«Не прекращаются инсинуации кровавой гэбни насчет сайта РосПравосудие»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Не прекращаются инсинуации кровавой гэбни насчет сайта РосПравосудие»

737adb71d9291d1bea416d3b8bc129de.jpeg

Вадим Тропнивов

Владельцем крупнейшего проекта Рунета оказался сибирский хакер Вадим Тропников, скрывающийся на Украине от федерального розыска

Популярный портал «РосПравосудие», собравший 86 млн просмотров и 50 млн текстов судебных решений , из-за внутреннего конфликта был длительное время недоступен. В ходе этого конфликта выяснилось, что реальным собственником Росправосудия является отнюдь не респектабельный петербургский интеллигент Глеб Суворов, а бывший омский зэк и талантливый вебмастер Вадим Тропников, скрывающийся между Львовом и Одессой от российского федерального розыска. Выясняя отношения, бенефициар Тропников и его зиц—акционер Суворов не только обвинили друг друга в ликвидации проекта, но и опубликовали подборку компрометирующих материалов. Эти сведения дают представление как о личностях хозяев крупнейшего проекта Рунета, так и о механизме формирования сайта, участия в его деятельности фонды оппозиционера Алексея Навального и экс-министра Алексея Кудрина . По словам Суворова, бюджет Росправосудия состоял из $200 тыс. долларов. Тропников захватил ключи от сервера, уничтожил все данные, присвоил доходы от рекламы. Суворов упомянул об украинском убежище своего партнера, намекнул на его зарубежное финансирование и тяжелую наркотическую зависимость.

B3c5117a9d354b6f816370dd9c42cbb7.jpeg
Глеб Суворов и Алексей Кудрин

Вадим Тропников (он же Code Master) мотивировал свою позицию тем, что оплачивал домен и сервер Росправосудия, а также единолично разрабатывал скрипты. В то время как Суворов не смог гарантировать продажи, использовал сайт в политических целях и даже попытался отдать его проамериканским оппозиционерам, намеревавшимся свергнуть президента Владимира Путина. ИА «Руспрес» публикует интервью обоих интернет-предпринимателей. На сегодняшний день Росправосудие контролирует Вадим Тропников, который планирует осуществить монетизацию проекта.

        • Глеб Суворов: «Это побочный эффект злоупотребления психоактивными веществами — товарищ был закодирован от пьянки»

- Откуда возникло РосПравосудие? — В 2010 году я ушел с юрфака СПбГУ (второе высшее) после слов одного из профессоров, о том, что лучшая стратегия для победы в гражданском/арбитражном процессе — завести уголовное дело на вашего оппонента. Но живой интерес к праву и справедливости у меня остался. Поэтому, когда в 2011—м году суды общей юрисдикции начали публиковать судебные решения в интернете, я сразу загорелся идеей их собрать и проанализировать. Пришлось подождать до конца зимы 2012, когда мне удалось “продать” эту идею одному своему знакомому, который обладал большими талантами в области программирования [ Руспрес: Суворов имеет ввиду Вадима Тропникова]  — мы собрали первую сотню тысяч актов, прикрутили дизайн и 10 апреля 2012 года проект был официально запущен. — Почему такое название? — Домен был свободен, во всех доменных зонах, и был в тренде. — Когда стало понятно, что проект удался? — [..] Наглядный факт — запрос РосПравосудие в Яндексе популярнее, чем “судебные решения” или “судебная практика” или “судебные акты”. По популярности у юристов, судей и населения проект попал в топ3 СПС —  первым был Консультант Плюс, затем Гарант, а потом мы (“конкуренты” проводили исследования). — Вы точно не имеете отношение к РосЖкх, РосПилам и прочим проектам Навального ? — Вообще никакого отношения. Однажды был в офисе [ Фонда борьбы с коррупцией]  — рассказывал сотрудникам про преимущества использования РосПравосудия для изучения судебной практики и прочих расследований, а тут раз и босс зашел посмотреть что происходит:

Deaa24cd055c5a92ab60e92cb9698acf.jpeg
Глеб Суворов и Алексей Навальный. На заднем плане — парадная фотография Владимира Путина и Муаммара Каддафи

— Встречал упоминание, что вы проект [Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина] , это правда? — Летом 2012 года КГИ только стартовал и им определенно были нужны какие-то знаковые и хорошие проекты “в обойме”. Узнав об этом, я пришел в к ним в офис и после недолгих переговоров Фонд Кудрина выделил РП грант  —  на первое время хватило. — Расскажи про историю с Врублевским. — Павел Олегович еще не был киберпреступником №1 , так что в поисках инвестиций я оказался в его кабинете в башне Федерация и выслушал пару чрезвычайно занимательных баек про битву с ФСБ , Генпрокуратурой и Аэрофлотом . В общем-то этот эпизод интересен только тем, что завершился словами — “скромнее надо быть парни”, что весьма забавно для любого, кто хоть что-то знает про ВПО [Врублевский Павел Олегович] . Кстати, на следующий день после поста про наш сервис — его “друзья” из GroupIB уже вовсю лопатили РосПравосудие в поисках подходящей судебной практики. Мир тесен, понимаешь, а за совет — спасибо.

35c68b8548cea2a8f0f26fa8de0a9d2f.jpeg
Павел Врублевский

— Кто еще тебе “помогал советами”? — Например, Игорь Ашманов  — у него был небольшой посевной фонд, который чуть было не проинвестировал в РП (мой коллега [Тропников] им не понравился) — посоветовал добавить побольше патриотизма и избегать всяких либеральных деятелей — это в 12м-то году, когда будущее казалось всем таким безмятежным. И рекомендовал никогда не вести дел с уголовниками — как в воду глядел. Много было хороших людей с мудрыми советами, не про всех могу рассказать.

Da67262f8d4df946542182cd3d6165a8.jpeg
Игорь Ашманов

 

— Я нашел видео с адвокатом, он обзывает вас “слугами Димы и Вовы”, это правда? — Многие адвокаты по природе своей большие врунишки. На счет слуг — выдумки. Госорганы никогда не оказывали нам прямой материальной поддержки — только морально стимулировали. По сообщениям «Ведомостей», весной ветер переменился и сотрудники АП стали считать деятельность подобных систем вредоносной (думаю, что это неправда). Летом наша заявка на финансирование попала практически на самый высокий стол — лежит там, в какой-то серой папке, ждет своего часа. — Значит, Госдеп? — Увы, “обобщенный госдеп” не выделил фондов на РосПравосудие, возможно из-за того, что мы не посылали заявок по всей форме. Мне казалось некорректным обращаться к внешним источникам финансирования, а потом и закон об иностранных агентах подоспел. Максимум на что хватило моих усилий — добрался до вашингтонского офиса Всемирного Банка — получил в подарок книжу про борьбу с коррупцией и очередную пачку “удивительных историй” про реалии информатизации российской судебной системы, был и второй заход — но тут уже началась Украина и санкции. — Почему вы не продались какой-нибудь коммерческой компании? — Российские компании любят тишину, деньги и быть в хороших с государственными служащими, а западные компании… Я пришел в заокеанский офис Лексис—Нексиса, рассказал им про наши достижения, обменялись историями о “опечатках в судебных решениях размером с судебное решение”, но до покупки/инвестиций/лицензирования данных дело не дошло. — Откуда же ты брал деньги и сколько это стоило? — Первый год жили и развивались на свои накопления. Потом был грант от Фонда Кудрина, контракт с Кодексом и пара договоров с другими коммерческими компаниями, под конец еще добавили рекламы от Google Adsense, “адскую” юридическую партнерку от leadia и краудфандинг — собирали пожертвования от посетителей. Прямых затрат — не считая трех лет жизни — РП поглотило на круглую сумму в 200 000 долларов. Экономили на всём: тотальный бутстрап с дошираками, переиспользование опенсорсных решений, никакой рекламы. — Как вам удалось раскрутиться? — СМИ писали про исследования => мы получали ссылки => необходимый траст для Google и Yandex + много относительно уникального контента — всяческие залежи судебных решений в .doc и .pdf файлах были собраны и обработаны. Ну и еще были всякие маленькие хитрости, которые еще пригодятся — Что случилось с РосПравосудием? — 1. В ночь с 9 на 10 января, мой “коллега” скачал бэкапы с нового сервера:

6e6c750f76c7579dfe596e248ac4b57a.jpeg

Просмотреть в полном размере

2. Подождал неделю, спросил меня — не против ли я, если он заберет себе выплату за рекламу, пожаловался в джаббере, что он немного волнуется, и пропал. Восстановив доступ на сервак я увидел там пустоту. Причина пустоты была понятна — в .bash_history было ЭТО

8d3be43b7da50bf86769768393509efb.jpeg

“Коллега” [Тропников] зачистил сервер и удалил всё! — Почему ты не поднял тревогу раньше? — Всё произошло вечером в пятницу, на следующий день была суббота, “корпоративный” vpn (на другом хостинге) перестал работать, поэтому о том что домен не резолвится и не отвечают ns—сервера я узнал только вечером. Незадолго до этого нас ДДОСили “доброжелатели” и ради эксперимента с пятибаксовыми самодельными CDN, нсы были переключены с моего аккаунта на амазоне на несколько временных серверов, поэтому было непонятно что к чему, а связи с “коллегой” не было — тк vpn—сервер лежал. В общем, много разных было вариантов неисправностей. Кроме того, “коллега” прятался в этот момент во Львове, так как был в федеральном розыске за причинение тяжких телесных повреждений жене (ст. 264, скрывался от амнистии). Без возможности получить загранпаспорт   из-за неуплаты долгов. В наличии были и недоброжелатели. Шуметь было нельзя — вдруг [Тропников] уже по дороге в Лефортово, или в подвалах от СБУ прячется, а может решил наконец реализовать свою мечту и сдался в какое-нибудь посольство, или рванул через Карпаты “наудачу”? А может его стукнули по башке, когда он пошел обналичивать вебмани и он лежит себе в больничке/морге/канаве и падение серверов просто совпадение? — Каждый из вариантов требовал различных стратегий реагирования — поэтому потребовалось некоторое время на получение ответов. Кроме того, я считал коллегу своим другом и был уверен в его невероятной порядочности — он горячо рассказывал про свою борьбу с несправедливостью судебной системы, с злыми следователями и прокурорами — прямо борец за права конкретного человека. Все оказалось проще — Ашманов был прав — “коллега” уничтожил отличнейший проект, исходя из пароноидальных интересов, абсолютно без внешнего давления, без принуждения и угроз — добровольно — и спрятался, что бы не отвечать на неудобные вопросы. — Тебе не кажется это странным — уничтожать сервис, который “растет и колосится”, приносит тебе деньги, отрубать домен и творить какую—то неведомую ****? — Увы, это побочный эффект злоупотребления психоактивными веществами — товарищ был закодирован от пьянки, обладал высоким IQ, работоспособностью и производил очень благоприятное впечатление (мы работали с ним до этого). Все от тяжелой жизни в бегах и различных проблем —”товарищ” подсел на стимуляторы и понеслось. Есть вещи хуже чем наркотики — их недостаток. Что бы понять механизм принятия решений наркоманом достаточно посмотреть пару серий “rats on cocaine” на ютубе. — Почему ты не сделал бэкапы? — Бэкапы были конечно, и “коллега” их стер. Бэкапы на амазоне “коллега” удалил еще раньше, свои — утащил с собой, от еще одного сервера с бэкапами мы отказались как раз перед Новым Годом. Нас было всего два человека в проекте с самого начала и до самого конца, от кого бэкапиться? Объем данных был в несколько терабайт — закачаешься регулярно обновлять. — Что будет с РосПравосудием теперь? — Ну как что — заявление в следственный комитет, срывы покровов, расчехление резервных чемоданов компромата, вот это вот все. Шутка. В принципе, РП выполнило свою функцию привлечения внимания юридического сообщества к проблеме отсутствия общей практики правоприменения. Да и про полпроцента оправдательных приговоров уже знают все. Что касается научной составляющей — выявлен факт отсутствия соответствующих научных организаций, оставшиеся носят преимущественно имитационный характер — ну и ладно, тут не изменишь уже ничего, Господь, жги! Очень печально, что точку пришлось поставить прямо сейчас, все же за три года я вложил в РП достаточно много сил, времени и идей. Из позитивного: база судебных решений находится в надежных руках — все крупнейшие справочно—правовые системы РФ обладают ей практически в полном объеме и могут реализовать все необходимые функции (если посчитают нужным) — в этом смысле рукописи не сгорели. Гарант, Консультант Плюс, Кодекс и кое—кто еще могут запустить подобный продукт в любой момент. Что до украинского Правоскопа — восстанавливать его с нуля и заниматься им в современных условиях — совсем нет никакого резона — все слишком зыбко в этой стране, жаль что не удалось передать его в чьи—то надежные руки. — Так было еще какое—то правосудие? — А то!

 

6e7796c4b383d41a23b4c2f0f01da0f3.jpeg
Правоскоп — украинский вариант РосПравосудия. В полном размере изображение здесь

По понятным причинам Правоскоп существовал в замороженном состоянии и режиме максимальной тишины. — Что еще осталось за кадром? — История попила 200 млн долларов на информационные системы поддержки правосудия, создатели систем для КРУ, украинские полицейские-бандиты, смешные псевдо-инвестиционные псевдо-фонды, суды ссылаются на РосПравосудие в своих решениях, копия-копии-копии, решения из будущего, взволнованные главы регионов и официальный ответ ФСКН в Российской Газете, Медведеву рассказывают про РП, попасть в Форбс что бы получить ссылку на сайт, белые ковры оппозиционных деятелей, краудфандинг — не крауд и не фандинг, в Сенате вкусные сэндвичи, познакомьтесь с сотрудником Викиликс, ой, а вот еще один, и тд и тп. В общем, было интересно. Всем спасибо за участие! Источник: Medium , 28.01.2015

        • Жизненная история сибирского самородка Вадима Тропникова

 

Часть 1. «Где наркотики?»

В конце 90х, устав от пост-кризисного Омска, перебрался я в Москву. Обзавелся жильем, новыми знакомствами, жил спокойненько, никого не трогал. И был у меня в Омске товарищ Максим. Товарищ не скрывал своей дружбы со спецслужбами, да тогда никто особо этого не скрывал. Частенько бывало собирались за одним столом и терли темы агенты РУБОП, ФСБ и других аббревиатур. И только я был ничей агент, ибо с давних пор в моем личном деле красуется надпись размашистым резким почерком «к оперативной работе не пригоден». Но однажды, невзирая на это, омский товарищ Максим предложил подкинуть наркотиков в «бункер» нацболов на Фрунзенской. Зачем мне могло понадобиться такое делать я до сих пор не понимаю. В общем и тогда я не понял и просто забыл про это дело. А оказалось напрасно. Вскоре, видимо, не найдя наркотиков в штабе нацболов, завалилась ко мне на квартиру оперативная группа московской милиции. Стали они меня пытать — «где наркотики?», на что получали закономерный ответ «какие наркотики, нет наркотиков». Пытали меня полдня на квартире, перевернули все, потом увезли в отдел и пытали там. Конечно глупая идея спрашивать омича «где наркотики», но им почему-то хотелось заниматься такими глупостями. Ночью с отдела меня выгнали, метро было закрыто, поймал я бомбилу и поехал домой. Ситуация была крайне непонятная — вроде тема с штабными наркотиками была фсбшная, а пытали почему-то менты. Как и положено в любой непонятной ситуации улегся я спать, подумав что недоразумение само разрешится. И оно, конечно, не разрешилось. Следующий день начался со звонка в дверь соседа снизу — «вы топите». Я ответил, что он абсолютно прав, но у меня все сухо и комфортно, и отправился дальше топить на диван. По итогу дверь как-то открыли и залетели в квартиру недовольные мрачные типы с расчехленными стволами. От соседей типы отмахивались похожими на фсбшные корочками, которые держали в свободных от стволов руках. Стало понятно, что вот это как-раз оно. Но ребята были в том-же заезженом репертуаре — «где наркотики». Разнесли окончательно квартиру, поломали мне лицо, помахали пистолетами, покатали по вечерней Москве кругами и отпустили. Ощутив некоторую неуютность Москвы, на следующий день доковылял я до вокзала и отправился в Омск. Засел дома в Омске читать книжки, а через неделю в дверь раздался неожиданный звонок. Оказалась опергруппа местного шестого отдела что-то от меня хочет. Заколотили в наручники и утащили на 5 этаж здания на улице Пушкина, печально известный тем, что народ оттуда выходил в окна, пока на них не поставили решетки. Ну и традицией тогда было никаких вопросов не задавать, а бить и ждать чего клиент сам расскажет. Традиционно стали бить как резинового зайца, полетав некоторое время от стенок нескольких кабинетов я устал, да и они тоже. Тогда опера привели омского товарища Костю, который с порога заявил «Вадик, тут все серьезно, отдавай все что взял». Ну я то понял уже, что все серьезно, но отдавать то мне нечего, у меня же как у латыша — хуй да душа. В ходе наконец-то начавшихся переговоров выяснилось, что кто-то чего-то там взял у потерпевшего и отвез к Максиму. Но, так как потерпевший должен был мне, то теперь у нас оказывается полноценная преступная группировка, в которую входят офицеры налоговой полиции, сын генерала военной контрразведки и студент-математик. Предложение забыть про это безнадежное дело, ибо к насильственному перераспределению собственности я интереса не питаю, а в Омске давно не жил и жить особо не собираюсь, было парировано решительным заявлением, что в Омске я теперь надолго. Максим и сын генерала по дальнейшему ходу дела оказались свидетелями, Костю вместе со мной посадили в тюрьму. За первые три года срока изучил я уголовное право, исписал коробку бумаги жалобами и в один прекрасный день вызвали меня в спецчасть. Ожидания очередного отказа (на этот раз из последней инстанции — председателя президиума ВС РФ) не оправдались. Оказалось приговор хотят отменить за отсутствием состава преступления, что вскоре и произошло.

Часть 2. «Вебмастерская»

Выйдя на свободу холодной осенью 2002 года я не придумал ничего лучше, чем заняться сео. Повисев годик в топе умакса и обеспечил себе пенсию, построил домик, огородил его двухметровым забором от творящейся вокруг несправедливости бытия, завел котов, жену и ребенка. Бытие тянуло свои щупальца через забор, но такие попытки в корне пресекались. Например был у меня на зоне товарищ Паша. Вообще у меня с отсидки много друзей, но у многих из них возникает рано или поздно один нюанс — они там что-то понимают в этой жизни, мне до сих пор недоступное. И часто после освобождения встают на агентурный учет. Не минула чаша сия и Пашу. Долгими сибирскими вечерами, попивая чаек с вареньем под завывания ветра над скованным морозом Иртышом, предлагал он мне всякие начинания. Поначалу предложил заняться заливами грязи на его дропов. Ну у меня конечно грязи не оказалось, откуда ей взяться у честного, отошедшего от дел, вебмастера. Мне даже интернет то в деревню не проводили, всемирную паутину я видел лишь сквозь щелочку gprs-модема. Товарищ был отправлен размышлять. Поразмыслив он озадачил встречным предложением — принять его грязь на моих дропов. Пришлось пояснить, что дропов я также не вожу, а ему проще наверно лить свою грязь на своих дропов, не вовлекая меня в блудняки. Вообще товарищ дальше одноклассников интернета не видел, поэтому его интересы к узкоспециальным темам вызывали некоторые подозрения. Давно протухшие темы со всякими звонилками и другие старые песни о главном последовательно отправлялись туда же — за ограду. Видимо, устав от такого непробиваемого негативизма, товарищ однажды зашел с козырей — предложил кинуть все омское УМВД через знакомого бухгалтера. Я, помнится, растерялся от такого смелого захода, промямлил, что областное УМВД вроде не совсем лохи и, протянув визитку моего юриста, посоветовал такие идеи сначала обсуждать с ним. На чем и порешили.

Часть 3. «Автолюбительская»

Сидеть за своим забором без интернета было скучно, поэтому я доставал президента (тогда Медведева) глупыми вопросами. Например, почему единственному государственному провайдеру так сложно провести 100 метров провода для интернета. В поисках ответа на этот вопрос я дошел аж до страсбургского суда. Или зачем среди белого дня, прям в центре города из окон Омского ФСБ падают сотрудники Омского ФМС. На последний вопрос ответ не был получен, ибо вскоре мой тойота-харриер решил на прямой дороге закрутиться волчком и поймать проезжавшего мимо таксиста. Похоже с этого завертевшегося харриера и передался крутящий момент, пустивший в разнос мой маленький, с трудом выстроенный, уютный мирок. Спустя пару месяцев встал я с койки на костыли и обнаружил себя, во-первых, водителем-алкоголиком, хотя и не пил на тот момент уже пять лет ничего крепче чая. Во-вторых, я оказался подозреваемым по уголовному делу, единственной потерпевшей была назначена моя жена. Предложения от меня и жены ментам отстать ибо ей надо сидеть с годовалым ребенком, а не мотаться по допросам, были проигнорированы и дело стало раскручиваться . Учитывая некоторый опыт в шитье дел я не мог не оценить целенаправленности его фабрикации. Было такое стойкое ощущение, что менты снова получили карт-бланш на беспредел от смежников, такой прям флэшбэк десятилетней давности. Через пол-года битвы с ветряными мельницами, сел я знакомиться с материалами дела и понял, что такое нести в суд нельзя. Нельзя, если только нет заранее уверенности в решении суда, а это дело просто видимость формальности. По всему выходило, что меня зачем-то хотят сделать невыездным. Ну и понятно первое, что я сразу сделал, проигнорировав подписанную госадвокатом вместо меня подписку о невыезде, покинул Омск. Но, имея протухший загранпаспорт, удалось уехать не очень далеко, только до Одессы.

Часть 4. «Одесские рассказы»

Через несколько месяцев, распродав непосильным трудом нажитое движимое и недвижимое имущество, в Одессу переехала жена [Лидия Макарова] с ребенком. Время проходило в поиске уютного будущего места жительства на берегу морька и запиливании проекта «РосПравосудие» в надежде поправить одноименную отрасль. Со временем проект «РосПравосудие» приобрел популярность и некоторые деятели стали именовать его своим творением (хотя я их рядом никого не видел когда его делал). Казалось, что щупальца Омска не могут перебраться через кордон. Омск явился в лице тещи. Теща, встав на путь сотрудничества с теми, кого она благоговейно считает «хозяевами жизни», ежедневными скайпобеседами и визитами, планомерно уговорила жену, похитив ребенка и остатки денег, скрыться в Омске. По пути она посдавала меня всем кому могла, сочинила гору исков ко мне и родственникам, вычистила все документы и рыжье с камнями из остававшегося в Омске сейфа. Даже последний холодильник умудрилась упереть. Холодильник это был перебор. Зачем «хозяевам жизни» мой холодильник? В то же время меня завалили заманчивыми предложениями возглавить разработку всяких «Омских облаков», участвовать в освоении многомиллионных гбшных инвестиций в развитие информационно-правовых систем и прочие кластера. Дружественные хозяева айти контор наперебой предлагали решение всех проблем в обмен на трудоустройство и подкрепляли предложения съемками кино «не пытайтесь покинуть Омск» с главным героем Вадиком . Встревоженные осведомленные друзья Глеб и Паша, аккомпанируя предложениям от бизнесменов, синхронно таскали ссылки на Путина «Важно создать такие условия, чтобы свои проекты эти люди воплощали именно у нас, на родной почве, в России ». Хотя все разительно отличалось от скорбных тем с дропами, я полагал что это лишь очередная, чуть более яркая замануха и, как оказалось, не напрасно.

Часть 5. «Квартирный вопрос»

Паша стал меня донимать по скайпу навязчивыми предложениями в своем стиле: «придумай что сделать с чистыми бланками свидетельств на Омскую недвижимость». К своему юристу я его посылать не стал (ибо мой юрист теперь стал наоборот не моим и пытался отжать недвижимость у родственников), просто постарался объяснить, что тут у меня в Одессе такой продукт не котируется вообще (от слова нихуя). Но товарищ был настойчив. Другой товарищ Глеб, из совсем другого края необъятной родины вдруг стал интересоваться деятельностью сбежавшей от меня жены — таскать ссылки на какие-то ее посты на форумах. Оно даже мне было не интересно, а уж какой интерес ему — совсем непонятно. В оконцовке он, видимо устав ждать пока я сам найду, притащил ее объявление о покупке квартиры, якобы на ворованные деньги, других то у нее нету. И тут пазл собрался — я должен был заинтересоваться тем как находят объявления бывшей жены (по номеру телефона), сам начать мониторить интернет, обнаружить объявление этой крысы и кинуть ее, продав квартиру с поддельным свидетельством собственности. После этой, даже без учета многих других подстав, стало понятно, что а-ля Омские прихваты никуда не делись и, похоже, никогда не денутся. Стало совсем скучно наблюдать за этим серпентарием, постоянно лезущим в мою жизнь.

Часть 6. «Дорожная»

В прошлом году вышла амнистия, устраняющая основания для моего уголовного преследования. Милиционеры, конечно, дело прекращать отказывались, в суды и прокуратуры моего представителя пускать перестали, но закон то есть. Посчитав, что за пол-года действия амнистии, дело по-любому должно прекратиться, я обратился за свежим загранпаспортом по месту нынешнего жительства — в консульство России во Львове. Все сроки прошли, а загранпаспорта нет . Якобы заявление проходит дополнительную проверку. Что еще проверять то? Все вроде уже ясно. Источник : Uncheck , 27.10.2014

0cc26ace12fa94c1a447f37188e594aa.jpeg
Диалог Вадима Тропникова и Глеба Суворова 
        • «Глеб Суворов врет как дышит с начала и до конца»

По существу инсинуаций Глеба Суворова. О том, что сайт РосПравосудие творение Суворова мы знаем со слов Глеба и его многочисленных интервью. Но фактически сайт не его, домен не его, сервер не его, скрипты не его. Изначальная идея тоже не его, раскопками судебной системы я начал заниматься еще в 2011 году. Из тех скриптов и вырос изначально мой сайтик РосПравосудие, первое время проект существовал и развивался на средства от продажи моих Омских запасов, затем начали появляться доходы. Суворов врет как дышит с начала и до конца. Суворов был пиарщиком и продажником за половину профита. Примазаться у него получилось, ибо находясь в розыске мне заниматься публичной деятельностью несподручно. Но пиарил он в основном свою сайку. А величие, обретенное после поездки по IVLP в штаты, не позволяло ему даже продавать рекламу на сайте. В результате денег не хватало даже на сервера. Устав держать днем и ночью эту конструкцию с документами в разы больше википедии и десятками хитов в секунду на одном сервере, я давно просил его заняться, наконец, продажами и/или дать мне отойти от дел. В ответ он кормил завтраками о поиске денег, но как теперь оказывается: “мы не посылали заявок по всей форме. Мне казалось некорректным обращаться к внешним источникам финансирования”. Суворов «продолжает считать, что брать деньги у иностранных государств на поддержку российского общественного сервиса РосПравосудие (тем более такого, тем более в такой момент времени) — плохая идея». Это тот Суворов, который рассылает письма с несуразными требованиями с мобилок с иностранным айпи. Это на то РосПравосудие, которое полностью создано и работало в Украине. Постоянно причиняло неудобства то, что Суворов играл в политику, прикрываясь моим сайтом. Например мне задали неудобный вопрос — что делают в топе друзей группы ВК росправосудия революционеры вроде Удальцовых и Пономаревых . Так как группа была полностью под контолем Суворова, то мне пришлось убрать ее виджет с сайта. Как потом выяснилось — Суворов скупал рекламу Вконтакте таргетированно для привлечения революционеров в группу, но мне врал что само так получилось. Приходилось браковать приносимые им коньюнктурные исследования вроде преступной роли социалок (в основном, Вконтакте ) накануне выхода Дурова из бизнеса . В общем постоянно приходилось уворачиваться от каких-то инициатив, имеющих мало отношения к анализу судебной системы. В принципе парень неплохо устроился, но он был предупрежден неоднократно, что это только до тех пор, пока мне не надоест. В результате когда РосПравосудие в очередной раз упало в 4 часа утра, оно было закрыто. То, что Суворов при этом остался не у дел, его внезапно смутило, ибо он сам начал верить в собственное вранье о том, что “проект его”. Видимо, набравшись у Навального пагубных привычек, Суворов начал обзывать меня наркоманом. Но, недоучившись на юрфаке до изучения статьи УК “Шантаж”, он перед этим за несколько дней прислал письмо, где требовал отдать ему все, что он возжелал. Тезис о наркомании он подтверждает философским постом на несуществующем бложике. Зачем-то Суворов врет, что я “в федеральном розыске за нанесение тяжких телесных повреждений”. Хотя ему отлично известно, что мы с женой [Лидией Макаровой] разбились на машине, она потерпевшая, а я обвиняемый, и дело это никому было не нужно, кроме гбни которая таким макаром пыталась гнуть меня на работу. Ну и самому Суворову принадлежит в этих постановах тоже не последняя роль. Вот небольшой предварительный инвестигейт Инсинуации Суворова распространяло не так много изданий Cреди них — slon.ru . В 2012 году в этом «слоне» утверждалось — «Портал «Росправосудие», созданный активистом Глебом Суворовым на деньги кудринского Комитета гражданских инициатив». «Слон» обозначает в своих партнерах телеканал «Дождь», о котором дискутируется аффилированность с тем же Кудриным Кудрин на своем сайте утверждает, что РосПравосудие это его проект . Вырисовывается заранее заготовленная попытка рейдерского захвата, сопряженная по ходу с другими составами преступлений. Но расклад все равно 50/50 толи либерал отжимает, толи его подставляют, отжимая от его имени. Источник: Uncheck , 30.01.2015

        • «Что же ты, крыса, не расскажешь?»

Не прекращаются инсинуации кровавой гбни насчет сайта РосПравосудие. Посмотрим как это видят журналисты: «За время, которое прошло с момента ухода «Росправосудия» в офлайн до его появления в Сети, Тропников поднял сервис на новом хостинге и переоформил на свое имя домены rospravosudie.com и rospravosudie.ru, которые до этого были, по словам Суворова, зарегистрированы на «левые» адреса. Таким образом, в его распоряжении остались лучшие домены проекта и его резервные копии, в то время, как его партнер лишился доступа и к админке действующего сервиса, и к бэкапам » И собственно агент Суворов, спорящий с анонимусом:

C6c65d5d1d1a76101dedc5becda4ec82.jpeg

 

А теперь давайте посмотрим как оно выглядит в документах:

Efcf0f4adc97d9a94166514be0f4692e.jpeg

Просмотреть в большем размере

Если бы там было написано «Suvorov», то все было бы понятно — домен «забрали». Если бы там было написано «Khodorkovsky», то тоже можно было бы понять — он известен воровством у самого себя. Но там написано «Tropnikov» — фамилия автора, создателя и владельца сайта «РосПравосудие» и этого блога. Дорогие спецслужбы, сайт это ни разу не нефть, а я ни разу не Ходорковский. Угомоните уже вашу агентуру, ибо следующая публикация будет про сервер. Источник : Uncheck , 18.02.2015

        • «За сервера платил я!»

— Тропников внезапно всплыл и рассказывает свою версию произошедшего, якобы ты был только наемным пиарщиком за 50% прибыли, как ты можешь это прокомментировать? — Печально, что приходится все это комментировать. Думаю, что любой хоть раз сталкивавшийся с подобными ситуациями все это слышал не один раз. Тем не менее, тезисно: 1. «Пиарщик за 50% прибыли» внезапно превращается в работодателя. «Коллега» 2 раза в месяц получал зарплату, снимая деньги с моей карточки, чему у меня имеются подтверждения в виде а) выписок с банковского счета б) его собственных слов в логах и почте. 2. За сервера платил я, чему у меня есть подтверждения в логах а) хостера б) банка в) пэйпала г) почте и переписке с. Я этот сервер заказывал и я его оплачивал, переписка с хостером о конфиге есть с августа месяца. 3. Рассказы про первоначальные раскопки это прекрасно, но есть логи. Я же не бегаю и не рассказываю что «нанял кодера, за зп, а он взбунтовался». Я честно говорю — вместе с «товарищем» делали сервис, чему у меня есть его собственноручное подтверждение , где он в 2012-м пишет, цитирую дословно: «Запилили тут с Глебом аналитический сервисок», в своем собственном блоге. 4. Подтверждение склонности “коллеги” к фантазиям выражено в неоднократной коррекции своих же собственных постов из 2012-го года . Думаю, что приведенных фактов [...] достаточно для обоснования «склонности к фантазиям» коллеги. 5. Я считал и продолжаю считать, что брать деньги у иностранных государств на поддержку российского общественного сервиса РосПравосудие (тем более такого, тем более в такой момент времени) — плохая идея. Сервис финансировался из российских источников. 6. По ситуации со стимуляторами коллега сам высказался в одном закрытом блоге . 7. И так далее со всеми остановками. Факты следующие: а) Товарищ в бегах и ему это нравится — от найденного мной хорошего адвоката отказался, от найденного мной местного правозащитника — отказался, от предложений со стороны других добрых людей (которых я ему находил) — неоднократно отказывался, предпочитая устраивать «цирк с конями». б) Снос РП был им продуман и подготовлен заранее — за месяц до события он поменял контакты и перевел почту с гугл для доменов на собственный сервер, заранее скачал бэкапы, заранее снял деньги с карточки и с вебманей, утащил ns—ы c амазона. в) Разговоры про «оно упало и я решил его удалить» опровергаются серверными логами и дальнейшим поведением — скрылся в неизвестности и писал письма про «мне просто все равно», но как только история была предана огласке — сразу “нарисовался” с “опровержениями” г) Письмо с “угрозами” содержит нецензурную лексику и поэтому я не стал его здесь публиковать, но в нем нет никаких угроз — только просьба вернуть доступ к серверу/тогда я еще не знал, что данные удалены и думал, что проблема только в ns—серверах/ и трансфернуть домен, что бы можно было хоть сообщение об ошибке показывать (письмо было опубликовано в “несуществующем”, желающие могут ознакомиться). Такая вот грустная история. Источник : Мedium , 03.02.2015

Ссылки

Источник публикации