещала нам бонусы. Кстати, сестра Михаила — Наталья Ставская позвонила в редакцию и поблагодарила «Новую» за помощь и поддержку. Живым не возвращать В отличие от дела Ставского успехами по поимке банды Шилина, о которой «Новая» писала неоднократно, милиция похвастаться пока не может. Шило по-прежнему на свободе и планирует новые похищения. Нам удалось достать любопытное фото Шилина, которое было сделано в 2004 году в ОВД «Арбат». Уникальность снимка в том, что на тот момент Шило являлся задержанным по подозрению в попытке похищения сына бизнесмена Хачатряна. Допрашивая Шилина, оперативники с Арбата так с ним сдружились, что дали сфотографировать в своей форме под портретом президента. Шило в итоге выпустили на свободу, а уголовное дело пылится в архиве с формулировкой «за розыском обвиняемых». На прошлой неделе пришли новости о другом члене банды Шилина — докторе психологических наук Максиме Кане. С помощью его наводок в Госдуме (Кан являлся помощником депутата Госдумы Баржановой, «Единая Россия») и банковских кругах Шило подбирал потенциальных жертв. После освобождения заложника Максима Паршина Кан скрылся за границей. На днях к нам в редакцию попала копия свидетельства о рождении Кана на испанском языке, заверенная консулом РФ в Парагвае Игорем Флейшером. Следовательно, теперь доктор Кан проживает в Южной Америке вместе с Шилиным и финансовым директором банды Олегом Душенко. Снова крыша помогла? А месяц назад, как только о банде Шилина заговорили благодаря «Новой газете», Кунцевская прокуратура по заявлению супруги Кана завела уголовное дело по факту исчезновения главы семейства. В своем заявлении госпожа Кан написала, что ее муж «…07.03.2006 г. в 14 ч. ушел за покупками на Дорогомиловский рынок и до настоящего времени не вернулся. Ранее из дома не уходил». Очень странно, поскольку Кан каждую неделю звонит супруге на сотовый и по своим каналам передает деньги. В том числе и для семьи Шилина. Кроме того, по оперативным данным, Лилия Кан неоднократно выезжала на Балканы, где встречалась с мужем. Судя по всему, уголовное дело об исчезновении — начало некоей операции прикрытия, задуманной бандитами и их покровителями. На днях мы встретились с нашим источником из ФСБ. Его информация касалась подробностей другого громкого похищения, совершенного бандой Шилина, — гендиректора оборонного предприятия «Общемашснаб» Вадима Струкова. 22 ноября 2006 года Струков выехал из своего загородного дома на работу, однако в офисе не появился. Примерно через час он позвонил своему сыну Василию и попросил привезти семейную заначку. Еще через пару часов на номер Струкова-младшего позвонил неизвестный, представившийся Михаилом, и сообщил адрес, куда нужно доставить деньги. Василий обратился в УБОП Московской области и на встречу с Михаилом поехал под контролем оперативников. В пути сыну Струкова снова позвонил Михаил и потребовал «сказать ментам, чтобы они отстали, иначе отца он больше не увидит». При этом звонивший назвал госномер автомобиля оперативников. Убоповцы были вынуждены выполнить требования бандита. 400 тысяч долларов Василий оставил в условленном месте. Но отец так и не вернулся. По словам источника, следователи все больше склоняются к версии, что это было заказное убийство, инсценированное как похищение. И заказчиков нужно искать среди окружения Струкова. ЗАО «Общемашснаб» — эксклюзивный коммерческий посредник по продаже ракетного топлива для космодрома Байконур. Незадолго до исчезновения у Струкова возникли конфликты с партнерами по бизнесу и чиновниками, якобы он собирался придать огласке некоторые сомнительные сделки. По оперативным данным, убрать Струкова поручили именно Шило, а тот в свою очередь решил попутно пощипать жертву на деньги. Возвращать живым руководителя «Общемашснаба» никто не собирался. Вообще-то мы практически каждую неделю узнаем о новых заложниках, похищенных в Москве за последние три года. В нашем списке их набралось уже 18 человек. И это только те, за кого были выплачены многомиллионные суммы в долларах и евро. Заложник Ушаков, или Липкая Лента Фабула: Алексей Ушаков, коммерсант. Похищен 4 апреля 2005 года. Пробыл в заложниках 40 дней. Уголовное дело — в Следственном комитете при Генпрокуратуре (следователь Сердюков). Приостановлено в связи с розыском обвиняемых. — Меня захватили четыре человека напротив здания Следственного комитета на Большой Никитской улице. Видимо, слушали мой телефон и определили местонахождение. Ударили по голове, сломали два ребра, затащили в машину и на глаза надели шапку. По дороге (Ленинградское шоссе. — С. К.) нас остановили сотрудники ДПС. Буквально через две секунды мы поехали дальше. Как вы думаете, за это время вы успеете показать гаишнику права и техпаспорт? Следовательно, было предъявлено серьезное удостоверение. Потом меня привезли в какой-то лесной массив и передали другим людям. В похищении участвовали семь-восемь человек. Они думали, что я без сознания, но краешком глаза я успел рассмотреть нескольких. Командовал всеми один, они его называли Денисом. Это потом я узнал, что это был Шилин. Привезли в какой-то гараж и посадили в яму. Приковали цепями. В первую ночь чудом снял с ноги цепь и в наручниках попытался убежать. Но охранник (бывший десантник Пронин. — С. К.) неожиданно проснулся, достал «Калашников» и направил на меня. Так мы и просидели остаток ночи. — Что от вас требовали? — Начали с 4 миллионов долларов, закончили 1 миллионом. Я им сказал, что у меня больше нет. — Что было самым трудным? — Когда приходилось сидеть по пояс в ледяной воде — в подвале часто поднималась вода. Кстати, я вычислил район «проживания». Стал косить на плохое самочувствие и попросил таблеток. Принесли, а на коробках с лекарствами — штампики солнечногорской аптеки. Чтобы бандиты ничего не заподозрили, коробки пришлось съесть. Это был их единственный просчет. В остальном действовали грамотно и профессионально. — Как вам удалось вырваться? — Я уговорил бандитов меня выпустить, поскольку, мол, без моего личного присутствия деньги они не получат. Потом вместе с операми с Шаболовки (ОРБ ГУ МВД России по ЦФО. — С. К.) мы начали игру. Через месяц нашли концы банды. Договорились, что первые 500 тысяч долларов я передам в здании Парекс-банка. Была устроена засада, но началась стрельба, хорошо, что Шило подвернул ногу, а то бы ушел. Взяли его и подельника — пензенского рецидивиста Стексова. У обоих были поддельные паспорта. Я держал их в руках. А потом начались чудеса: Шилина через два дня отпустили на свободу, а Стексов был осужден. Но не за мое похищение, а за использование поддельного паспорта. 9 месяцев строгого режима. Через пять месяцев он вышел на свободу по УДО и скрылся. Кстати, я потом узнал, что, оказывается, на суде по Стексову был мой представитель (адвокат Нечаев — уд. № 3878. — С. К.). Кто такой Нечаев, для меня до сих пор загадка. Мне не дают ознакомиться с моим уголовным делом, и, насколько я знаю, большинство вещдоков исчезли. Например, диски с телефонными прослушками и материалы, которые собрали латвийские оперативники и передали в МВД России. Все материалы пропали. — Как могли отпустить Шилина? — Я этот вопрос задавал шаболовским операм. Но они кивают на Пресненскую прокуратуру. В моем уголовном деле был рапорт, где один из оперативников доложил начальству, что Шило за свое освобождение предлагал 250 тысяч долларов (копия рапорта имеется в редакции). Потом рапорт пропал из дела. Но я думаю, что деньги здесь сыграли не главную роль: прокуроры знали, что я мог бы заплатить гораздо больше. Я уверен, что позвонил некий высокий чин, и бандита отпустили. — И кто крышует банду? — Это очень высокий уровень. Об их возможностях говорит то, что они могут прослушивать мобильники и получать конфиденциальную информацию из банковских кругов. У Шилина имелось очень много паспортов прикрытия, в том числе и иностранных. Беседуя со мной в яме, Шило нередко хвастался: у него такие высокие покровители, что с земли их не видно, и если его возьмут, то через пару часов все равно отпустят. Так оно и вышло. Шило четыре раза брали с поличным и каждый раз отпускали. Как он сумел уйти в Южную Америку и перетащить своего финансиста Олега Душенко? Кстати, Душенко несколько раз звонил мне из Уругвая. Возможно, бандиты собираются отомстить. А вообще, Шилин — это только исполнитель. Есть еще заказчики и посредники. Оперативники мне рассказывали, что за многими похищениями и убийствами стоит человек по прозвищу Липкая Лента. Говорят, что он давно депутатствует в Госдуме. — У вас оперативники вымогали деньги? — Конечно, я за все проплатил. На Шаболовке нет ни аппаратуры, ни возможностей… И Шилина вычислил я, а не оперативники. Операм я платил за общее расследование: сделать биллинги, пробить номера… Заложник Паршин, или $7 млн Фабула: Максим Паршин, студент-медик. Мать — руководитель крупного коммерческого предприятия. Похищен 2 ноября 2005 года. Пробыл в заложниках более 5 месяцев. Уголовное дело — в Следственном комитете при прокуратуре Центрального федерального округа (следователь Яременко). Приостановлено в связи с розыском обвиняемых. — Меня захватили в парке, когда я гулял с собакой. Сначала был удар в челюсть, а потом крики: «Лежать! ФСБ!» В машине на голову надели шапку и стали в рот заливать водку. Со мной в автомобиле находились четверо бандитов. Они по рации переговаривались с сообщниками, которые их предупреждали о милиции и постах ГИБДД на дороге. Вскоре я отключился. Видимо, в водку что-то подмешали. Очнулся в бетонном подвале (в том самом, где держали Ушакова. — С. К.) Меня охраняли поочередно три или четыре человека. Они всегда были в масках. Меня не били. А зачем? Они не раз говорили, что ничего не боятся, так как у них большие связи. И что самое интересное: они мне сообщили, что кроме матери меня никто не ищет. Угрозы стали поступать, когда мама по совету оперативника Алешина отказалась платить 7 миллионов долларов неизвестно кому и потребовала гарантий моей безопасности. Они сказали, что будут отрезать мне пальцы и посылать по почте родителям. Я им сказал, что учусь в медицинском институте и смогу отрезать себе пальцы сам, чтобы не было заражения крови. Они сначала заартачились, а потом решили, что за труп им не заплатят. Собирались уже принести инструменты. К счастью, обошлось. Но самое страшное было не это. Я думал, что крыша поедет. Глядя на меня, бандиты тоже так думали. Постоянно проверяли. Но выстоял. — Как тебя освободили? — Я долго ждал, что меня освободит милиция, а потом перестал надеяться. Уже стало все равно. Однажды утром в подвал зашли двое, подняли меня на поверхность и на глаза надели закрашенные очки для плавания. Вывели на дорогу и сказали: «Досчитаешь до тридцати и можешь снимать очки». Вернули мой паспорт и дали тысячу на проезд. Когда я снял очки, чуть не потерял сознание. За почти полгода нахождения в темноте, отвык от дневного света. Я практически не мог ходить, от переизбытка кислорода горлом пошла кровь. На попутках добрался до Москвы. Сразу пошел в приемную ФСБ на Лубянке. Говорю дежурному: «Я — Максим Паршин, меня долго держали в заложниках. Прошу вызвать оперативника и позвонить маме». Три раза повторил, а дежурный через переговорное устройство металлическим голосом попросил очистить помещение. Сказал: ФСБ такими делами не интересуется. Я вышел на улицу и подошел к патрульной машине ДПС. Ноги уже совсем не держали, и снова кровь пошла. Я попросил инспектора довезти до ближайшего отделения милиции и повторил то, что говорил в ФСБ. А гаишник меня матом послал и пригрозил избить. Никогда не забуду эту хамскую рожу! Я упал на асфальт — и потерял сознание. Очнулся минут через 20 и поплелся на Петровку, 38. По дороге снова падал. Последние 100 метров уже просто полз. Добрался до ГУВД. А там уже дежурному ничего не оставалось, как позвонить родителям. — Как проходило расследование твоего похищения? — А никак! Оперативники при встрече мне сразу заявили: «Перестань валять дурака и расскажи, как сам себя похитил?» — В смысле? — Опера меня даже не искали и считали, что это мы с мамой придумали инсценировку. Якобы для того, чтобы мама смогла перевести деньги за границу. Представляете? За ней и другими нашими родственниками постоянно следили и прослушивали телефоны. И деньги на расследование вымогали. Я был уже две недели дома, вдруг к маме пришли эфэсбэшники и говорят: «Мы знаем, как спасти из плена вашего сына» И стали намекать на гонорар. А мама им сказала, что они опоздали, поскольку я был в соседней комнате. И они ушли расстроенные. И бандиты были в курсе, что расследование уголовного дела не идет. Только когда убоповец Алешин подключился, то смог вычислить Шилина, Кана и Пронина. — Как теперь у тебя складывается жизнь? — Продолжаю учиться, хожу с охраной. Не расстаюсь с пистолетом и смотрю с отвращением на людей в погонах. Они для меня умерли навсегда. Но зато пропала депрессия. Я радуюсь каждому дню, солнцу, дождю и птицам. И стал ценить вещи, которые раньше не замечал. При обыске в подвале дома, где держали Паршина, оперативники обнаружили множество мужских и женских вещей. В том числе были найдены установочные данные (адрес, состав семьи, наличие автомобилей, номера банковских счетов) на учредителя ОАО «Русский продукт» и известную меценатку Ольгу Миримскую. Ее семья от комментариев отказалась. Адвокат Романова По делу банды Шилина год назад был арестован бывший майор УБОПа Андрей Алешин. Его обвиняют в сговоре с Шило и причастности к похищениям гендиректора оборонного предприятия «Общемашснаб» Струкова и представителя фирмы «Хайртрейд Инвестмен» Лолиты Судаковой.Его адвокат Екатерина Романова изложила «Новой» доводы защиты. — Два года Алешин шел по следу банды Шилина. Собрал обширное досье и некоторые материалы передал следователям. Их потом кто-то уничтожил. Ему не раз поступали угрозы, а когда он заметил слежку, то сразу пришел в Следственный комитет. Там его и арестовали. Сейчас сидит в «Лефортово». — Вы слышали о человеке по прозвищу Липкая Лента? — Да, оперативники в разговорах называли эту кличку. — Как идет расследование уголовного дела? — В уголовном деле есть несколько нестыковок. Например, аудиокассета с записью голоса Андрея, где он якобы у сожителя Судаковой, гражданина Кузина, требовал выкуп. Эту кассету принес Кузин спустя два года после похищения. Сказал, мол, она у него завалялась в штанах. Как такое может быть, когда все телефонные разговоры писались под контролем оперативников и тут же кассеты приобщались к делу? — На вас оказывается давление? — За мной постоянно следят некие люди с характерной внешностью. Они думают, что мой подзащитный рассказал мне, где спрятал досье на Шилина. Наивные люди! Вот недавно заметила слежку возле дома: сидит мужик с бутылкой пива. Затем его сменил другой, а в руках все та же бутылка. Потом третий — и опять с этой же бутылкой. Хотя бы открыли ее для достоверности. Недавно к Алешину в тюремную камеру (вместе с ним сидит генерал Бульбов) приходил высокий чин из МВД и заявил, что отныне бывший убоповец будет консультировать следственную бригаду по банде Шилина. Кроме того, в отношении некоторых шаболовских начал проводить проверку департамент собственной безопасности МВД. *Оперативно-разыскное бюро Главного управления МВД по Центральному федеральному округу. Справка «Новой» ОПГ Шилина Лидер — Денис Шилин (Шило). Скрывается в Южной Америке. Аналитик и наводчик — Максим Кан (Макс-кореец). Скрывается в Южной Америке. Финансовый директор — Олег Душенко (Душик, Дух). Скрывается в Южной Америке. Ответственный за связь с родственниками похищенных — Игорь С. (Мать — высокопоставленная чиновница МЭРТа.) Работал в Госдуме в Комитете по промышленной политике. Проходил свидетелем по делу Паршина. Силовой захват заложников — Валерий Стексов. Местонахождение неизвестно. Охранник заложников — Дмитрий Г. Отпущен из СИЗО г. Тулы на свободу по звонку из ДСБ МВД. Местонахождение неизвестно. Охранник заложников — Михаил Т. Местонахождение неизвестно. Охранник заложников — Игорь Пронин (осужден за похищение Паршина). Игорь Г. В подвале своего дома держал пленников. Оправдан судом присяжных. Все фамилии редакции известны. До сих пор остаются на свободе заказчики похищений, а также сотрудники силовых ведомств, принимавших участие в захвате заложников, прослушивании телефонов и помогавших шилинским в получении оружия и документов прикрытия. По нашим подсчетам, это еще 15 — 20 человек."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации