«Новочеркасск? Казаки? Никакого гуманизма!»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Новочеркасск? Казаки? Никакого гуманизма!» FLB: На следующий день после расстрела стачки рабочие выполнили 150% нормы и просили, чтобы им разрешили бесплатно работать в выходные

" «Никакого гуманизма!» 50 лет назад забастовка рабочих Новочеркасска завершилась кровавым расстрелом «События, случившиеся в Новочеркасске полвека назад, вошли в историю как новочеркасский расстрел. В то время город был на голодном пайке. Ситуация была настолько драматической, что детям до трех лет молоко в молочной кухне выдавалось только два раза в неделю, и то по двести грамм . Причины такого отношения к новочеркассцам уходили в прошлое. Советская власть недолюбливала столицу донского казачества, которая во время Гражданской войны была центром белого движения. Да и в годы Великой Отечественной Войны город стал оплотом казачьего антисоветского движения под руководством походного атамана Донского войска полковника С.В.Павлова, который тесно сотрудничал с фашистами. Кроме того, именно в 1962 году СССР столкнулся с острым продовольственным кризисом . С продуктами было тяжко даже в областных городах. Детонатором недовольства рабочих Новочеркасского Электровозостроительного Завода первого июля 1962 года стал конфликт между сталелитейщиками и 45-летним директором завода Борисом Николаевичем Курочкиным. На заводе ускоренными темпами осуществлялась модернизация производства, с тем, чтобы перейти на выпуск электровозов переменного тока. Курочкина торопила Москва, и он, молодой директор, руководил предприятием жестко, не стесняясь на грубые выражения . В свою очередь рабочие относились к нему с недоверием и испытывали личную неприязнь из-за его хамского отношения к подчиненным. Почти все они жили в бараках. Кому удавалось снять комнату, отдавали по треть зарплаты, тогда как красный директор вел себя по-барски и жил в роскошной квартире. От безысходности в заводском коллективе процветало пьянство. Даже на работу многие приходили, хорошенько опохмелившись. Так уж случилось, что на конец мая 1962 года пришлось 30%-е снижение трудовых расценок в сталелитейном цехе, с одновременным повышением цен на продукты питания . Однако никто не помышлял о забастовке, и в то солнечное утро 1 июня сталелитейщики собирались кучками лишь с одной целью – поговорить о том, как жить дальше. В цех немедленно явился Курочкин. Он сразу же начал кричать на людей: «Не хватает денег на мясо и колбасу, ешьте пирожки с ливером» . Эта фраза вошла во все исторические очерки о тех кровавых днях. «Так он над нами еще издевается», - в ответ возмутились сталелитейщики. Фраза о ливерных пирожках сразу же облетела весь завод, и гудок из компрессорной, который был включен Виктором Власенко, был воспринят, как сигнал к остановке работы. Вскоре появились и другие требования. Позднее, отвечая на вопросы следователей, рабочие говорили, что хотели только одного, чтобы хама-директора убрали с завода . Рабочие вышли на площадь перед заводоуправлением, по краю которой проходила железная дорога. Вскоре на устах у всех появилось слова «забастовка». Заводской художник-оформитель В.Д. Коротеев написал два плаката «Нам нужны квартиры» и «Мясо, масло, повышение зарплаты» . Забастовщики перекрыли движения по железной дороге и остановили поезд «Саратов-Ростов». Прибывшие на грузовиках из соседних Шахт милиционеры спешно ретировались, когда огромная толпа двинулась на них. На тепловозе поезда появилась надпись «Хрущева на мясо» . К этому времени среди рабочих было много пьяных. Вскоре появились и люди в штатском, но на них никто не обращал внимания. Люди ждали переговорщиков со стороны властей, надеясь быть услышанными. Они считали, что такое отношение к ним является результатом преступного руководства Курочкина и местных властей. Директор НЭВЗа сразу же сообщил о стачке в Москву и особо подчеркнул антисоветский характер выступления рабочих, которые срывают выполнение важнейшего государственного задания. Уже в 10 часов 1 июня утра Хрущев узнал о протесте элекровозостроителей. «Новочеркасск? Казаки? Никакого гуманизма», - распорядился он . Весь день прошел в непонятных телодвижениях властей. Скучное и равнодушное выступление первого секретаря Ростовского обкома КПСС Басова с балкона заводоуправления, пугливые милиционеры, братание с солдатами Новочеркасского гарнизона, - всё это настраивало забастовщиков на решительность. На следующее утро, 2 июня, ситуация резко изменилась, появились вооруженные солдаты. «Они хотят заставить нас работать под дулами автоматов» , - таким был общий настрой. Стало известно, что ночью произошли аресты. И это известие подлило масло в огонь. Опять-таки, как и днем ранее, среди рабочих было много пьяных. Собравшись в огромную толпу, заводчане двинулись в город. Мост через реку Тузлов, соединяющий промышленный район с центральным, был блокирован танками и шеренгой солдат. Но группа агрессивно настроенных женщин прорвала оцепление. На другой берег люди перебирались вброд. Впрочем, сами солдаты не предпринимали никаких действий, чтобы остановить рабочих. Несмотря на обилие солдат, никто и предположить не мог, что митинг закончится трагедией. Всё пространство на площадях Ленина и Карла Маркса было заполнено людьми. Над ними возвышалась огромная фигура вождя, установленная на пьедестале ранее демонтированного памятника Матвею Платову. Ленин «смотрел» на людей вполне доброжелательно и рукой указывал на главный водочный магазин города. «И это правильно», - шутили демонстранты. Особенно много было детей и студентов. Перед зданием горкома, да и в самом здании, расположились солдаты, в основном неславянской национальности. Женщины требовали, чтобы их пропустили в здание, но военнослужащие грубо отталкивали их. Шли разговоры, что в горкомовском буфете по низким ценам продается колбаса, сыр, сигареты. Неожиданно танк, стоящий на площади, сделал холостой выстрел, после которого события начали развиваться с огромной скоростью. Толпа ринулась в горком и захватила здание. С его балкона сбросили портрет Хрущева и стали разбрасывать конфеты и продукты питания, захваченные в буфете, с криками «вот, что они едят» . Прозвучал призыв идти в горотдел милиции, чтобы освободить товарищей, арестованных ночью, и многие из тех, кто последовал призыву, вскоре сами оказались в камерах. Сразу же началась стрельба из автоматов по демонстрантам. Вопрос, был ли приказ или огонь на поражение начался, когда забастовщики пытались отнять оружие у солдат? – до сих пор остается открытым. Официальные документы, ставшие в наше время достоянием гласности, говорят, что первопричиной «Новочеркасского расстрела» явились действия «погромщиков». Так, расследование показало, что «один из рабочих выхватил оружие из рук рядового 505-го полка внутренних войск Репкина с целью стрельбы по военнослужащим и был убит солдатом Азизовым, который произвел очередь из автомата». Толпа была настолько плотной, что вместе с нападающим погибли еще четверо его товарищей . По рассказам новочеркассцев, после этого началась активная стрельба на площади. Очевидцы рассказывают, что сначала дали предупредительные выстрелы над головами митингующих, по деревьям, с которых «посыпались» убитые дети. Одновременно снайперы, сидящие на крыше горкома, уничтожили наиболее активных демонстрантов . Люди в безумном страхе ринулись в разные стороны. По официальным данным, погибли 26 человек, 87 были ранены, 240 - задержаны. Семь из них впоследствии – расстреляны. Это Александр Зайцев, Андрей Коркач, Михаил Кузнецов, Борис Мокроусов, Сергей Сотников, Владимир Черепанов, Владимир Шуваев. Еще 105 забастовщиков по суду получили разные сроки заключения - от 10 до 15 лет с отбыванием в колонии строгого режима . Практически со всеми рабочими заводов, которые участвовали в этих событиях, встречались следователи. Если человек не попал в «черный список», то беседа сводилась к следующему диалогу. - «Вы против советской власти?» - «Я за советскую власть». - «Вы имеете претензии к советской власти?» - «Нет, всё хорошо». - «Вы будете работать?» - «Да, я буду работать». На следующий день рабочие выполнили 150% нормы и просили, чтобы им бесплатно разрешили отработать выходные. Правда и трагедия тех дней заключалась в том, что забастовщики действительно были за Советскую власть. Они шли на демонстрацию с коммунистическими лозунгами и портретами Ленина . Однако власть даже думать не хотела о том, что кто-то может требовать больше, чем им предлагают сверху. С приходом к власти Леонида Ильича Брежнева в Новочеркасске нормализовалось обеспечение продуктами питания и началось активное жилищное строительство . Но среди новочеркассцев, особенно старшего поколения, сохранились горькие чувства о несправедливости, содеянной теми, кого называют властью». Александр Ситников, «Свободная пресса»"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации