«Мы приехали работать, а не сидеть»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Мы приехали работать, а не сидеть» Трое россиян уже неделю находятся в югоосетинской тюрьме

"Вчера на площадке информационного агентства Росбалт в Москве несколько российских специалистов с опытом работы в Южной Осетии рассказали о серии скандалов, разразившихся в этой маленькой стране, независимость которой официально признает Россия. В югоосетинской тюрьме уже неделю находятся трое граждан РФ -- Алексей Грунин, Андрей Абрамов и Алексей Носачев. По официальной версии, трое россиян подверглись административному аресту на 30 суток в связи с тем, что у них не оказалось югоосетинской регистрации. К тому же они якобы могут оказать давление на свидетелей в ходе расследования работы предприятия, сотрудниками которого являются. При этом никаких официальных документов о начале разбирательства в отношении предприятия или уголовного преследования его сотрудников руководители компании до сих пор не видели. Место работы троих арестованных россиян -- югоосетинское государственное унитарное предприятие «Алутон». Это пивзавод. По словам директора по развитию Дмитрия Лазарева, россияне восстановили ранее не работавшее производство, минувшей зимой запустили цикл и в январе получили первую готовую продукцию. К апрелю стало ясно, что завод окупается и способен приносить доход владельцам. Г-н Лазарев не в состоянии точно объяснить причину проблем, начавшихся с конца апреля у процветающего новенького пивзавода. Но предполагает, что кто-то заинтересовался предприятием и решил забрать его себе. По версии югоосетинских правоохранителей, «Алутон» получил от республики финансовые средства, за которые теперь не в состоянии отчитаться, а также начал варить пиво и продавать его еще до того, как оформил все необходимые лицензии и санитарно-эпидемиологические заключения. Г-н Лазарев категорически заверяет, что с документами все в порядке, все они открыты и будут представлены в прокуратуру, и что никаких официальных претензий и тем более обвинений пивзавод не получал. Но трое его сотрудников -- начальник отдела сбыта, водитель и кладовщик -- уже неделю сидят в тюрьме, причем один из них серьезно болен и нуждается в лекарствах. «Мы не хотим заниматься никакой политикой, но мы приехали в Южную Осетию работать, а не сидеть», -- пожал плечами г-н Лазарев. -- «Но именно политикой вы и занимаетесь! -- возмущенно ответила ему находившаяся в зале сотрудница югоосетинского посольства в России Инга Кочиева. -- Россия в августе 2008 года спасла югоосетинский народ, но сейчас уже другая ситуация, это надо понимать. А вы делаете из правового вопроса проблему отношения к российским специалистам. Зачем выносить спор из избы? Почему вы собираете пресс-конференцию в Москве, а не в Южной Осетии?» -- «Сажают», -- простодушно пояснил Дмитрий Лазарев. Примерно такой же разговор состоялся у представителей Южной Осетии с директором ГУП «Дирекция по реализации национальных приоритетных проектов Республики Южная Осетия» Исмаилом Каримовым. Югоосетинский журналист напомнил ему о нескольких уголовных делах, которые якобы возбуждены против него в Цхинвали, и спросил, отчего г-н Каримов покинул Южную Осетию. Г-н Каримов отвечал, что никаких официальных бумаг по поводу обвинений в свой адрес не видел, но 12 апреля «товарищи» предупредили его о готовящемся аресте, и он поспешил покинуть республику. Предприятие г-на Каримова является генеральным подрядчиком программы восстановления жилых домов в Цхинвали и других населенных пунктах Южной Осетии. Г-н Каримов работает директором с августа 2009 года и утверждает, что к нынешнему маю проблема реставрации пострадавшего жилья могла бы быть полностью закрыта, но власти республики (еще до назначения г-на Каримова на должность) сначала зачем-то раздали целых 130 подрядов там, где речь шла о восстановлении всего 322 домов. А затем отчего-то расширили утвержденный список объектов до 429, то есть на треть. Когда г-н Каримов спросил у главы госкомитета Южной Осетии по реализации проектов восстановления Зураба Кабисова, откуда взять деньги на дополнительные 107 домов, тот объяснил ему, что по итогам года удастся сэкономить часть бюджетных расходов и из них заплатить. Зато как только г-н Каримов вступил в должность, предприятие сразу же получило иск от некой цхинвальской фирмы, которая якобы выполнила работы по расчистке завалов и вывоза мусора и теперь требует 140 млн руб. гонорара. Фирма г-на Каримова имеет дело только с деньгами, которые поступают из России, и тратит их по смете, утвержденной в том числе российским Минрегионом. В этой смете нет графы «расчистка завалов и вывоз мусора», но это не мешало чиновникам заказать работу и пообещать оплату (в размере более 10% всех денег, отпущенных на стройку). Югоосетинский суд требует от дирекции погасить задолженность, счета компании арестованы, процесс строительства, как следствие, в очередной раз застопорен. Г-н Каримов поинтересовался, можно ли взглянуть хотя бы на вывезенный мусор, но такой возможности не оказалось. Российские специалисты считают, что в последнее время обострились проблемы, связанные с правовым статусом их коллег, работающих в Южной Осетии. По их словам, примерно половина российского персонала сталкивалась с угрозами, давлением и запугиванием со стороны силовых структур республики. У троих арестованных сотрудников пивоваренной компании отобрали российские паспорта со словами: «Раз не хотите уезжать, посидите пока здесь». Участники пресс-конференции полагают, что некоторые восстановленные госпредприятия подвергаются рейдерским атакам со стороны частных структур «под патронатом отдельных югоосетинских чиновников». Блокируются поставки из России техники, а транспорт работающих в республике компаний, в том числе частный транспорт сотрудников, отбирают без внятных правовых оснований. Участники пресс-конференции надеются, что обнародованные ими данные дойдут до сведения президента ЮО Эдуарда Кокойты, и он примет необходимые меры в отношении своих нерадивых сотрудников. Однако реплики официальных представителей Южной Осетии, посетивших пресс-конференцию, заставляют предположить, что президент не сможет стать в этих конфликтах независимым арбитром, поскольку является одной из сторон. Это же косвенно подтвердили и сами пострадавшие, которые объясняют все происходящее стремлением неких сил дискредитировать правительство Вадима Бровцева. По их мнению, кабинет г-на Бровцева «перекрыл все возможности нецелевого использования финансовых средств, выделяемых из бюджета Российской Федерации на восстановление Южной Осетии». К слову, югоосетинский бюджет формируется за счет РФ на 98,3%. Челябинский предприниматель г-н Бровцев (как уже писала газета «Время новостей» 30 апреля 2010 года) возглавил правительство независимой республики в августе 2009 года. Его знали как близкого знакомого министра регионального развития РФ Виктора Басаргина -- а именно Минрегион координирует все российские усилия по югоосетинской послевоенной реабилитации. В Минрегионе от правительства Вадима Бровцева, видимо, как раз и ждали «перекрытия возможностей» воровства денег местными чиновниками. Правда, оппоненты г-на Бровцева считают, что, частично оттеснив от финансового «водопоя» местный истеблишмент, новая команда сама с удовольствием расположилась на освободившемся месте, якобы делясь доходами с некоторыми чиновниками Минрегиона, а также с многочисленными подрядчиками с родного г-ну Бровцеву Урала. В конце апреля контролируемый президентом Кокойты парламент Южной Осетии попытался инициировать вотум недоверия кабинету, но г-н Бровцев навестил высокопоставленных покровителей в Москве и, кажется, усидел в кресле: во всяком случае, вчера сообщалось, что он провел совещание с главами югоосетинских районов. По одной из версий, атака на г-на Бровцева мотивирована не только меркантильными соображениями, но и политикой: в будущем году истекают президентские полномочия Эдуарда Кокойты. Кремль устами главы президентской администрации Сергея Нарышкина запретил ему увеличивать число сроков нахождения у власти, и теперь некоторые эксперты считают, что г-н Кокойты рассчитывает пересесть в кресло премьер-министра, чтобы продолжать управлять республикой. А для этого требуется более сговорчивый глава правительства, который согласился бы в нужный момент уступить место. Что касается пивоваров, они собираются обратиться в российскую прокуратуру, чтобы та помогла вызволить арестованных сотрудников. Проблема в том, что Россия признает Южную Осетию независимой страной, поэтому компетенция Генпрокуратуры РФ на нее не распространяется. Правда, на днях глава российской республики Северная Осетия Таймураз Мамсуров выразил железную уверенность в предстоящем объединении обеих Осетий в составе российского государства. Но развитие событий в Цхинвали после признания независимости множит количество россиян, которые такого объединения могут и не захотеть. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации